СКАЗ О ДОЦЕНТЕ

 

В России еще есть судьи или домогательство по-алтайски

   Недетская заметка

Портал PhDRu в продолжение заметки нагадили в трудовую книжку развивает тему увольнения преподавателя по п.8 ч.1 ст.81 ТК РФ («за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы»): эта история про одного препода и нерадивую студенточку, которая приключилась пару лет назад в одном российском провинциальном вузе…

Студентка из АлтГУ обвиняет преподавателя в домогательстве

29 октября 2009, 07:40. Источник: «Маркер-Экспресс» (http://altapress.ru/pda/story/46562/)

[приводится в сокращённом варианте]

Решением суда восстановлен в должности преподаватель АлтГУ, который был уволен за совершение аморального проступка.
Главным поводом для увольнения стало заявление студентки, обвинившей преподавателя в том, что тот, склоняя её к сексу, предложив сдать экзамен в гостинице. Доцент в свою очередь заявил, что студентка сама делала ему своеобразные предложения, а лекции и семинары пропускала. Когда на экзамене он забрал у неё шпаргалку, а она не ответила на вопросы билета, он не поставил ей положительную оценку. Именно после этого, по словам преподавателя, она побежала в деканат и написала заявление о домогательствах.
1 июня от студентки поступило заявление на имя декана о том, что преподаватель факультета её сексуально домогался. 3 июня от декана факультета поступила докладная на имя ректора. В последующем были взяты объяснительные как с преподавателя, так и со студентки. Юристы и административные работники вуза попытались провести служебное расследование. В ходе его были выявлены ещё две студентки, которые имели аналогичные претензии к преподавателю. Они также написали заявления. 15 июня вышел приказ об увольнении преподавателя по п. 8 части первой ст. 81 Трудового кодекса РФ «за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы, выразившегося в некорректном поведении и склонении к действию сексуального характера студентки».
Преподаватель обратился в суд с иском против Алтайского госуниверситета, считая, что уволен незаконно, и потребовал восстановления на работе и выплаты компенсации морального вреда. В суде первой инстанции было принято решение иск удовлетворить: восстановить на работе и частично выплатить компенсацию. Затем юристом АлтГУ была принесена кассационная жалоба. Суд оставил решение в силе.

Продолжение судебных разбирательств

Впрочем, у этой истории было и продолжение:

«Алтайский доцент уже второй раз идёт в суд, чтобы доказать, что не приставал к студенткам», Источник: «Маркер-Экспресс» 27 мая 2010 (http://altapress.ru/story/52809)

Преподаватель истории на факультете гуманитарного образования АлтГТУ Дмитрий Колупаев подал в суд на завкафедрой Василия Суверова. По словам Колупаева, его оскорбила фраза в характеристике: «Замечен в некорректном отношении к студенткам».

[приводится в сокращённом варианте]

Дмитрий Колупаев:
Завкафедрой заявил, что у него есть докладная от бывшего методиста кафедры. Девушка-методист заочно училась в АлтГУ, где я также преподаю. В своей докладной она якобы жаловалась на то, что доцент Колупаев предлагал ей вступить в интимную связь в обмен на помощь в сдаче экзамена в АлтГУ. При этом я этого документа в глаза не видел, и по факту написания докладной не проводилось никакого служебного расследования.
<...> Эта докладная появилась в тот момент, когда я увольнялся из АлтГУ. Я считаю, что её просто организовали. И сейчас, когда это обвинение озвучивается без служебного расследования, для меня это есть не что иное, как оскорбление чести и достоинства.
<...> Виноват в чём? Если есть докладная, пожалуйста, должно быть проведено служебное расследование и принято решение
<...> Сейчас у нас май 2010-го, кто-то якобы жаловался в декабре 2008 года, а докладная появилась в июне 2009 года.
Некоторые меня спрашивают: «Зачем выносить сор из избы? Тебя же рекомендовали на должность доцента на два года». Но, позвольте, случись любое сокращение, и эта фраза может всплыть. Резонно спросят: «Почему ты не боролся, раз считал её несправедливой?»

Николай Белоусов, декан факультета гуманитарного образования
Дмитрий Владимирович на днях публично объявил о том, что подаёт заявление в суд. При этом заметил, что в суд он подаёт именно на заведующего кафедрой Василия Михайловича Суверова и не хочет бросать тень на факультет и университет. На совете факультета кафедра дала положительное мотивированное заключение и порекомендовала избрать Дмитрия Владимировича на должность доцента на два года. Остальных рекомендовали на три. Почему не на максимальный срок, на который мы можем избираться — пять лет? Здесь ситуация сложная. Идёт уменьшение нагрузки. В ближайшие два года мы прогнозируем сокращение абитуриентов. Мы переходим на новые стандарты, конкурс становится строже.
В мотивированном заключении было отмечено, что Дмитрий Владимирович работает над докторской диссертацией, издаёт научные статьи, монографии. Между тем, завкафедрой заметил, что во время тестирования в 2008 году в студенческих группах, где занятия ведёт Колупаев, был низкий рейтинг.
Дмитрий Владимирович попросил, чтобы из мотивированного заключения была убрана одна строка — о некорректном его отношении со студентками. Фраза была достаточно абстрактной, и члены совета решили, что это деликатный внутрикафедральный вопрос, и проголосовали за то, чтобы на совете его не рассматривать.
Я спросил Дмитрия Владимировича: «Сегодня на повестке дня один вопрос — об избрании вас на должность. У вас есть замечания по процедуре избрания, по сроку, на который вас избирают?» Он ответил: «Нет, по сроку замечаний нет». На тайном голосовании он получил 14 голосов из 14 возможных.

Типа пысы: 29 февраля 2012 года на сайте вуза кафедра «Истории Отечества» АлтГТУ, да, та самая, во главе с тем же завкафом — проф. В.М. Суверовым, официально поздравила доцента Д.Н. Колупаева с успешной защитой докторской диссертации:

Кафедра истории отечества
29.02.2012 09:56
Поздравляем доцента кафедры истории Отечества Дмитрия Владимировича Колупаева с успешной защитой докторской диссертации «Сибирское казачество во второй половине XIX века».
Защита состоялась в Иркутском государственном университете.
http://www.altstu.ru/structure/chair/io/news/3408/

Послесловие

А мораль такова: моральность и аморальность поведения, как утверждал софист Протагор, определяется законом: «…ведь что каждому городу представляется справедливым и прекрасным, то для него и есть, пока он так считает» (Платон. Теэтет. 167 с). И даже Сократ утверждал «что законно, то и справедливо» (Ксенофонт. Воспоминания о Сократе, IV, IV, 12). И в данном случае администрация и юристы вуза так и не удосужились доказать и составить протокол, какие именно поступки препода нарушают п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а также статьи 133 УК РФ.

В связи с этим можно вспомнить «бородатый» анекдот:

В панегирических биографиях прусского короля Фридриха II передается рассказ о том, что однажды он пожелал снести мельницу в своей резиденции Сан-Суси. Мельник, которому она принадлежала, обратился в суд. Дело было решено в его пользу, и король подчинился постановлению суда и не тронул мельницу. Этот анекдот послужил темой для французского рассказа «Мельник из Сан-Суси» (1797); вошедшего во все хрестоматии французской литературы. Автор его — Франсуа Жан Андриё (1759—1833), бывший сам одно время судьей, вложил в уста мельника, выигравшего процесс, возглас: «Да не будь в Берлине судей…» Фраза эта получила хождение в форме: «Есть ещё судьи в Берлине»; часто цитируется по-французски: «Il у a des juges a Berlin». Другой вариант фразы ― «В Пруссии ещё есть судьи!» [источник: http://apetrovich.ru/dir/letters_a/bucva_e/est_eshe_sudi_v_berline/6-1-0-786]
 

Сексуальные страсти в алтайских ВУЗах или что будет с тобой, если напишешь докторскую диссертацию

Наш портал уже опубликовал заметку о борьбе преподавателя АлтГУ и АлтГТУ Д.В. Колупаева за свои права. А сейчас вниманию читателей блога предлагается продолжение этой истории в изложении Д.В. Колупаева:

[приводится в сокращённом варианте]

Колупаев Дмитрий Владимирович, кандидат исторических наук, доцент

Вам пишет Колупаев Дмитрий Владимирович из Алтая, город Барнаул. Ещё раз благодарю Вас за интерес, проявленный к моей неравной борьбе с научной общественностью в алтайских «типо-вузиках». Представляю Вам в своём послании все документы по моему делу, ещё не оконченному, потому что начинается третий раунд, а также мой взгляд на происшедшие события. Надеюсь, что для вашего пытливого ума это будет интересно. С уважением Колупаев Дмитрий Владимирович, Алтай, Барнаул.
 

Д.В. КолупаевСам я человек довольно мирный, и в меру ленивый, как и положено русскому интеллигенту. В 2003 году защитил кандидатскую. <...> Мои неприятности [в Алтайском аграрном университете] нарастали постепенно, по мере того как я занимался докторской. <...> Я ушёл работать в Алтайский технический университет, попутно находясь в докторантуре Алтайского государственного университета. Как только я начал печатать требуемые для представления к докторской диссертации статьи в журналах из списка ВАК и напечатал первое издание своей монографии о Сибирском казачестве, по обоим университетам поползли слухи, что Колупаев Дмитрий Владимирович — сексуальный маньяк и постоянно домогается студенток. Основанием для этого послужили мои периодические визиты в компании друзей по аспирантуре и службе в армии в ночные клубы со стриптизом на день рождения и на 23 февраля (c разрешения жены, разумеется). Поскольку в стриптиз–барах половина стриптизерш является студентками, это стало известно педагогической общественности Барнаула и вызвало возмущение у его женской части. Самое странное, что работа 18–летних студенток в стриптиз–барах у них возмущение не вызывало.

В 2009 году начались настоящие неприятности. Поводом для них стало соответственно создание студентами в Интернете сайта моих поклонников под названием «В бараний рог» (в него я грожусь согнуть всех двоечников, юношей отправить в армию, а девочек выдать замуж за скотников). <...> В апреле 2009 года я сдал на кафедру Политической истории Алтайского государственного университета, где я окончил аспирантуру и от которой был в докторантуре, текст своей докторской диссертации.

В конце апреля 2009 года мой научный руководитель, доктор исторических наук, профессор Ивонин А.Р., сказал мне, чтобы я, по распоряжению декана Факультета политических наук, Притчины Е.В., обязательно был на факультетском корпоративе в ночном клубе «Пистолз» города Барнаула. В ходе вечера я и мой научный руководитель выпили и стали танцевать в кругу студентов. Затем меня пригласила на медленный танец студентка 4-го курса Маша Бутина. Сия девушка была ярой общественницей, дочкой бизнесмена, ездила на Селигер в молодежные лагеря и на тот момент являлась членом Общественной палаты Алтайского края. На занятия Маша Бутина почти не ходила, что вызвало нарекания с моей стороны, так как я вёл лекции и семинарские занятия в группе, где она училась. <...> Мы пошутили по поводу взаимоотношения полов и разошлись.

Месяц не было никаких событий. Маша Бутина два раза появилась на занятиях и даже один раз ответила. 1 июня 2009 года состоялся экзамен по «Избирательному праву» в группе, где училась Маша Бутина. Сама Маша пришла на экзамен последней, списывала свой вопрос со шпаргалки. Я у неё шпаргалку вытащил из–под юбки, где она её прятала, и сказал, что за списывание и за частое отсутствие на занятиях она будет пересдавать экзамен. Студентка ушла, а я, словно чувствуя что–то, сохранил её шпаргалку и также ушёл к себе на кафедру.

Через час я был вызван в деканат Факультета политических наук Алтайского государственного университета, где декан факультета госпожа Притчина Елена Владимировна торжественно заявила, что на меня написана докладная от имени Марии Бутиной о сексуальных домогательствах с моей стороны. Я написал объяснительную и приложил к ней ксерокопию шпаргалки. Декан стала требовать, чтобы я положил подлинник шпаргалки, я сказал, что сделаю это в суде, если понадобиться. После чего Елена Владимировна Притчина скривилась и ничего не сказала. Кстати, эта копия потом пропала в бумагах представителей АлтГУ во время судебного процесса. Одновременно, в тот же день, даже в те часы, что я писал объяснительную уже в Алтайский технический университет к ректору Л.А. Коршунову и зав.кафедрой Суверову В.М., где было место моей второй работы, позвонила член Общественной палаты Алтайского края директор текстильного института Дербан Галина Васильевна, требуя немедленно меня уволить за сексуальные домогательства. Впоследствии она звонила в различные инстанции Алтайского края, требуя инициировать против меня уголовное дело, уволить, выгнать из Алтая, выступала с подобными требованиями на учёном совете Алтайского технического университета (возглавляемой ею текстильный институт входит на автономных началах в состав Алтайского технического университета).

В течение двух дней после экзамена студенты группы, где училась Маша Бутина и студенты параллельной группы, в массе своей, выступали в мою защиту, написали соответствующие письма в деканат. Письма эти декан Притчина Е.В. так и не представила. 3 июня 2009 года я был вызван к ректору Алтайского университета Кирюшину Ю.Ф., где мне было предложено уволится по собственному желанию. Я отказался. Тогда мне стали угрожать уволить меня за аморальное поведения. Я сказал, что обращусь в суд. <...>

14 июня 2009 года меня уволили из Алтайского государственного университета. Я нанял адвоката и начал готовить исковое заявление. В этот момент я попросил Суверова В.М. написать на меня характеристику, что тот и сделал <...>. В характеристике были пассажи о том, что я домогался лаборантки с кафедры, которая заочно училась в АлтГУ всё у того же Щеглова С.Г. [кандидата исторических наук Щеглова Сергея Гергиевича, заведующего кафедрой Политической Истории (бывшая кафедра Истории КПСС)]. На меня этой лаборанткой было написано заявление, но всплыло оно только уже в 2010 году.

<...> В прокуратуру Октябрьского района города Барнаула поступила жалоба от члена Общественной палаты Алтайского края Марии Бутиной о моих сексуальных домогательствах к ней как к общественному лицу (!?) и о необходимости привлечь меня к уголовной ответственности. Я явился по звонку следователя в отдел «Следователи по особо важным делам» прокуратуры Октябрьского района города Барнаула. (В самом деле, более важного дела на Алтае найти не смогли). В ходе чтения заявления Марии Бутиной и я, и следователь, долго не могли разобрать пассаж из письма заявительницы о том, что я требовал от неё прийти ко мне в одну из гостиниц города Барнаула для занятий сексом «в чулках на подтяжках». Не смотря на наличие у меня и у следователя определённого сексуального опыта, мы оба так не могли понять, что это такое «чулки на подтяжках», пока вызванная специально для разъяснения этого вопроса женщина–милиционер не объяснила нам со следователем особенности женского туалета, при этом странно на нас посмотрев. В ходе двух недель дискуссий о взаимоотношении полов между мной, следователем по «особо важным делам» и моим адвокатом, прокуратурой было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела против меня.

Наконец, в конце июля 2009 года настал день суда. Свидетелями в мою сторону шли Ивонин А.Р., моя коллега из Технического университета и всего лишь один студент из групп, в которых я преподавал на Факультете Политических Наук в АлтГУ. <...> Администрация АлтГУ привела на суд декана ФПН, её подружек <...> и группу студентов. Одна из девиц-студенток заявила суду, что Колупаев Д.В. пьяный носится по этажам учебного корпуса и набрасывается на студенток, иногда сразу на четверых. Другой свидетель со стороны администрации, кстати, помощник депутата краевого парламента от КПРФ, написал заявление в пользу Марии Бутиной без даты, сделав в самом письме восемь грамматических ошибок. Он же мне сдал до этого экзамен только со второго раза на «три». Судья была женщина, прокурор тоже была женщина, мой адвокат — женщина. Все они в течение двух дней с некоторым удивлением посматривали на моих оппонентов и выслушивали их аргументацию. В результате суд постановил ― восстановить меня на работе и выплатить мне денежную компенсацию в размере 40 тысяч рублей. После того <...> я прошёл бюрократическую процедуру восстановления в АлтГУ <..>

После того, как я выиграл ещё и кассацию, мне выплатили деньги — 40000 рублей. Как и полагается классическому российскому мужчине, я 25 тысяч отдал жене, 5 тысяч мы пропили с научным руководителем, 5 тысяч я отложил, а оставшиеся 5 тысяч я демонстративно прогулял в стриптиз–баре «Зажигалка», исходя из принципа ― «положение обязывает». После этого женская часть педагогического коллектива ФПН создала на факультете «Комиссию по этике». После моего ухода из АлтГУ эта комиссия прекратила свою деятельность <...>.

В октябре 2009 года мои противники попытались действовать через прессу, опубликовав статью в газете «Маркер-Экспресс» («Студентка из АлтГУ обвиняет преподавателя в домогательстве», http://altapress.ru/pda/story/46562/) об моём случае. Но журналистка привела и моё мнение, и мнение студентов из реплик «Вконтакте». Новая провокация не удалась. <...> Вся эта нервотрепка сказалась на здоровье глубокоуважаемого мною и другими учёными на Алтае и в Сибири Ивонина Александра Романовича. Он скоропостижно скончался на своей даче в мае 2010 года. Естественно, что после его смерти я не мог больше работать в АлтГУ и ушёл оттуда <...>.

<...> После [Прим. Hulio — ухода Д.В. Колупаева из АлтГУ] центр тяжести моей борьбы переместился в Алтайский технический университет. Весной 2010 года на кафедре Истории Отечества Алтайского Технического университета состоялся очередной конкурс на продление контракта. <...> На заседании кафедры все преподаватели были рекомендованы на продление контракта на три года и один я на два года. <...>

На заседании кафедры я спросил, что значит фраза «некорректен со студентками» [Прим. Hulio — в характеристике, озвученной на заседании кафедры]. Суверов В.М. ответил, что у него есть на меня докладная. Я потребовал огласить результаты служебного расследования. Их не оказалась. Я поднял этот вопрос на заседании учёного совета факультета гуманитарного образования, но там не стали его рассматривать. Затем я написал заявление с просьбой представить мне текст докладной на меня лаборантки, написанной ещё в 2009 году. Мне вновь было отказано. Тогда я снова подал в суд. <...> Когда иск был подан в суд и было назначена дата судебного разбирательства, моему адвокату позвонили из юридической службы Алтайского технического университета с предложением заключить мировое соглашение. Поскольку я мирный человек, то согласился.

По результатам этого соглашения все фразы о моих сексуальных домогательствах к студенткам были убраны, а АлтГТУ заплатила мне моральный ущерб в размере 15 тысяч рублей. Суверов В.М. <...> в течении 20 минут зачитывал на специальном заседании кафедры решение суда.

На полученные мною деньги я издал монографию по материалам своей докторской, также подал грант, опубликовав ещё 10 статей. Мои коллеги — дамы спрашивали меня ― «Когда вы всё успеваете, Дмитрий Владимирович, вы же из стриптиза не вылазеете?» Я им отвечал: «Одна оттанцевала, другая готовится, а я в это время пишу на своем дипломате». «Сколько же у вас любовниц? — далее вопрошали <...> педагогини. «Сейчас кризис, пришлось сократить до двух» ― ответствовал я им. <...> В различные весомые по своей компетенции инстанции города Барнаула потекли доносы, рассказывающие о сексуальных похождениях доцента Колупаева Д.В. Мои доброжелатели, бывшие мои студенты, предоставили мне возможность ознакомится с этими посланиями «научного мира», содержание которых вызвало у меня не столько возмущение, сколько удивление. Мои сексуальные возможности явно преувеличивались моими врагами. Я и в молодые годы не был способен на такие позы, как описываются в доносах на меня, а уж сейчас, на шестом десятке и подавно. Так, в частности, в одном из посланий говорилось, что я каждую неделю насилую по студентке в подвальных аудиториях корпуса «В» Технического университета. Иногда насилую и по две, одну я насилую на парте, другая, скромно потупив глаза и сложив ручки ниже пояса, ждет своей очереди. Вообще описание поз я не рискую привести, только замечу, что научная общественность явно на свою компьютерах смотрит сайты не научного содержания. Мои ученицы, студентки — первокурсницы, хохотали над этим, заявляя: «…Теперь понятно, почему в аудитории 106 корпуса «В» всё время сломана мебель. Это вы там орудуете, Дмитрий Владимирович». <...> Красочные описания этих оргий из женской части коллектива ВУЗа проникли в мужскую, вызвав в последней определённые волнения. Меня стали останавливать на переменах мои коллеги-мужчины и, таинственно озираясь, полушёпотом просили взять их с собой на оргии, обещая расходы поделить пополам.

Пока шла вся эта катавасия, мне удалось представить к защите текст своей докторской диссертации в Иркутском государственном университете. Защита состоялась в феврале 2012 года. Когда стали известны дата защиты и место, то в Иркутск стали звонить из Барнаула и Новосибирска, сообщали в Омск и Кемерово членам советов, что Колупаев Д.В. сексуальный маньяк, бабник и алкоголик. Результат получился обратный. Представители академического сообщества Сибири, прослышав про мои «подвиги» заявили между собой на банкетах: «Так это же наш человек». Опять сорвалась интрига <...>.

Пока шла подготовка к моей защите, двое бывших студентов ФПН, попросились ко мне в аспирантуру на коммерческой основе (то есть платную, 30 тысяч рублей в год в кассу Технического университета). Я подал заявление по инстанции. На заседании кафедры в сентябре 2011 года Суверов В.М. мне отказал в научном руководстве аспирантами, дескать, я этого не достоин. Я подал заявление на Учёный совет гуманитарного факультета. <...> На заседании Учёного совета факультета <...> большинством голосов мне было предоставлено право руководить аспирантами.

На заседании 7 ноября Дербан Г.В. опять подняла вопрос о моих сексуальных домогательствах в ВУЗах Алтайског края. Председательствующий на совете первый проректор О.И. Хомутов (сейчас уже ректор АлтГТУ) предложил разобрать этот вопрос Научно-техническому совету ВУЗа. Заседание состоялось только 20 марта 2012 года и результатом его явилось рекомендация мне обновить документы, то есть снова пройти заседание кафедры и Учёного совета факультета.

Также 25 января 2012 года, накануне моей защиты, Суверов В.М. на заседании кафедры Истории отечества, заявил, что в ВУЗе нет нагрузки. И Колупаева Д.В. не надо рекомендовать к продлению контракта. Я заявил, что снова буду обращаться в суд. Сейчас мною поданы жалобы в краевую инспекцию по труду, в Рособрнадзор. Мой адвокат прислал адвокатский запрос на выписку из протокола заседания Учёного совета АлтГТУ. Опять буду судиться, всё с теми же персонажами. Как говорится ― «Бог троицу любит».

На мои вопросы к старожилам алтайского высшего образования, что собственно такого я сделал, мне отвечают «Вообще-то ничего». Сексуальная жизнь в алтайских ВУЗах кипела всегда. <...> Так, существовал один любвиобильный доцент, принимавший у студенток экзамен на заднем сидении своей машины, в пригородах Барнаула. Этот доцент умер от разрыва сердца во время приёма одного такого экзамена, в самый кульминационный момент, почти до смерти перепугав несчастную студентку. <...> В 2010 году <..> ко мне подошла одна студентка с вечернего отделения с жалобой, что с юридического факультета её приглашает к себе домой одна преподавательница, женщина, предлагая студентке попить кофе без этих «проклятых мужиков». Студентка говорила с растерянным видом: «Понимаете, Дмитрий Владимирович, если бы вы предлагали к вам прийти, это было бы, по крайней мере понятно… А тут я и не знаю, что делать». «Радость моя», — говорил я жертве розового сообщества, — «у нас даже в СССР 126 статья касалась только мужского гомосексуализма, а женщинам у нас всё позволено». Студентка вздохнула и ушла. Как сложилась её дальнейшая судьба я не знаю. А вот <...> молодые женщины-преподавательницы не прочь повстречаться с юношами. Один из них жаловался мне при встрече: «Дмитрий Владимирович, англичанка не хочет экзамен мне ставить, спрашивает меня, нравится ли она мне. Что делать? Может мне на неё написать, как на вас девки пишут?» «Как тебе не стыдно», ― отвечаю я ему, — «Ещё армянин называется» (студент армянского происхождения). «Да тебя менты засмеют. Никто твое заявление рассматривать не будет. Летс, гоу, стади инглиш». Через некоторое время встречаю его, улыбается. «Ну что спрашиваю, сдал?»«Сдал» — отвечает. «Сколько?». — «Три». «Почему три?»«Сколько раз получилось, столько и поставила».

Так в чём же провинился кандидат исторических наук, доцент Колупаев Дмитрий Владимирович? В действительных или мнимых сексуальных похождениях со студентками? Отнюдь нет. Как говорил мне покойный А.Р. Ивонин, всё дело в том, что на Алтае так не принято. Если тебе начальство что-то сказало или в чём-то обвинило, то принимай всё стоически. А ты, как типичный донской казак, как твои предки — «Сотня, пики к бою, шашки вон! В атаку рысью, марш». Впрочем, недавно я выяснил, что я, оказывается, никакой ни донской казак. Недавно мою докторскую диссертацию решила издать одно германское академическое издательство. По ВУЗу поползли слухи: «Колупаев никакой не казак, он еврей, сионист. Пролез за границу. Вон у него рожа не русская». Так что вслед за моей гиперсексуальностью меня ждёт обвинение в сионизме. Как говорится, «чем бы дитё не тешилось, лишь бы не плакало». Так что дальнейшая моя борьба продолжается. И всё из-за того, что написал докторскую. И главное — что обратился в суд <...>. Мои ссылки на то, что глава российского государства Путин В.В. считает обращение в суд нормальным и желательным явлением вызывает у всех моих оппонентов кислую усмешку. Остаётся только, по старому православному обычаю, сложить руки вместе и изречь: «чудны дела твои, господи».

Страсти по доценту

Некоторое время назад наш портал уже опубликовал заметку про алтайского доцента Д.В. Колупаева, обвиненного в домогательстве к студенткам и уволенного из вуза, но сумевшего отстоять свою правоту в суде. Также на нашем блоге было размещено открытое письмо Дмитрия Владимировича. Но на этом упоминая о нем в региональных Интернет-ресурсах не завершились.

19 сентября 2012 года на информационном портале Алтайского края — АлтайPost.ру была опубликована неоднозначная статья под названием «Любитель барышень вновь делает карьеру» (http://altaypost.ru/7640-lyubitel-baryshen-vnov-delaet-kareru.html). Из упомянутого «поста» следует, что Д.В. Колупаев снова вернулся в Алтайский государственный аграрный университет (АГАУ), где он уже когда-то работал.

Кстати, та самая пресловутая бывшая студентка Мария Бутина, которая первой заявила о якобы имевших место быть домогательствах со стороны преподавателя, 25 сентября 2012 года предоставила свою версию тех событий в собственном он-лайн дневнике, в заметке под названием «Моя гнусная история» (http://butina.livejournal.com/459226.html)…

©

Примечание: администрация портала PhDRu не разделяет чью-либо точку зрения и готова предоставить возможность выразить своё мнение всем заинтересованным сторонам в этом конфликте.

Вместе с этим читают: Ректор СПбГУП отвечает

просмотров: 331
Реклама от Google

6 комментариев: СКАЗ О ДОЦЕНТЕ

  1. пользователь Праведник сообщает:

    Я знаю этого человека. И сама тоже попадала под его сальные и прямые предложения. Скользкий и неприятный человек. Вот только не могу утверждать получилось ли у него хотя бы одну студентку совратить. Со мной: на прямое предложение получил прямой отказ и, вроде, не мстил.
    Но приставания и угрозы с его стороны девочкам поступали однозначно.
    Надеюсь, исправился

  2. пользователь Скотник сообщает:

    Да вы чё, нормальный он мужик! Умный и веселый дядька, а то что водку пьет и баб е**т, так это нормально! А какую он девку замуж за меня выдал… красавица, коров доить любит…

  3. пользователь Юрий сообщает:

    А все-таки, по моим ощущениям, он маньяк. Сколько я его встречал, он у меня вызывал неприятные чувства. По моему он всегда был какой-то озабоченный, скабрезно шутил, плохо отзывался о женщинах. Конечно, мои ощущения доказательствами не являются. Также слышал от студенток в 2009 году, что он к ним приставал с интимными предложениями за положительную оценку.

  4. пользователь Яна сообщает:

    Дмитрий Владимирович Колупаев очень интересный преподаватель, да и вообще как человек! Он умеет заинтересовать, он современен в своих высказываниях! На парах я бываю у него не очень часто( по уважительным обстоятельствам) но, зато когда бываю, то готова слушать его с открытым ртом! Спасибо что есть такие люди! Все что говорят,пишут, делают — это неправда. Видать девушка, та самая Маша Бутина, просто не знала как выкрутиться из ситуации, и решила действовать так, но пошла неправильным путем. Тут козе понятно:)

  5. пользователь преподаватель сообщает:

    Уважаемый некоторыми Дмитрий Владимирович Колупаев отправил в могилу А.Р.Ивонина (о чём сам с удовольствием пишет выше). Гореть ему в аду!

  6. пользователь Аракелянц Артем сообщает:

    Мда,куда мир скатился. Хоть я и не учюсь в Политехе, но о Колупаеве Д.В. я слышал только хорошее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом