ДОКТОР vs КАНДИДАТА НАУК

 

О защите исключительных прав автора

Dr.Sc. vs. Cand.Sc.
 

Дело № 2-Х/10

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(извлечение для размещения на Интернет-сайте суда)

28 июня 2010 год Санкт-Петербург

Калининский районный суд Санкт-Петербурга

в составе: председательствующего судьи Корчагиной А.Ю.,

при секретаре Федоровой Н.А.,

с участием истца Белова В.В., представителя ответчика Мареевой И.А. (дов. от 26.04.2010 года на 1 год – л.д.71),

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Белова В.В. к Белику Н.А. о защите исключительных прав автора на научную работу,

УСТАНОВИЛ:

Истец Белов В.В. обратился в суд с иском к ответчику Белику Н.А. с требованиями признать ответчика нарушившим авторский права истца на научную работу – докторскую диссертацию и запретить ответчику осуществлять действия, нарушающие права истца и создающие угрозу их дальнейшего нарушения.

Истец ссылается на то, что Белик Н.А. незаконно, без разрешения истца, без ссылки на авторские научные работы истца и без выплаты авторского вознаграждения, в своей диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук, защита которой состоялась 26 декабря 2003 года, использовал материалы диссертации истца на соискание ученой степени доктора технических наук, защита которой состоялась 21 декабря 2001 года. По мнению истца, факт более ранней защиты им диссертации подтверждает его приоритет и авторство. Истец ссылается, что ответчиком приведены в его работе разработки истца как его собственные, переписана основная часть теоретической главы. К исковому заявлению истца приложена сравнительная таблица материалов диссертаций из 52 пунктов, в которых истец усматривает соответствия в диссертациях без ссылок на автора (л.д.9).

По ходатайству истца (т.1 л.д.6-7, 81-82) определением суда от 27 августа 2008 года (т.1 л.д.108) была назначена судебная лингвистическая экспертиза, проведение которой было поручено Российскому федеральному центру судебной экспертизы при Минюсте РФ, в связи со значительными сроками проведения экспертизы в данном учреждении определением от 08 апреля 2009 года (т.1 л.д.156) проведение экспертизы было поручено ГОУ ВПО «Российский государственный институт интеллектуальной собственности».

Суду было представлено заключение экспертизы, произведенной кандидатом технических наук, доцентом кафедры Патентно-информационных исследований и экспертизы ГОУ ВПО РГИИС П. С учетом специальности эксперта, основания полагать, что проведенная экспертиза является лингвистической, отсутствуют.

Определением суда от 20 января 2010 года (т.1 л.д.452) сугубо лингвистическая экспертиза в соответствии со ст.59 ГПК РФ признана неотносимым к данному делу доказательством. Суд полагает, что, поскольку рассматриваемые труды относятся к сфере техники, а не литературы, и доказыванию подлежит не определенное количество похожих лингвистических построений, что неизбежно ввиду сходности предмета исследований и частичного совпадения перечней использованной литературы при написании диссертаций, а использование в диссертации Белика Н.А. научных выводов из диссертации Белова В.В., без указания на авторство последнего, а решение этих вопросов относится к компетенции специалистов той сферы, в которой созданы диссертации, а не лингвистическая экспертиза, поскольку она не доказывает, что совпадающие фрагменты являются объектами авторского права истца.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ истцом было заявлено ходатайство о назначении комплексной технико-лингвистической экспертизы с приложением к ранее имевшейся таблице соответствий диссертации из 52 пунктов таблицы сравнения формул в диссертациях из 49 пунктов (т.2 л.д.8-12, 42).

Представитель ответчика согласилась с наличием сходства в 52 фрагментах сравнительной таблицы истца (т.2. л.д.39), предложила свою редакцию вопросов для экспертизы (т.2 л.д.40-41).

Определением суда от 17 марта 2010 года комплексная экспертиза была назначена (т.2 л.д.49-50), однако, впоследствии от истца поступило заявление (т.2 л.д.95-96) об отказе от экспертизы и рассмотрении дела по имеющимся доказательствам, поскольку, по мнению истца, ответчиком иск признан.

В судебном заседании истец поддержал заявленный иск, полагая его признанным ответчиком и подлежащим удовлетворению.

Представитель ответчика возражала против удовлетворения иска, полагая недоказанным, что совпадающие фрагменты в диссертациях являются объектами авторского права истца.

Выслушав стороны, допросив свидетелей, изучив материалы дела, суд не находит оснований для удовлетворения заявленного иска.

Статьей 56 ГПК РФ предусмотрено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом; суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Судом определен предмет доказывания: истец обязан доказать, что совпадающие в диссертациях сторон фрагменты являются объектами авторского права истца (т.1 л.д.251-252, 452).

При рассмотрении данного спора суд полагает подлежащим применению законом в качестве норм материального права не четвертую часть Гражданского кодекса РФ, на которую ссылается истец в исковом заявлении, т.к. в соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» она введена в действие с 1 января 2008 года, а Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» № 5351-1 от 09 июля 1993 года, действовавший в период защиты диссертаций сторонами.

В соответствии со ст.6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения. Авторское право распространяется как на обнародованные произведения, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме: письменной (рукопись, машинопись, нотная запись и так далее); устной (публичное произнесение, публичное исполнение и так далее); звуко- или видеозаписи (механической, магнитной, цифровой, оптической и так далее); изображения (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и так далее); объемно-пространственный (скульптура, модель, макет, сооружение и так далее); в других формах. Часть произведения, которая удовлетворяет требованиям настоящей статьи и может использоваться самостоятельно, является объектом авторского права. Авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты.

Отказавшись от проведения комплексной экспертизы, истец отказался от представления допустимых с учетом требований ст.79 ГПК РФ доказательств того, что совпадающие в диссертациях фрагменты являются результатом творческой деятельности истца, могут использоваться самостоятельно, не являются описанием метода, процесса, системы, способа, концепции, принципа, открытия, факта. Сугубо лингвистическая экспертиза не может дать ответы на эти вопросы в связи с необходимостью специальных познаний в технике, поскольку истцу была присвоена ученая степень доктора технических наук (т.1 л.д.8), а ответчику – кандидата технических наук.

Представление истца о признании иска ответчиком ошибочно, таких заявлений ни ответчиком, ни его представителем сделано не было.

Учитывая, что присвоение ученых степеней в соответствии с разделами IV и VI Положения о порядке присуждения ученых степеней, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.01.2002 года № 74 «Об утверждении Единого реестра ученых степеней и ученых званий и Положения о порядке присуждения ученых степеней», является компетенцией Высшей аттестационной комиссии (далее – ВАК) после предварительного рассмотрения диссертации диссертационным советом организации, где выполнялась диссертация или к которой был прикреплен соискатель (раздел Ш Положения), суд полагает возможным в данном случае проанализировать представленные суду письменные доказательства и свидетельские показания по процедуре защиты диссертации Беликом Н.А. и рассмотрения заявления Белова В.В. в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки.

Согласно п.3 Положения о порядке присуждения ученых степеней, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.01.2002 года № 74, Высшая аттестационная комиссия и советы по защите докторских и кандидатских диссертаций (далее — диссертационные советы) осуществляют оценку квалификации научных и научно-педагогических работников и определяют соответствие представленных ими на соискание ученой степени диссертаций критериям, установленным настоящим Положением.

В разделе П того же Положения (п.8, 9) приведены критерии к диссертации на соискание ученой степени кандидата наук, которая должна быть научно-квалификационной работой, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение для соответствующей отрасли знаний, либо изложены научно обоснованные технические, экономические или технологические разработки, имеющие существенное значение для экономики или обеспечения обороноспособности страны. Диссертация должна быть написана единолично, содержать совокупность новых научных результатов и положений, выдвигаемых автором для публичной защиты, иметь внутреннее единство и свидетельствовать о личном вкладе автора в науку. Предложенные автором новые решения должны быть строго аргументированы и критически оценены по сравнению с другими известными решениями. В диссертации, имеющей прикладное значение, должны приводиться сведения о практическом использовании полученных автором научных результатов, а в диссертации, имеющей теоретическое значение, — рекомендации по использованию научных выводов.

Исходя из приведенных требований к соискателю, диссертационный совет Петербургского государственного университета путей сообщения (далее – ПГУПС) и Экспертный совет ВАК оценивали диссертацию ответчика с учетом
изложенных в Положении критериев. Повторно такие оценки были произведены по поручению Управления организации и контроля в сфере аттестации научных и научно-педагогических работников после обращения Белова В.В. в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки, первоначально проинформировавшую заявителя об отсутствии оснований для лишения Белика Н.А. ученой степени кандидата технических наук (т.1 л.д.87) и в связи с повторным обращением Белова В.В. повторно направившим материал по обращению Белова В.В. в диссертационный совет ПГУПС (т.1 л.д.95).

По ходатайству истца (т.1 л.д.215) истцом были истребованы из ПГУПС копии стенограмм заседаний диссертационного совета от 19.02.2009 года (т.1 л.д.281-299) и от 05.03.2009 года (т.1 л.д.300-338 – имеется ошибка в нумерации листов дела). Диссертационный совет при ПГУПС пришел к выводу о правильности решения диссертационного совета ПГУПС от 21.12.03 г. о присуждении Н.А. Белику ученой степени кандидата технических наук (т.1 л.д.336).

На заседании диссертационного совета 19.02.2009 года был заслушан доклад члена диссертационного совета А., ознакомившегося с разрешения ректора Аграрного университета с диссертацией Белова В.В. (т.1 л.д.286) и выполнившего сравнение текстов диссертаций по 51 пункту замечаний. В докладе отмечено, что с 1 по 10 замечания являются ссылками на работы Чебышева в обеих диссертациях, несмотря на совпадение текстов, имеются ссылки на Чебышева. Замечания 11 и 12 – общеизвестная схема пантографа из книги Беляева со ссылками на последнего. Замечания с 13 по 20 и с 23 по 27 – элементарные физические формулы, в которых отсутствует какая-либо научная новизна. Замечания с 28 по 33 и с 35 по 42 относятся к стенду, на который выдано свидетельство на полезную модель № 22550, в числе авторов которого и Белов и Белик. Замечания 34 и с 43 по 51 – характеристики и фотографии пантографа, выпускаемого трамвайно-механическим заводом до модернизации, после модернизации, научной новизны не содержит. (т.1 л.д.286-287)

Судом были допрошены в качестве свидетелей председатель диссертационного совета ПГУПС Т., члены диссертационного совета В., С. (т.1 л.д.425-432), которые подтвердил приведенные в стенограмме диссертационного совета выводы, а свидетель С., являвшийся также научным руководителем Белика Н.А. при подготовке им диссертации, показал, что Белов В.В. принимал активное участие в работе над диссертацией Белика Н.А., обсуждал содержание, высказывал замечания.

Ответчик Белик Н.А., давая объяснения суду, также пояснил, что Белов В.В. оказывал ему помощь при написании диссертации, в частности, помогая формулировать «мысли более научно», что совпадает с показаниями свидетеля С. Ответчик признал также, что не проводил опытов на устройстве (стенде) для определения характеристик пружин, соавтором полезной модели которого, защищенной свидетельством № 22550, он является (приложение 8 к диссертации Белика Н.А. стр.175)

То обстоятельство, что результаты экспериментов взяты из отчетов Петербургского трамвайно-механического завода, генеральным директором которого являлся ответчик, в стенограмме заседаний диссертационного совета ПГУПС подтверждает сам Белов В.В.: «Оппоненты и руководитель не могли знать, что все это переписано с отчетов, которые были переданы на завод. Прошу экспертов сравнить его диссертацию с текстами отчетов» (т.1 л.д.281), «Что там из книг, а что из отчетов по договорам? Все переписаны один в один из отчетов за 2000 год» (т.1 л.д.293).

Если исходить из того, что результаты экспериментов, отраженные в диссертации Белика Н.А., являются результатами экспериментов, проведенных по договорам истца с Петербургским трамвайно-механическим заводом, то в соответствии с п.2 ст.772 ГК РФ эти результаты не являются объектом исключительных авторских прав истца.

По ходатайству Белова В.В. в качестве свидетеля был допрошен бывший работник трамвайного парка № 1 А., который дал пояснения по обстоятельствам разработки рекомендаций по настройке пантографа, значимых для рассмотрения данного дела показаний свидетель не дал (т.2 л.д.43-45).

Детально суд не может анализировать каждый пункт составленных истцом сравнительных таблиц диссертаций на предмет авторства цитат и их научной новизны, т.к. подобные действия будут противоречить ст.79 ГПК РФ.

Таким образом, суд полагает иск подлежащим удовлетворению как не доказанный истцом и опровергаемый представленными суду доказательствами.

Истец также просит обязать ГОУ ВПО «Российский государственный институт интеллектуальной собственности» перечислить на счет истца оплаченную им сумму 100 000 руб. за проведение лингвистической экспертизы, которую истец полагает не проведенной (т.2 л.д.29). В судебном заседании истец пояснил, что полагает это распределением судебных расходов. Указанное ходатайство не может быть удовлетворено в рамках настоящего дела как не соответствующее ст.98 ГПК РФ, согласно которой судебные расходы распределяются судом между сторонами путем взыскания расходов стороне, в пользу которой состоялось судебное решение, с другой стороны. Истец в данном случае не является стороной, в пользу которой состоялось решение, а учреждение, которому была поручена экспертиза – проигравшей стороной. Данное требование подлежит разрешению путем непосредственного обращения истца в экспертное учреждение или путем подачи иска о взыскании денежных средств в суд с соблюдением правил подсудности.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.56, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Белову В.В. в иске к Белику Н.А. о защите исключительных прав автора на научную работу — диссертацию Белова В.В. на соискание ученой степени доктора технических наук отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательном виде путем подачи жалобы в суд, вынесший решение.

Судья

опубликовано 17.07.2010 21:39 (МСК)

Вместе с этим читают:
Найди 7 отличий
Дело Образцовой
Как Берию лишили ученых степеней

просмотров: 35
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом