ПРО БАЛЛАСТ И ДОВЕСКИ ПРИ УВОЛЬНЕНИИ

 

Нужно ли «дотягивать» дипломников и аспирантов до защиты, если преподаватель уволился из вуза?

Исторический анекдот конца 90-х:

Выпивают проректор по АХЧ с главбухом:
— Слушай, а это правда, что этим придуркам
преподавателям уже три месяца зарплату не платят?
— Так и есть, и все равно они на работу таскаются!!!
— Вот дела, а давай-ка на турникетах платный вход сделаем!

Давайте это терпеть
 

Ситуация первая — препод увольняется без конфликта

Вдогонку к уже опубликованной статье про увольнение по собственному желанию из вуза, имеет смысл обсудить ту ситуацию, когда после увольнения в вузике на преподе остается балласт в виде дипломников (если увольнение происходит поздней весной или ранним летом) или аспирантов, у которых он или она числится научным руководителем. Допустим, что увольнение не обусловлено каким-либо скандалом или конфликтом между преподавателем и руководством вуза или заведующим кафедрой.

Разумеется, когда преподаватель был сотрудником университета, ему трудно отказаться от дипломников или аспирантов. Кроме того, несмотря на хлопоты, связанные с ними, за каждого дипломника и аспиранта насчитывают от 20 до сотни часов к академической нагрузке, что является немаловажным подспорьем во время массовых сокращений ставок и их деления на ноль дробления на половину или четверть, а то и на десятину!

Но вот после увольнения такой «балласт» становится менее, чем выгодным: оплата за этих гавриков мизерная, приблизительно от 70 до 300 рублей в час, обычно по гражданско-правовому договору (или договору субподряда) с университетом. Для пенсионного фонда мизер с этих отчислений также не повлияет на вычисления каких-либо баллов. Поэтому нет никакого смысла, найдя новую работу в систему ВПО или вне ее, тянуть за гроши этих «спиногрызов». За исключением только одного случая, что вы мечтаете вернуться назад, но тогда зачем было увольняться? Да и учитывая сокращение числа вузов, преподских ставок и зарплат, вряд ли вам удастся когда-либо вернуться в свой вузик.

Разумеется, когда человеку что-то невыгодно сделать, особенно в ущерб себе, его сразу начинают совестить всякие замшелые дяди и тёти с архаичным совковым сознанием или ушлые жуки-начальники, привыкшие вылезать на «чужом горбу». Так и в случае, когда препод пытается избавиться от ненужного балласта в виде дипломников или аспирантов, уже не состоя в трудовых отношениях с бывшим вузов, ему начинают «давить на совесть», чтобы он их не бросал, ибо «без него никак». Препод сам себя начинает уговаривать, что нужно сохранять нормальные человеческие отношения с дипломантами и бывшим работодателем. На самом деле — это рядовая, банальная ситуация, и именно заведующему кафедры нужно думать кем и когда нужно заменить ушедшего препода, а не преподавателю размышлять о «моральности» или «аморальности» своего вполне естественного поступка в контексте правовых и договорных отношений.

А жизнь такова, что многие НР у аспирантов увольняются из вузов, а аспирантам иногда приходится менять тему диссертации. И это жизнь, как она есть. Я знал одну такую аспиранточку — НР ушел из вуза, ей новый НР на втором году предложил сменить тему диссертации, так как ни он сам бельмеса в прошлой. Она отказалась и ушла из аспирантуры, да так и не защитилась …

Ситуация вторая — препод увольняется со скандалом

Еще более естественной выглядит ситуация, когда преподаватель, уволившийся из вуза из-за конфликта, отказывается и от бывших дипломников. Мое кредо таково, что препод не должен проявлять лояльность или деликатность, когда его нагло пытаются «поиметь» или оскорбить. Но некоторые российские интеллигенты таки считают, что «бросать студента за недели до защиты» все же нехорошо по отношению именно к этому человеку, независимо от отношений с вузом и «это не дает тебе права становиться тем же самым негодяем по отношению к доверившемуся тебе студенту»

Вот только интересно, до каких пределов простирается этот их принцип «нехорошо бросать студента»? Согласно их ущербной логике получается, что администрация может выеживаться как угодно, а препод отстаивать свои интересы и прекращать сотрудничество в случае невыполнения другой стороной своих обязательств не смеет, ибо «нехорошо». А разгадка проста — в «этой стране» излишняя морализация рабочих отношений используется работодателями для того, чтоб «поиметь» работника, особенно тех, кто считает преподавание призванием, которое возлагает определенные моральные обязательства.

Лет 10 назад, в начале июня 2007-го года мне пришлось уволиться из одного мелкого частного образовательного института, руководство которого задолжало по зарплате за год мне и другим преподавателям. Зарплата была небольшая, но мне были важны именно налоговые отчисления с этой мизерной получки, чтобы в пенсионном фонде и в налоговой были записи об этом. Важно было поскольку, поскольку на тот момент я часто получал банковские переводы и не собирался регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица. Тогда, да и сейчас, налоговая пристального внимания не обращала на такие поступления, если человек имел трудоустройство по трудовому договору в госсекторе или частном компании, доказательством чего служили регулярные отчисления работодателя в медицинские (ФОМС и ТФОМС) и пенсионный (ПФР) фонды, а также фонд социального страхования (ФСС). А вот «официальные безработные», получающие банковские переводы, могли тогда и могут сейчас столкнуться с различными проблемами, вплоть до предъявления обвинения в уклонении от налогов и даже незаконном предпринимательстве.

Ну и поскольку зарплаты не было уже год, я таки догадался, что и страховых и прочих выплат тоже не будет. Так и оказалось — часть зарплаты они отдали мне только осенью, вторую только перед зимой, а в пенсионный фонд институт перевел выплаты за первую половину 2007 года только в 2009-м году. И если бы я не оформился летом 2007 года в другой вузик по трудовому договору на пол-ставки, у меня могли быть реальные проблемы с налоговой за незаконное предпринимательство.

Что касается дипломников, то я договорился с деканом, что доведу научное руководство у студента, чтобы уволиться по согласованию сторо — а как только я уволился — послал нафиг за три недели до защиты, так как в нарушение ТК денежку они выплачивать явно не собирались. Декан аж по телефону причитал «что ж студент теперь, как будто под трамвай попал». Декан в данном случае выл не потому, что любого другого преподавателя по специальности «всеобщая история» не было, а потому что боялся, что другого «дурика» не найдет — они многим задолжали.

Ничего я ему не ответил, только подумал, что проблема успешной защиты дипломной работы студента в той ситуации — это проблема декана, которому выплаты не задержали, и вот ему я эту проблемку успешно решать и адресовал. И это был вполне адекватный поступок: администрация не выполнила условия договора, преподаватель в ответ не выполняет свои обязанности. В конце концов, у преподавателя договорные отношения и обязательства заключены именно с администрацией высшего учебного заведения, а не со студентом. А мораль такова — не будь лошком и опущенцем, на потеху коллегам и начальству, как в анекдоте в начале статейки …

Ситуация третья — у препода остаются незавершенные коммерческие проекты в вузе

Бывают и иные «довески» у уволившегося преподавателя в виде каких-либо научно-исследовательских работ за еду гранты, от которых отказаться уже трудно, ибо они иногда не то чтобы щедро, но оплачиваются. В таком случае в самом деле не рекомендуется портить отношения с коллегами, начальством, ибо гранты в наше время стали редкостью, как и оплаченные коммерческими структурами НИР.

В итоге, в данной ситуации лучше не портить репутацию и завершить все незаконченные в вузе проекты. Иначе дурная слава о ненадежном сотруднике может обогнать вас при трудоустройстве в другие государственные и частные заведения …

© Hulio

просмотров: 41
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом