LESBIAN PhD STUDENT

 

Как Маша стала аспиранткой-лесбиянкой

   Недетская заметка

[Рассказ является вымышленным. Все совпадения считать случайными.]

I kissed a girlЗакончив школу с углублённым изучением английского языка, Маша решила поступить на «бюджет» факультета искусств и гуманитарных наук «девичьего института», на программу «Социология и социальная антропология». Родные пытались её отговорить от этой затеи, мол, «если ты не найдёшь себе богатого жениха, то после того, как ты выйдешь из института, ты только и сможешь, что взвешивать конфеты в супермаркете у дома». Но Маша закатила пару истерик со скандалами и родные сдались.

 

В типовузике она поняла, что псевдоамериканское гуманитарное либеральное образование не даёт конкретной специализации и точного понимания того, как строить свою карьеру, но оно делает тебя открытым всему новому и учит тому, что на одно и тоже можно смотреть по-разному. Получив американский и российский диплом бакалавра, работу она так и не нашла, зато поступила в магистратуру, на социологический факультет университета, на кафедру культурной антропологии. Принца на «белом мерине» ко второму курсу магистратуры он так и не встретила, и в какой-то момент ей казалось, что «предки» были правы насчёт супермаркета…

Но потом вдруг всё как-то закрутилось, и после окончания магистратуры Маша не только поступила в аспирантуру на ту же кафедру, но и устроилась по рекомендации подруги в компанию «Ушлый консультант» менеджером-консультантом по образовательным программам проекта «Образование в индустрии гостеприимства». Несмотря на такое солидное название, Маша работала обычным head hunter`ом — «охотником за головами». Зарплата у неё была небольшая, зато компания оплачивала командировки Маши в провинциальные городишки этой страны, где она знакомилась c девицами-студентками с филологических факультетов и набирала очередную «партию» для «стажировок» за рубежом. «Кандидаткам на стажировку» оформляли студенческую Шенгенскую визу для «прохождения практики и тренингов» в «индустрии гостеприимства». За каждую девицу со знанием иностранного языка Маша получала по 50 баксиков, а так как из каждой командировки по захолустьям она привозила по две-три дюжины анкет с фотками в бикина потенциальных «практиканток», то на жизнь она не жаловалась. В общем, как считала сама Маша, то чему она научилась, ей, можно сказать, пригодилось, и работала она, так сказать, практически по профессии.

Однако через некоторое время, к концу первого года обучения в аспирантуре, постоянные разъезды по медвежьим углам этой страны порядком надоели Маше, да и девиц-филологов, желающих «попрактиковаться» в европейских гостиницах находилось всё меньше и меньше. Кроме того, у компании начались проблемы с конкурентами, и как следствие, с «органами». И вот однажды кафедральная лаборантка со смехом передала Маша объявление, пришедшее на кафедральную электронную почту из одного американского университета, расположенного на Восточном побережье США. На факультете уже давно практиковались всевозможные совместные магистерские и докторские гендерные и прочие программы (MA and PhD in Comparative Gender and Sexuality Studies) по обмену студентами, но эта была особенная, лесбо-геевская программа (Lesbian, Gay, Bisexual, Transgender, Transsexual Queer — LGBTQ — Studies) на одну из модных тем: избыточного веса, а попросту ожирения, среди американских лесбиянок. Как объяснила лаборантка, которая также работала куратором программ международного обмена, после того как отделению социологии и антропологии американского университета перепал жирный грант, внезапно потребовались многочисленные «негры-социологи» с хорошим знанием английского языка, способные «правильно» разгребать и интерпретировать десятки тысяч анкет. «Если найдутся желающие, то проблему с приглашением и визой они быстро решат. Вот только предлагается обучение по программе докторантуры, а со степухой у них туго», ― добавила лаборантка. Недолго поразмыслив, Маша решилась. Собрав в тот же день пару рекомендаций и, недолго думая, написав эссе на тему «How do I get a PhD in LGBTQ Studies in Anthropology?», Маша и лаборантка к вечеру отослали письмо. И уже в конце августа Маша стала аспиранткой американского университета…

Почти каждый день Маша набивала на компе данные и информацию с анкет и опросников, и несколько раз в неделю посещала университетские лекции и семинары. Про её диссертацию с ней пока никто не разговаривал, да и Маше самой было не до диссера ― стипендия была настолько мизерной, что после всех расходов на проживание и питание, у неё практически ничего не оставалось. Однажды Маша невзначай поплакалась на нехватку баксов ушлой аспирантке-китаянке Мэй Чо. Та посоветовала ей получить какой-нибудь грант, и сказала, что сама уже получает стипендию от лесбогеевского антропологического общества американской антропологической ассоциации (Society of Lesbian and Gay Anthropologists of the American Anthropological Association). Маша послушалась совета и посмотрела на предложения о грантах и стипендиях, развешанные на досках объявлений их отделения социологии и антропологии. Самыми доступными на тот момент оказались стипендии, предоставляемые лесбогеевскими фондами. Несколько стипендий для аспирантов она получить не могла: она не была членом NWSA (National Women’s Studies Association) и стипендию от 44-го отделения американской психологической ассоциации (Society for the Psychological Study of Lesbian and Gay Issues) она тоже не могла получить, так как её диссертация не имела ничего общего с психологией геев и лесбиянок. А практически все остальные предлагались либо лесбиянкам, либо членам семей лиц нетрадиционной ориентации, либо активистам, активно участвующих в общественной жизни и вовлечённых в лесби-сообщество, например:

NLGJA provides several scholarships and awards for students who demonstrate a commitment to providing fair and accurate coverage of the lesbian, gay, bisexual and transgender (LGBT) community.
или
The Live Out Loud Annual Scholarship provides five $5,000 scholarships to lesbian, gay, bisexual and transgender students who have shown exceptional leadership, courage, and achievement.
или
Applicants must possess at least one parent that identifies with the LGBT community. Preference is strongly shown to students involved socially, especially in activities that showcase positive alternative family values.
или
Cal Alumni Pride offers scholarships of $1,500 to students who are gay, lesbian, bisexual, OR actively supporting gay issues. The purpose of this fund is to provide financial assistance to gay, lesbian and bisexual students who are involved in the community.
или
The Lambda Alumni (Lesbian & Gay Alumni Association) Scholarship Program provides financial assistance to students showing academic excellence and service to the lesbian, gay and bisexual community, regardless of sexual orientation.

 

Маша приуныла, так как лесбиянкой не была, а лесбогеевской активисткой себя как-то зарекомендовать не успела. Но прочитав последнее объявление, Маша вспомнила про Лиз и мысленно улыбнулась: Лиз, председатель местного отделения «Лямбда Алюмни» (“Lambda Alumni”), была её соседкой по комнате в общежитии для аспирантов. Правда, общались они мало и редко, да и то на нейтральные темы: жизнь лесбиянок Машу мало интересовала, то есть, по правде, не интересовала вообще, да и, кроме того, Маша замечала на себе взгляды Лиз и была рада, что та хоть к ней не пристаёт. Впрочем, Лиз была довольно миловидной и симпатичной итальянкой, нисколько не походившей ни на «буча», ни на большинство довольно упитанных лесбиянок, бродивших как коровы по кампусу.

В этот вечер Маша не знала, как «подвалить» к Лиз с просьбой, но Лиз сразу всё поняла с полуслова и объяснила Маше, что для того, чтобы получить рекомендацию для стипендии от «Лямбда Алюмни» нужно, как минимум, в течении нескольких недель участвовать в жизни лесби-сообщества: ходить на общественные мероприятия, помогать в выпуске газет и раздаче флаеров. Маша с грустью смотрела на неё и нервно размышляла, что при её загруженности анкетами, посещениями университетских занятий, ей некогда даже приступить к написанию собственного диссера. Не то, что стать активисткой лесби-сообщества. Глядя на Машу, Лиз это тоже поняла и добавила «или… есть ещё вариант», ― она подошла к Маше, нежно обняла её и поцеловала в губы. Маша попыталась было отстраниться, но у неё это плохо получалось — Лиз продолжала страстно обнимать и целовать её… С тех пор две аспирантки-лесбиянки и дня не могут прожить друг без друга. Маше понравился лесбийский секс, и она поняла, что парни, как ни крути, не могут доставить столько удовольствия, сколько может подарить лучшая подруга, ведь ей, как никому другому известно, чего в сексе хочет женщина. Именно поэтому они стали неразлучны…

©

Вместе с этим читают:
Аспирантка-лесбиянка
Портал гомофобов
Наука втроем

просмотров: 36
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом