СТРУКТУРАЛИЗМ В ИСТОРИИ НАУКИ

Реклама

Структуралистская теория и история методологии науки

Structuralism
 

В результате столкновения двух мифов о науке ― сциентисткого и антисциентисткого, место постпозитивизма в англоязычном мире и во Франции занял структурализм. Структурализмом называется метод, исследовательское направление возникшее в гуманитарных науках в начале XX в. Структурализм сосредотачивает внимание на бессознательных структурах априори, которые существуют в языке и определяют разнообразные проявления жизнедеятельности индивида. Предметом исследования структурализма являются не субъект и его способность к свободе, а безликие структуры, подсознательные и всеопределяющие. В структурализме подвергаются сомнению все основные элементы утопии классического рационализма и эволюционистского прогрессивизма.

Дюгем и Мейерсон

В трудах ранних представителей французской философии науки П. Дюгема и Э. Мейерсона присутствовал эволюционистский подход к развитию научного знания.

Развитие науки понималось Дюгемом как лишенное скачков, сбоев и революций движение от незнания к знанию. Практически каждая научная идея, по мнению Дюгема, предшествующая развитию науки, является итогом инкубации идей-предшественников. Рассуждая о понятии и принципе инерции, лежащем в основе классической механики, Дюгем отказывался признавать за Галилеем приоритет в открытии этого принципа, ссылаясь на «теорию импульса» («импетуса»), автором которой был средневековый философ-номиналист Парижской школы Жанн Буридан.

Мейерсон в работе «Релятивистская дедукция» (1925) предпринял попытку доказать, что теория относительности (точнее, ее принципы) уже содержались в фундаментальном труде Исаака Ньютона «Математических началах натуральной философии».

Представители «эпистемологической школы» отказались от взгляда на историю науки как на простую хронику идей, объединенных некой логикой и преемственностью. В науке они увидели не обособленную сферу знания, а форму человеческой деятельности.

Башляр

Гастон Башляр (Bachelard) (1884-1962) в трудах «Дух новой науки» (1934) и «Новый рационализм» (Paris, 1949; М., 1987) опирался на историю и обратился к общим структурам «знания», реализующегося в данной области исследования. Эта линия анализа противопоставляет себя рассуждениям об идеально-нормативной стороне науки как таковой, не учитывающей фактического происхождения из эволюционисткого и внутреннего собственного достаточно очерченного пространства. Его неорационалистическая школа анализирует реальную противоречивую историю самой науки, множественности научных практик, а также неравномерность их собственного развертывания. Знание в науке Нового времени находится, по мнению Башляра, в состоянии перманентной революции, предлагающей не только новые ответы на старые вопросы, но и новые постановки старых проблем. Наука, в своем постоянном обновлении не только противоположна «догматизму банальности», но и порождает новые, перестраивая ее структуру. И это не кастовое общество для избранных и посвященных: наука распределяет свои задачи — маленькие для маленьких, большие для больших.

Башляр выступил как сторонник дисконтинуального понимания научного развития. Его эпистемология с самого начала отказалась от представлений о непрерывности человеческого разума. История естествознания, согласно Башляру, ― наука об историчности «научного духа», наличии скачков и революционных переломов.

Возникновение науки связано с преодолением некритического обобщения обыденного опыта, разрушением «эпистемологических препятствий», воздвигаемых самим человеческим разумом на донаучном этапе его развития. Истинное знание возникает не на основе генерализации опыта, а путем исправления ошибок «донаучного духа», модификации стиля мышления, «трансформации самих начал познания». «Эпистемологический разрыв», ограничивающий научное мышление от донаучного, предполагает кардинальную перестройку структур мышления, установок познания и методологии научного исследования.

Башляр выделял три этапа в истории знания. Первый донаучный этап связан с опорой на обыденный опыт и его обобщение. Второй, «научный дух» ― феномен, исторически связанный с эпохой Нового времени. Он сформировался в результате научной революции XVI-XVII вв., разрушения фундаментальных эпистемологических препятствий (анимизма, генерализации опыта) и формировании нового «поля возможностей» — культурного, методологического, мировоззренческого и структурного развития знания. Третий этап «нового научного духа» начинается на рубеже XIX-XX веков. Башляр связывает его с созданием теории относительности и изменениями в научном мышлении, вызванными новой революцией в естествознании и отказом от стремления к получению окончательных истин. В этом этапе присутствует противоречивый характер мышления ученого, в котором допускается возможность альтернативных теорий одного и того же явления. Также возможно постоянное развитие научных представлений, невозможность окончательного решения научных проблем; отрицание каждого из достижений научной мысли последующими теориями и представлениями.

Для каждого из этих этапов развития познания, границы которых отмечены «эпистемологическими разрывами», характерно свое «поле возможностей». Переход от одного поля возможностей к другому означает изменение структур мышления и мировоззренческих ориентиров, дающее возможность постановки и решения новых проблем.

Кангильем

Историк биологии Жорж Кангильем (Canguilhem) в книге «Формирование теории рефлекса в XVII-XVIII веках» (1955) критиковал «вирус предшественичества»: история науки — это исследование тех теоретических и практических моментов, которые наука привлекает для разрешения той или иной проблемы. Это анализ тех обстоятельств, «конъюнктур», которые позволяют объяснить смену научной почвы тех или иных проблем.

Критикуя традиционную историю науки, Кангильем подчеркивает, что взгляд на науку как на хронику научных завоеваний и фактов не что иное, как телеологическая конструкция. Такая история — легенда, реорганизующая прошлое и разрушающая настоящее. История в этом случае приносится в жертву ситуации. Так, понятие рефлекса возникло не в механистической физиологии Декарта, а ранее, в виталистской физиологии. История, которая сохранила бы подлинный смысл прошлого, должна быть исследованием условий формирования и смены понятий, изучением теоретической и практической конъюнктуры, обстоятельств, позволяющих объяснять смену проблем.

Идеологические, мировоззренческие, социально-политические представления нельзя считать чем-то внешним по отношению к истории научного развития. В книге «Познание жизни» (1952) на примере создания клеточной теории в биологии, Кангильем показывает, что прототипом этой теории, как и атомизма в физике, были теории соотношения общества и индивида. «История понятия клетки, ― пишет Кангильем, ― неотделима от истории понятия индивида. <…> Социальные и эмоциональные ценности служили планом развития клеточной теории».

Научные представления формируются, согласно Кангильему, во взаимодействии с донаучными и вненаучными, причем роль «научных идеологий» весьма значительна. История науки становится у Кангильема историей понятий и историей постановки и решения проблем, обусловленных социокультурным опытом.

Койре

Методологическим завоеванием Александра Койре принято считать создание нового типа историко-научного подхода. В своей работе «Очерки истории философской мысли» (М.: «Прогресс», 1985) по истории европейской науки, Койре выступил сторонником антиконтинуального взгляда на историю научного познания. Койре указал на роль в научных открытиях «тупиковых» исследований, подчеркнув, что ошибки не менее поучительны для истории науки, чем удачные исследования. Койре подверг серьезной критике эмпирицизм, показав на материале науки Нового времени, что революционные открытия Коперника, Галилея, Ньютона нельзя считать простым обобщением эмпирических фактов, роль которых, согласно Койре, соизмерима со значением обыденного опыта.

Как считал Койре, научная революция XVI-XVII веков означала не просто смену одних теорий другими; она была причиной и одновременно следствием глубокой духовной трансформации, не только опрокинувшей содержание мышление, но и сломавшей его границы. На смену иерархическому космосу античной и средневековой мысли пришел бесконечный однородный универсум, следствием чего и была перестройка начал философского и научного разума, а также фундаментальных научных и философских понятий.

Слабой стороной исследования Койре научной революции XVI-XVII веков является его непонимание причин этого фундаментального переворота в науке. Койре подчеркивал связь научной деятельности с мировоззрением. Но Койре возражал против объяснения механизмов развития науки воздействием факторов социальной структуры, практических потребностей общества. Таким образом, Койре склонен пренебрегать воздействием общества на науку и видел причины прогресса науки в самой науке.

Вместе с этим читают:
 
реклама   дать объявление
просмотров: 35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом