ВОССТАНИЕ МАСС

 

Хосе Ортега-и-Гассет

Jose Ortega y GassetВ 1902 году Ортега-и-Гассет окончил Мадридский университет, потом отправился в Германию, где изучал философию в нескольких университетах. Будучи истинным патриотом, он хотел донести плоды европейской философии до своих сограждан. По его настоянию на испанский язык были переведены труды многих немецких философов, которые оказали на него достаточно большое влияние. Однако поприщем своим он избрал скорее историю культуры, нежели философию.

О философии испанского философа Хосе Ортега-и-Гассета даже в нашей стране написано уже много, а некоторые его понятия, вроде «восстания масс» или «дегуманизации искусства» вошли в лексикон отечественных преподавателей философии и культурологи. Пессимистические взгляды Хосе Ортега-и-Гассет в «Восстании масс» («Вопросы философии». — 1989. — №№3,4) на судьбу западноевропейской цивилизации в то время были довольно оправданными. В качестве иллюстрации автор приводит два примера: большевизм и фашизм. Мыслитель называет эти движения типичными для человека толпы и показательными при его характеристике. Его возмущает «антиисторизм» этих движений.

Но кто же этот массовый человек, и почему он так пугает Ортегу? Человек толпы не хочет считаться ни с каким авторитетом, не признает его, пока его не вынудят обстоятельства. Такой тип не ищет авторитета и всегда доволен собой, если не сказать восхищен, а также инертен и косен. Сборище людей не способно постигать феномены, находящиеся вне его узкого круга. Массовый человек имеет ответ на все, ибо у него есть запас готовых идей, и он не утруждает себя постижением нового или переосмысливанием старого, именно по этому такой человек перестает слушать других.

Тяга черни к насилию вызывает еще большие опасения мыслителя. Ортега-и-Гассет утверждал, что на протяжение всей истории в те ее моменты, когда толпы выступали в общественной жизни, они действовали путем применения насилия. Таким образом, можно говорить о сложившемся методе действия масс, хотя это не более чем предубеждение, базирующееся на стереотипе.

«Человек-масса» рассматривается Ортегой-и-Гассетом как борец против индивидуального начала, когда выделяются два полюса: массовое общество (свободная масса потребителей) и тоталитарное общество (несвободная масса граждан). В обоих случаях индивидуализму приходилось трудно. Происходит превращение социально-иерархического, дифференцированного, противоречивого общества в единую, униформную толпу, в погоне за материальными благами жизни, у которых есть начало, но нет конца, то ли в насильственном подчинении единому идеологическому образцу в тоталитарном режиме.

Но как может массовость уничтожить цивилизацию, каков, как это не кощунственно, механизм этого уничтожения? Ортега-и-Гассет считает, что процесс уничтожения уже запущен. Если мы вспомним, что 1930-й год был одним из годов кризиса перепроизводства, вызванного резким расширением масштабов производства, внедрением конвейера, а главное упрощением и дроблением операций, нам станет понятна природа страха автора. Итак, одним из виновников грядущей гибели станет механизация. По мнению мыслителя, профессионализм, который был присущ не многим, теряет свое значение. Дробление сложнейших операций способствует упрощению всего процесса производства, что делает его доступным для человека массы. Вся беда состоит в том, что процесс механизации проходит не только в сфере экономической, в производстве, но и затрагивает науку, которая никогда не была достоянием масс, науку, которая является, по мнению Ортеги-и-Гассета, корнем и символом нашей цивилизации. Специалист, который хорошо знает только лишь свой участок работы, потенциально опасен, ибо такой научный работник не знает ничего обо всем остальном. Его нельзя назвать невежей, но и образованным его тоже считать нельзя.

Вслед за механизацией может начаться распад государства. Тем самым, автор говорит о перспективе анархии. Однако, эти положения автора более чем навеяны кризисом, как экономическим, так и политическим, а также традиционным не восприятием толпы как некой движущей силы.

Итак, в своей работе «Восстание масс» Ортега-и-Гассет исходит из предпосылки, что начало современной мировой цивилизации положила цивилизация европейская. Европа, которая имеет более чем полуторотысячелетнюю историю, огромными усилиями и миллионными жертвами смогла создать свою культуры и систему ценностей, а также накопить богатейший исторический опыт. И вот, по мнению автора, начинается явление, которое он называет «восстанием масс». Еще раз хочу отметить, что, на мой взгляд, эти положения автора более чем навеяны временем (предшествующее кризису набирание сил США и сам кризис, как экономический, так и политический) и традиционным не восприятием массы как некой движущей силы.

Но почему в определении проблемы фигурирует именно Западноевропейская цивилизация? Ведь если происходит закат одной, начинается рассвет другой цивилизации, по крайней мере, об этом свидетельствует история. Ортега обращает свой взгляд на США и Россию, пытаясь представить их в роли возможных наследников европейской цивилизации. Ответ на это помогает понять, как мог он сочетать социалистические и республиканские убеждения с симпатией к феодализму и «массофобией».

Наследие Ортеги — это далеко не только содержание его трудов. Его наследим стала сама его жизнь, творчество, стиль и способ философствования, то отношение между философией, личностью и культурой, которое воплощено в его трудах.

Вместе с этим читают:
 
просмотров: 11
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом