СТЕНОГРАММА ЗАЩИТЫ КАНДИДАТСКОЙ ДИССЕРТАЦИИ

 

Стенограмма с защиты

StenogrameПишущая машинка «Любава». Автор: Артём Ракитянский. Фото с портала ru.wikipedia.org

Многое соискатели не знают, как вести себя на защите диссертации, как выступать, как отвечать на вопросы оппонентов. И именно поэтому портал PhDRu продолжает публиковать заметки про защиту кандидатской диссертации.

Итак, на этот раз заметка про одну не очень примечательную защиту одной халтурной диссертации, которая состоялась лет пять назад. И, собственно, это не заметка, а выдержки из стенографического отчёта заседания диссертационного совета…

Стенографический отчёт
ЗАСЕДАНИЕ
ДИССЕРТАЦИОННОГО СОВЕТА ХХХ
25 января 2007 года
[Приводится в сокращённом варианте]
Повестка дня:
Защита диссертации на соискание учёной степени
кандидата наук.
 
[…] ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
г-н соискатель, Вам предоставляется слово для изложения основных положений диссертации.
Соискатель
Уважаемый председатель диссертационного совета!
Уважаемые члены диссертационного совета!
Представляю Вашему вниманию диссертацию на соискание учёной степени кандидата XXX наук. Тема диссертации ― «XYZ». Диссертация выполнена на кафедре «XYZ» как-бы-вузика в центре города по специальности 00.00.00 ― «диагноз».
Диссертация состоит из введения, двух глав (семи параграфов), заключения, списка источников и литературы и приложений…
Данное диссертационное исследование посвящено …
Актуальность выбранной темы исследования определяется тем, что […] Целью диссертации является […] Объектом исследования является […] Предметом исследования является […] Хронологические рамки диссертационного исследования включают период …
В основу диссертационного исследования положен принцип изучения и обобщения фактического материала относительно […] Информация, которая использовалась в данной диссертации, была получена на основе анализа документов и прессы, результатов опросов общественного мнения (выборочные исследования). Источниковой базой диссертации стали …
В диссертации были использованы наработки и развиты идеи российских и зарубежных авторов относительно […] Следует отметить, что многочисленным публикациям исследователей присущ значительный диапазон мнений при освещении отдельных аспектов […] Однако в большинстве работ не используется комплексный подход к изучению роли … Причина недостаточного внимания к […] обусловлена тем, что …
Предпринятое мною исследование является первым комплексным исследованием в таком роде применительно к изучению […] Научная новизна исследования определяется недостаточной изученностью […] Целый ряд приводимых в диссертации неизвестных и малоизвестных фактов характеризует исторические истоки и логику развития …
В диссертации утверждается, что […] Исследование, осуществлённое в рамках диссертации, позволяет подвести следующие итоги …
1. …
2. …
3. …
4. …
5. …
6. …
Подводя общий итог сделанным в диссертационном исследовании выводам, следует отметить …
И в заключении, несколько слов о практическом значении диссертационного исследования. Материалы и обобщения, содержащиеся в диссертации, могут быть полезны для […] Материалы диссертации могут также послужить основой для подготовки аналитических сообщений, учебных пособий и специальных курсов в вузах […] Основные результаты диссертационного исследования были представлены на лекциях и практических занятиях, конференциях и семинаре.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Какие вопросы будут к соискателю у членов совета? Пожалуйста
Член совета XХХ №1
Вы сказали, что Ваша работа основывалась на около 80 источниках. На какие группы Вы могли бы разделить и на какие обратили внимание?
Соискатель
Во-первых […], во-вторых […], в-третьих …
Член совета XХХ №2
У меня два вопроса. Уточните, пожалуйста, категорию «дипломатический механизм», которую Вы очень часто употребляете в своей работе? Это первый вопрос. И второй вопрос. Поясните, что Вы имеете в виду, когда утверждаете, в частности, в автореферате, что военные соединения армии флота США [Примечание Hulio: sic!] готовы в любое время выполнить политические задачи?
Соискатель
Что касается «дипломатического механизма», то под ним подразумевается совокупность средств, которыми обладает дипломатическая служба США и Госдепартамент. А почему я выбрал такое расплывчатое определение в диссертации ― поскольку очень многие дипломаты занимали ответственные посты, как в Госдепартаменте, так и на дипломатической службе, т.е. в определённый момент карьеры они были дипломатами, а в другой момент карьеры они были представителями Госдепартамента США. Именно поэтому я дал такое определение.
А что касается второго вопроса, то в данном случае речь идёт о первом параграфе первой главы, и там рассматривается геополитическое значение Ближнего Востока и вообще ближневосточного конфликта для США. И там указывается, что Ближний Восток является весьма интересным регионом для США с точки зрения экономики, с точки зрения геополитики и поэтому, конечно, американские военные соединения готовы оказать своё влияние в этом регионе, и, разумеется, способны подавить любую угрозу и вызов своему могуществу.
Член совета XХХ №3
В автореферате на стр. 8 «Объект и предмет исследования». По тексту: «…объект — практическое участие дипломатического механизма в урегулировании современного регионального конфликта». Это в продолжение того вопроса, который только что прозвучал у члена совета XХХ №2.
Дальше идёт текст по предмету. И предметом является «роль дипломатического механизма США в мирном урегулировании…» и далее по тексту. Я понимаю дипломатический механизм США, но здесь «дипломатический механизм» в первом случае при формулировке объекта не ограничен. Соответственно, в каком контексте это следует употреблять? И целый ряд формулировок, и этот «дипломатический механизм» вообще нельзя ли его конкретизировать относительно объекта?
Соискатель
Когда я определял объект исследования, то я исходил из концепции регионального конфликта как более широкого понятия.
А что касается предмета исследования, то я сузил применение участия дипломатического механизма США до конкретного регионального конфликта – до арабо-израильского конфликта, и в данном случае имел в виду то, что я рассматриваю участие в конкретном региональном конфликте.
Член совета XХХ №3
В первом случае участие «дипломатического механизма» какого? Вы считаете, что есть «глобальные дипломатические механизмы», «макрорегиональные дипломатические механизмы»?
Соискатель
В данном случае объект исследования подразумевал ещё общетеоретические аспекты влияния «дипломатического механизма» на процесс урегулирования регионального конфликта и влияние глобальных держав на урегулирование регионального конфликта. В данном случае положения исследования применимы практически для многих региональных конфликтов и результаты исследования могут быть полезны для дипломатов других региональных и глобальных держав, в том числе и для российских дипломатов.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Есть ли ещё вопросы к соискателю у членов совета? (Нет вопросов)
Слово предоставляется научному руководителю …
Научный руководитель соискателя
[Примечание Hulio: и тут подоспела кавалерия – стандартные шаблоны и фразы упускаются] […] Я думаю, что диссертация обогащает политическую науку, теорию и практику, теорию международных отношений, историю международных отношений рядом новых взглядов на традиционно важные для теории и практики проблемы.
Диссертант проявил очень большую научную скрупулёзность в работе над диссертацией. Он подготовил текст, который пришлось очень серьёзно и значительно сокращать, и даже при этом он ещё умудрился его совершенствовать в плане источниковедческой базы. Надо сказать, что работа над диссертацией затянулась, она бы могла пройти гораздо быстрее, если бы не его научно-исследовательская добросовестность. Но эта добросовестность ему обошлась в какой-то степени, грубо говоря, боком, потому что пока он работал над диссертацией, ВАК стал ужесточать свои требования [Примечание Hulio: ВАК-статья для соискателей учёной степени кандидата наук]. Но соискатель сумел с успехом справиться со всеми вызовами, которые появились перед ним в прошлом году. В итоге, он сумел выйти на защиту и успешно дошёл до этого рубежа. Я думаю, что диссертация солидная во всех смыслах, и я призываю совет поддержать соискателя и проголосовать за присуждение ему учёной степени кандидата политических наук.
УЧЁНЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Есть ли ещё вопросы к соискателю у членов совета? (Нет вопросов)
В качестве ведущей организации выступает …Отзыв подготовлен …
(Оглашается отзыв ведущей организации. Отзыв положительный).
На автореферат диссертации соискателя поступили два положительных отзыва […] Замечаний нет. (Делается обзор отзывов).
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
г-н соискатель, Вам предоставляется слово для ответа на замечания, содержащиеся в отзыве ведущей организации.
Соискатель
В целом я очень благодарен за столь хороший отзыв, но позволю себе ответить на замечания.
В отзыве указано, что несколько преобладает описательный метод в работе. На самом деле я поспорил бы с этим утверждением, поскольку при написании применялась большая совокупность методов, а именно: метод системного анализа, историко-описательный метод, метод сравнительно-сопоставительного анализа и диалектический метод.
Далее, что касается второго замечания насчёт чрезмерного размера первого параграфа второй главы […] где оценена роль […]. На самом деле, в этом направлении […] происходило очень большое количество событий […] и поэтому именно из того обилия фактического материала невозможно было как-то сократить, поскольку если бы я исключил какие-то моменты, то погрешил бы против исторической истины […]
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Переходим к отзывам официальных оппонентов. В связи с тем, что официальный оппонент №1 по уважительной причине не сможет присутствовать на данном заседании и совета, слово предоставляется учёному секретарю для оглашения отзыва официального оппонента.
УЧЁНЫЙ СЕКРЕТАРЬ
(Оглашает отзыв. Отзыв положительный).
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
г-н соискатель, Вам предоставляется слово для ответа на замечания, содержащиеся в отзыве официального оппонента.
Соискатель
Во-первых, хочу поблагодарить официального оппонента №1 за столь лестный отзыв. Я попытаюсь ответить на некоторые замечания, которые были озвучены.
Начну с того, что очень многие высказывания, хотя они кажутся банальными, они не являются банальными как таковыми [Примечание Hulio: соискатель был обвинён в «банальности»: «в тексте немало цитат, которые не несут смысловой нагрузки»]. Когда я говорил, что «ближневосточный конфликт многопланов», это как раз звучало в первом разделе первой главы, то имелось в виду, что ближневосточный конфликт многомерен, существует множество аспектов конфликта и урегулирование только арабо-израильского конфликта не решит многочисленные проблемы Ближнего Востока. Более того, сам арабо-израильский конфликт подразделяется на множество факторов, в которых переплетены политические, религиозные, экономические противоречия, конфликты связанные с окружающей средой. Это имелось в виду в данном утверждении и в данном утверждении я просто ссылаюсь на экспертное мнение одного европейского учёного.
Что касается ссылки на Джефферсона в качестве первого секретаря, то в данном случае я цитировал работу оппонента №1, которая показалась ему слишком банальной.
Что касается замечания насчёт третьего параграфа [Примечание Hulio: где соискатель был также обвинён в «банальности» и в том, что «в диссертации содержится подробное изложение и объяснение функций Госдепартамента США, этот текст занимает 16 страниц диссертации, он имеет хрестоматийный характер и в исследовании подобного рода не уместен»], то осмелюсь указать, что в этом параграфе рассматривались не только функции Госдепартамента США, но и ещё многочисленные проблемы, и те глобальные вызовы, с которыми сталкиваются Госдепартамент США и дипломатическая служба. Это управление информационными продуктами и реструктуризация, которую претерпел Госдепартамент, это падение престижа дипломатической службы США, на что жалуются очень многие дипломаты, и, собственно говоря, угроза безопасности дипломатам. Т.е. все эти положения нашли своё отражение в последующих разделах диссертации. Поэтому я бы сказал, что этот раздел носит не только теоретический, но и прикладной характер. Т.е. на основе опыта Госдепартамента, как он справляется с проблемами (вызовами) современных международных отношений, можно спрогнозировать развитие других дипломатических служб и других внешнеполитических ведомств. Фактически некоторые положения могут быть полезны даже для российских дипломатов.
Что касается противоречий Госдепартамента и Пентагона [Примечание Hulio — оппонент написал следующее: «в диссертации содержится интересный анализ противоречий между Госдепартаментом и Пентагоном по проблемам политики США на Ближнем Востоке, однако причины этих противоречий остаются неясными»], то речь идёт о неком параграфе из четвёртого раздела первой главы, то там подразумевается, что противоречия между представителями Госдепартамента и Пентагона в отношении арабо-израильского конфликта обусловлены тем, что внешнеполитическое ведомство вынуждено взвешивать и оценивать более широкие американские интересы, в том числе интересы нефтяных компаний, в том числе и интересы американского бизнеса, которые весьма зависят от стабильности в ближневосточном регионе, в то время как Пентагон ориентируется на Израиль как стратегического союзника США и склонен занимать более произраильскую позицию, поскольку в Пентагоне осознают, что более верного союзника США, чем Израиль на Ближнем Востоке, к сожалению, нет.
И далее я позволю себе не согласить с оппонентом №1 о профессионализме американских дипломатов [Примечание Hulio — оппонент написал следующее: «трудно согласиться с утверждениями типа “у представителей Госдепартамента не было достаточного опыта в решении и ближневосточных проблем” (стр. 78). Дипломатический корпус США состоит из высокопрофессиональных специалистов, знатоков своего дела»], поскольку даже на странице, которую цитирует оппонент №1, указано что госсекретарь У. Кристофер и остальные американские дипломаты, за исключение Э. Джереджана, имели либо отрицательный опыт урегулирования ближневосточных дел, т.е. сам Кристофер был причастен к безуспешным переговорам об освобождении иранских заложников (американских заложников в Иране). Это в 1979-1980 гг. И, таким образом, в начале 90-х годов, как и в последующие годы, американские дипломаты не имели чёткой концепции в отношении урегулирования ближневосточного конфликта, а руководствовались лишь идеями об имперской гегемонии США и некими представлениями о том, что если насадить американские ценности конфликтующим сторонам, и если усадить конфликтующие стороны за стол переговоров, то они непременно придут к какому-то приемлемому решению, но такого не произошло.
Что касается раздела параграфа, в котором уделено внимание лоббистам [Примечание Hulio: оппонент написал в отзыве, что «роли произраильского лобби и самой мощной организации еврейской общины AIPAC в диссертации следовало бы уделить гораздо больше внимания»], то, как раз в моей работе развенчивается миф об американском лобби (о произраильском лобби) и развенчивается миф о влиянии произраильского лобби на внешнюю политику США и влиянии на дипломатические инициативы США.
Что касается замечания о Ближнем Востоке как источнике угроз для США [Примечание Hulio: оппонент заметил, что «С окончанием “холодной войны” Ближний Восток из арены сдерживания Советского Союза превратился в источник реальных угроз для США. Эта новая ситуация принесла дополнительные затруднения для американской дипломатии, что потребовало значительной перестройки методов решения ближневосточного конфликта. Если бы автор уделил внимание этому обстоятельству, то его работа, безусловно, приобрела бы ещё более значимый характер»], то позволю себе отметить, что в начале 90-х годов отношение к Ближнему Востоку было гораздо более радужным. Более того, возлагались большие надежды на урегулирование старых затяжных конфликтов. К сожалению, американские дипломаты не смогли оправдать эти надежды и в этом заключается ещё одна их ошибка.
Что касается журнала Форейн Аффайрс [Примечание Hulio: соискатель был обвинён в том, что «уделил явно недостаточно внимания такому авторитетному журналу, как Foreign Affairs, на страницах которого публикуется множество интересных и полезных исследований видных американских теоретиков и дипломатов — специалистов по Ближнему Востоку»], то в диссертации упомянуты две статьи. А в остальном я позволил себе исключить многие статьи Форейн Аффайрс из диссертации, поскольку многие статьи, опубликованные в Форейн Аффайрс, содержат, скорее, не научные, а оценочные суждения, поэтому решил их исключить из текста диссертации.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Слово предоставляется официальному оппоненту №2.
Оппонент №2
(Оглашает отзыв. Отзыв положительный). [Примечание Hulio: при этом оппонент №2 отметила среди прочих мелочей, что я неверно написал в диссертации два французских выражениях — infante terrible вместо infant terrible (стр. 43 в диссертации и стр. 16 в автореферате) и raison d`estat вместо raison d`etat (стр. 55 в диссертации) — на что учёный секретарь ехидно воскликнул «дважды!!!»; «некорректным с точки зрения норм русского языка представляется написание слов «госсекретарь» и «президент» с заглавных букв, как это принято в англоязычных источниках; а также то, что структура Госдепартамента США приводится в приложении 1 на английском языке»]. Кстати, последнее замечание насчёт англоязычного приложения было ложь, 3.14здёжь и провокация, так как это только «диссертация пишется на русском языке» (пункт 8 «Положения о порядке присуждения ученых степеней», утв. Постановлением Правительства РФ от 20 июня 2011 г. N 475), а в Приложениях можно невозбранно размещать тексты и прочее даже на суахили. При этом оппонент №2 отметила, что «при анализе израильско-иорданских мирных переговоров (во втором параграфе второй главы), диссертант не рассматривает внутриполитический кризис в Иордании, который явился одним из наиболее мощных стимулов для заключения мирного договора 1994 г. и, на мой взгляд, в данном случае недооценивает роль американской дипломатии в этом процессе». «Косяк» был налицо и соискателю пришлось энергично отбрыкиваться:
Соискатель
Во-первых, хотел бы поблагодарить оппонента №2 за столь лестный отзыв и попытаться ответить на некоторые замечания.
Насчёт роли Госдепартамента и дипломатической службы США в урегулировании иордано-израильского конфликта (иордано-израильских переговоров). Здесь необходимо отметить, что в 70-х годах король Хусейн смирился с тем поражением, которое ему было нанесено в войне 67-го года. И уже в 87-м году, когда началась интифада на «территориях», он отказался нести ответственность за происходящее на западном берегу реки Иордан. Более того, когда начались внутриполитические проблемы в Иордании, и поскольку было подписано Осло-1 (соглашение между израильтянами и палестинцами), то он поспешил избавиться от ответственности за происходящее и просто закрепил существующее положение вещей, а именно: этим соглашением 1994 между Иорданией и Израилем была определена граница между Иорданией и Израилем. Т.е. фактически по той линии, когда она была закреплена во время войны 67-го года с небольшими изменениями в пользу Иордании. Но эти изменения были незначительны.
Что касается роли дипломатов США в этом процессе, то я считаю, что она была незначительна, поскольку обе стороны были готовы заключить мир, и, когда было подписано соглашение в Осло с палестинцами, то у короля Иордании были развязаны руки заключить этот договор, не опасаясь покушения на свою жизнь, не опасаясь окончить свою жизнь также как король Абдалла, который был убит в Иерусалиме террористами. Если бы результаты иордано-израильских переговоров сложились как-то иначе, то Иордании была бы передана какая-то большая территория или Хусейн был бы назначен хранителем святых мест в Иерусалиме, то конечно, можно было бы предполагать, что в этом какую-то роль сыграли американские дипломаты. Однако, переговоры завершились так, как они должны были завершиться.
Что касается американской помощи Иордании, то она совершенно незначительна, экономическая помощь была чуть более 100 млн. долл. Помощь небольшая для Иордании, эту помощь американские дипломаты обещали ещё во время созыва на пресс-конференции в 92-м году, часть передали – чуть более 100 млн., и на этом политика «пряника» по отношению к Иордании закончилась. Поэтому я чрезвычайно умеренно отозвался о роли американских дипломатов на иордано-израильском направлении ближневосточного процесса и в иордано-израильских переговорах.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Оппоненту №2, Вы удовлетворены ответами соискателя? (Вполне)
Переходим к свободной дискуссии. Кто хотел бы принять участие в свободной дискуссии из членов совета, присутствующих?
Член совета XХХ №1
Уважаемые члены диссертационного совета!
Сегодня нашему вниманию предоставлена очень интересная диссертация, которая отражает то значение, которое имеет ближневосточная проблематика в сегодняшней науке, в общественно-политическом развитии, в развитии геополитических процессов в данном регионе и вокруг него. На мой взгляд, действительно производит впечатление широта авторского подхода к исследуемому материалу, и не случайно я просил уточнить соискателя поделиться с нами более подробно об источниках, использованных им.
Работа, которая вынесена сегодня на обсуждение, действительно представляет немалый вклад в изучение столь сложной проблемы, как ближневосточное урегулирование, в частности роли в ней так называемого дипломатического механизма США.
Мне кажется, что в целом вывод, к которому приходит автор в завершении своей работы, вывод связан с тем, что общий процесс урегулирования невозможен без активного подключения таких видных акторов, как дипломатические, политические службы Евросоюза, более активного участия и политических, дипломатических служб России, а также региональных дипломатических представительств. Этот вывод не вызывает сомнения. Я хотел ещё раз подчеркнуть хороший уровень представления работы, который вполне отвечает требованиям, предъявляемым ВАК.
В качестве определённого замечания хотел бы здесь высказать соображения следующего рода. После знакомства, может быть, не вполне глубокого, с материалами диссертации у меня складывается впечатление, что соискатель обращает внимание на роль дипломатического аппарата и административных служб США. Тем не менее, не отмечает ещё один важный момент, связанный с тем, что позитивная роль дипломатического аппарата США, также как политической структуры Европы, так и России, невозможна без взаимной реакции со стороны политических кругов Израиля, так и со стороны политических кругов других стран региона, вовлечённых в ближневосточных конфликт. Вот это обстоятельство, которое автор затрагивает очень поверхностно, на самом деле скрывает под собой один из важных моментов в ближневосточном урегулировании. Эффективность американской политики и дипломатии на Ближнем Востоке, по сути, невозможна без отклика со стороны, скажем контрагентов политических, дипломатических. В данном случае, как Вы знаете, нередко действия американских дипломатических служб наталкиваются на непонимание, а часто и на игнорирование со стороны руководства Израиля, также как и со стороны других ближневосточных стран. Этот аспект следовало бы учесть. В данном случае у автора имеются очень хорошие возможности для того, чтобы в дальнейшем изучить этот вопрос с использованием уникального материала, который имелся у него […] Я бы хотел обратить внимание на этот момент, поскольку, повторяю, в урегулировании определённый компромисс возможен только в условиях определённой реакции и учёта мнения двух сторон.
Приписывать все неудачи ближневосточной политики лишь провалу политики (стратегии) американской дипломатии здесь далёко не вполне реально. Поэтому хотелось бы, чтобы материал диссертации в будущем, в подготовленной монографии, роли израильской дипломатии в регионе, роли дипломатических, политических служб других ближневосточных стран, вовлечённых в конфликт, уделялось бы больше внимания.
А в целом я считаю, что работа действительно заслуживает высокой оценки, и мы можем высказаться в её поддержку как достойной работы, представленной на соискание учёной степени кандидата наук. Спасибо.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
Есть ли ещё желающие выступить в дискуссии? (Нет желающих)
Соискатель, Вам предоставляется заключительное слово.
Соискатель
Я благодарю члена совета XХХ №1 за высказанные замечания. Хочу подчеркнуть, что в автореферате я сократил эту часть о контрагентах США на Ближнем Востоке, но в диссертации они приведены более подробно, во-первых, в контексте с публичной дипломатией США, т.е. как американские дипломаты и как подразделения (структурные подразделения) Госдепартамента с какими препятствиями сталкиваются, пропагандируя внешнеполитические и дипломатические инициативы США. Во-первых, здесь сказывается многолетнее сотрудничество США с Израилем. Разумеется, данный факт действует не в пользу США, во многих странах ближневосточного региона и во многих странах исламского мира США рассматривается как держава, запятнавшая себя сотрудничеством с Израилем.
Второй момент, который мешает дипломатам США осуществлять свои инициативы, это тот факт, что сначала 90-х годов политические деятели США стремятся переложить бремя расходов на мир, т.е. финансовую помощь, которая оказывается сторонам, заключившим мирное соглашение, на страны ЕС, Японию, страны Персидского залива и других спонсоров. Могу привести, что из двух млрд. долларов, которые обещали США Палестинской автономии, было перечислено всего 500 млн., да и то они осели в карманах Арафата, а остальные деньги перечислены ЕС, из Японии и стран Персидского залива. Т.е. отношение к США обусловлено тем, что США рассматриваются как лицемерный посредник в конфликте, склоняющийся на сторону Израиля и, во-вторых, многие арабские политики понимают, что могущество США весьма ограничено, хотя американские политики и дипломаты полагают, что Америка как империя может позволить себе многие внешнеполитические инициативы, в том числе и военные, но, на самом деле, могущество США весьма ограничено.
В заключение я хочу поблагодарить всех членов диссертационного совета и присутствующих за внимание, проявленное к моей работе. Благодарю всех Вас за то, что Вы пришли на мою защиту, и, разумеется, я приму во внимание все замечания. Попытаюсь исправить свой французский и приму к сведению остальные замечания, попытаюсь сделать наработки в следующих публикациях. Спасибо большое.
 

В итоге, при проведении тайного голосования диссертационный совет ХХХ в количестве 19 человек (из них 5 докторов наук по специальности рассматриваемой диссертации), участвовавших в заседании, из 24 человек, входящих в состав совета, проголосовал:
— за – 17;
— против – 2;
— недействительных бюллетеней – нет.

А апосля состоялся убогенький банкетик

©

просмотров: 500
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом