ПЕРВИЧКО ЕЛЕНА ИВАНОВНА, СПБГУ

 

Первичко Е.И. «Регуляция эмоций у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями»

PervichkoФото с портала www.npsyj.ru

29 декабря 2016 на сайте Санкт-Петербургского государственного университета размещена диссертация Е.И. Первичко на тему «Регуляция эмоций у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями» на соискание ученой степени доктора психологических наук СПбГУ по специальности «19.00.04 – Медицинская психология». Дата защиты не определена. Текст работы доступен по ссылке: https://disser.spbu.ru/files/phd_spsu/disser/wLFQMbvdxv.pdf или здесь (в ознакомительных целях только!).

Елена Первичко — кандидат психологических наук («Состояние психической напряженности у больных с синдромом дисплазии соединительной ткани сердца» : диссертация … кандидата психологических наук : 19.00.04. — Москва, 1996. — 261 с.), доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ. Соавторы: Зинченко Ю.П., Остроумова О.Д., Мартынов А.И., Николаева В.В., Барышникова З.М., Степура О.Б., Тхостов А.Ш., Акатова Е.В., Аронов Д.М., Ахмеджанов Н.М., Ковязина М.С., Пак Л.С., Шаркова Н.Е., Довбыш Д.В., Мамаев В.И., Поляков Ю.Ф., Гусева Т.Ф., Загорец Т.Л., Гутковская Л.А., Ролик Н.Л., Будкевич Л.И., Sokolova O.Y., Kulygina M.A., Барановская В.В., Казбеков М.И., Anatoliy M., Краснов В.Н., Рупчев Г.Е., Соколов Е.И., Шмелева Н.М., Шмелев Е.И., Федорова В.И., Хананьянц С.А., Черноризов А.М., Сурнов К.Г., Платонова Н.А., Плужников И.В., Рассказова Е.И., Галеева Н.Ю., Веракса А.Н., Георгиева М.Н., Горелик И.А., Галеева Н.Ю., Mezzich J.E., Martynov A., Guseva T.F., Sokolov E.I., Oganov R.G., Ахутина Т.В., Бардышевская М.К., Балашова Е.Ю., Каравашкина Е.А., Коростелева И.С., Корсакова Н.К., Grechnikova N., Оганов Р.Г., Окнин В.Ю., Леонов С.В., Молчанов С.В., Мельник О.О., Микадзе Ю.В., Арина Г.А., Ениколопов С.Н., Арутюнов Г.П., Карпов Ю.А.

Научный консультант на титульном листе диссертации не указан!

Cписок кандидатов в члены совета по защите диссертации Е.И. Первичко:

Диссовет
 

Сравнительный анализ диссертации Первичко Е.И. «Регуляция эмоций у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями» на совпадения с другими авторами

Первичко Другие авторы
№1 С. 24: Сходные взгляды на природу эмоций высказал К.Г. Лан-ге в своей «Сосудисто-двигательной теории эмоций». Согласно его кон-цепции, эмоции являются результатом осознания сосудисто-двигательных изменений, происходящих в организме. Теория К. Ланге исходит из тех же посылок, что и теория Джемса, но на более ограниченной физиологи-ческой основе. Поэтому в определенной мере ее можно считать частным случаем теории Джемса. В историческом же аспекте это две теории, поя-вившиеся практически одновременно, поэтому обычно их объединяют и говорят о теории эмоций Джемса-Ланге. Почти в одно время с Джемсом (1884) сходные взгляды на природу эмоций высказал Ланге (1885) в своей «сосудисто-двигательной теории эмоций». Согласно теории Ланге, эмоции являются результатом осознания сосудисто-двигательных изменений, происходящих в организме. <...> Теория Ланге исходит из тех же посылок, что и теория Джемса, но на более ограниченной физиологической основе. Поэтому в определенной мере ее можно считать частным случаем теории Джемса. В историческом же аспекте это две теории, появившиеся практически одновременно, поэтому обычно их объединяют и говорят о теории эмоций Джемса-Ланге.
Источник: [см. ссылку 1] Шадриков Владимир. От индивида к индивидуальности. Институт психологии РАН, 2009, С. 22 (?) ISBN: 978-5-9270-0162-0
№2 С. 28: При этом он исходил из пред-ставлений Р. Лазаруса о когнитивной оценке угрозы и работ Б. Вайнера, в которых было показано, что настойчивость субъекта перед лицом неудачи зависит от того, как он интерпретирует эту переживаемую неудачу (Weiner B. et al., 1971). М. Селигман с коллегами распространили эти взгляды на объяснение того, почему одни люди впадают в беспомощ-ность, а другие нет. Это зависит от того, какой стиль интерпретации со-бытий присущ данному человеку: оптимистический или пессимистиче-ский (Зелигман М.Э.П., 1997; Abrahamson L.Y., Seligman M.E.P., Teasdale J.D., 1978). При этом он исходил из взглядов Б. Вайнера [Weiner et al., 1971], показавшего, что настойчивость субъекта перед лицом неудачи зависит от того, как он интерпретирует эту переживаемую неудачу — просто как результат недостатка своих усилий или как результат обстоятельств, над которыми он не имеет власти или контроля. Зелигман с коллегами [Abramson, Seligman, Teasdale, 1978] распространили эти взгляды на объяснение того, почему одни люди впадают в беспомощность, а другие — нет. Это зависит от того, какой стиль объяснения неудачи имеется у человека: оптимистический или пессимистический. Источник: [см. ссылку 2] Евгений Ильин. Психология воли. 2-е изд. переработанное и дополненное. М., 2009. ISBN: 978-5-388-00269-3
№3 С. 32: Логика развития психологии как науки в начале ХХ века такова, что
постепенно, при столкновении с изучением более сложных объектов, на-чала обнаруживаться неадекватность применения по отношению к ним сложившейся категориальной сетки, соответствующей простым системам. Накопленные психологией фактические данные перестали укладываться в узкие рамки классических представлений; при попытках объяснения но-вых (более сложных) фактов все чаще стали возникать парадоксы.
Сталкиваясь с более сложным типом системной организации объектов, наука вначале рассматривала их сквозь призму уже сложившихся онтологий и категориальной сетки, соответствующей простым системам. <...> Накапливались факты, не укладывающиеся в их рамки, возникали парадоксы при попытках объяснения новых фактов. [3] Степин Вячеслав. «Классика, неклассика, постнеклассика: критерии различения» // Постнеклассика: философия, наука, культура. СПб.: Издательский дом «Мiръ», 2009. С.249 – 295
№4 С. 34, повтор на С. 39: Основная психодинамическая функция тревоги – помогать человеку избегать осознанного выявления у себя неприемлемых инстинктивных импульсов и поощрять удовлетворение этих импульсов надлежащими способами в подходящее время. Защитные механизмы Я помогают осу-ществлению этих функций, а также охраняют человека от захлестываю-щей его тревоги. Основная психодинамическая функция тревоги — помогать человеку избегать осознанного выявления у себя неприемлемых инстинктивных импульсов и поощрять удовлетворение этих импульсов надлежащими способами в подходящее время. Защитные механизмы эго помогают осуществлению этих функций, а также охраняют человека от захлестывающей его тревоги. Источник: [см. ссылку 4] Л. Хьелл, Д. Зиглер. Теории личности. СПб.: Питер, 2003.
№5 С. 35: Тревога в данном случае проистекает из страха, что, когда ты совершишь что-то не-приемлемое, это повлечет за собой негативные последствия. Так, напри-мер, маленький ребенок быстро усваивает, что активная разрядка его ли-бидозных побуждений или деструктивных стремлений будет чревата уг-розой наказания со стороны родителей или других социальных фигур. Невротическая тревога первоначально переживается как реалистическая, потому что наказание обычно исходит из внешнего источника. Поэтому развертываются защитные механизмы Я, имеющие целью сдерживание инстинктивных импульсов ребенка – в результате последние всплывают на поверхность только в форме общего опасения. И только тогда, когда инстинктивные импульсы Ид угрожают прорваться через контроль Эго, возникает невротическая тревога. Тревога в данном случае проистекает из страха, что, когда ты сделаешь что — то ужасное, это повлечет за собой тяжелые отрицательные последствия. Так, например, маленький ребенок быстро усваивает, что активная разрядка его побуждений либидо или деструктивных стремлений будет чревата угрозой наказания со стороны родителей или других социальных фигур. Невротическая тревога первоначально переживается как реалистическая, потому что наказание обычно исходит из внешнего источника. Поэтому развертываются защитные механизмы эго, имеющие целью сдерживание инстинктивных импульсов ребенка — в результате последние всплывают на поверхность только в форме общего опасения. И только тогда, когда инстинктивные импульсы ид угрожают прорваться через эго — контроль, возникает невротическая тревога.Источник: Л. Хьелл, Д. Зиглер. Указ. соч.
№6 С. 35: Моральная тревога происхо-дит от объективного страха родительского наказания за какие-то проступ-ки. Супер-Эго направляет поведение в русло действий, вписывающихся в моральный кодекс индивидуума. Последующее развитие Супер-Эго ведет к появлению социальной тревоги, которая возникает в связи с угрозой ис-ключения из группы сверстников из-за неприемлемых установок или дей-ствий. Моральная тревога происходит от объективного страха родительского наказания за какие — то поступки <...> Суперэго направляет поведение в русло действий, вписывающихся в моральный кодекс индивидуума. Последующее развитие суперэго ведет к социальной тревоге, которая возникает в связи с угрозой исключения из группы сверстников из — за неприемлемых установок или действий. Источник: Л. Хьелл, Д. Зиглер. Там же.
№7 С. 36: Итак, основная психодинамическая функция тревоги – помогать че-
ловеку избегать осознанного выявления у себя неприемлемых инстинк-тивных импульсов и поощрять удовлетворение этих импульсов надлежа-щими способами в подходящее время. Защитные механизмы помогают осуществлению этих функций, а также охраняют человека от захлесты-вающей его тревоги.
Основная психодинамическая функция тревоги — помогать человеку избегать осознанного выявления у себя неприемлемых инстинктивных импульсов и поощрять удовлетворение этих импульсов надлежащими способами в подходящее время. Защитные механизмы эго помогают осуществлению этих функций, а также охраняют человека от захлестывающей его тревоги. Источник: Л. Хьелл, Д. Зиглер. Там же.
№8 С. 40-41 : Кэннон употребляет термин «stress» наряду со словом «distress», фактически как его синоним. Он исходит из гипотезы, что в состоянии опасности и/или боли в организме происходят физиологические измене-ния, подготавливающие реакции бегства (flight) или нападения (fight).
Кэннон пишет о бегстве и нападении, цитируя Герберта Спенсера и Уиль-яма МакДугалла, отмечая, что сама по себе идея «двух F» ему не принад-лежит, как это часто считается. Его заслуга – в начале систематических исследований именно физиологической и гуморальной основы данных состояний (Cannon W.B., 1915). Работы Кэннона заложили понимание стресса как реакции организма на реальную или воображаемую опас-ность. Сегодня принято говорить о «пяти F стресса». Замирание (freezing), которое часто ассоциируется с гипербдительностью; активное возбуждение, которое часто возникает после оценки, приводит к возник-новению чего возникает беспокойство, проявляющееся в поведении (fidget). Это, в свою очередь, может привести к возникновению реакции бегства (flight) нацелено на избежание опасности. Если бегство невоз-можно или неэффективно, возникает борьба (fight). Если же всё предыду-щее оказывается невозможным, остаётся только впасть в оцепенение (faint) (Bracha H.S., 2004).
Кэннон употребляет это слово наряду со словом «distress», фактически как его синоним. Он исходит из гипотезы, что в состоянии опасности и/или боли в организме происходят физиологические изменения, подготавливающие реакции бегства (flight) или нападения (fight). Кэннон пишет о бегстве и нападении, цитируя Герберта Спенсера и Уильяма МакДугалла[2], так что сама по себе идея «двух F» ему не принадлежит, как это часто считается. Его заслуга – в начале систематических исследований именно физиологической и гуморальной основы данных состояний.
Работы Кэннона заложили понимание стресса как реакции организма на реальную или воображаемую опасность.
Замирание (freezing), которое ещё можно назвать гипербдительностью. <...> После оценки ситуации бывает необходимо проявить активное возбуждение, в результате чего возникает нервное поведение (fidget). <...> Бегство (flight) нацелено на избежание опасности. <...> Если бегство запоздало или противник догоняет, то включается следующий механизм – драка (fight). <...> Если же всё предыдущее невозможно или хищник подобрался слишком близко, остаётся только замереть и притвориться мёртвым, впасть в оцепенение (faint)»[3]. Источник: [см. ссылку 5] Сериков А.Е., Стресс и этика самообладания // Mixtura verborum’ 2014: жизнь в параллельных мирах : философский ежегодник / под общ, ред. С. А. Лишаева — Самара : Самар. гуманит. акад., 2015. — 214 с. стр.20-39
№9 С. 41. : Разрабатываемый Р. Лазарусом и его научной группой оригинальный когнитивный подход к проблеме стресса, оценки угрозы и копинга со временем привел к тому, что из скромной сноски, которую сделал в одной из своих последних работ Г. Селье, кон-цепция копинга выросла и заняла одно из центральных мест в современ-ных теоретических моделях стресса и эмоций (Клиническая психология…, 2012; Леонова А.Б., 2013; Lasarus R.S., 1968, 1991, 2006; Lasarus R.S., Folkman S., 1984, 1987; Szabo, S., Tache Y., Somogyi A., 2012; и др.). Разрабатываемый с 1966 года в Калифорнийском университете (Беркли) Ричардом Лазарусом и его научной группой оригинальный когнитивный подход привел к тому, что из скромной сноски, приложения к теории стресса, которую сделал в одной из своих последних работ Ганс Селье, концепция копинга выросла и заняла центральное место в современной теоретической модели стресса и эмоций. Источник: [см. ссылку 6] Сирота Н.А. Психическая адаптация к требованиям социальной среды. Базисные компоненты. // «Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика» / Онлайн-ресурс ISSN 2309−3943, свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52954 от 01 марта 2013 г. Режим просмотра: http://www.medpsy.ru/library/library080.php
№10 С. 42: По результатам первичной оценки возможны три варианта заключений: 1) ситуация признается не значимой для индивида, а значит, не оказывает влияния на эмоциональные реакции и поведение человека; 2) ситуация признается значимой и позитивной, вызывает положительные эмоциональные реакции и ведет к повышения благополучия индивида; 3) ситуация признается значимой и рассматривается как стрессовая. Ситуа-ция, признанная стрессовой, может быть оценена как ущерб, вред (угроза причинить ущерб) или вызов, обращенный к адаптационным ресурсам личности. Предполагается три возможных варианта ответа.1. Ситуация рассматривается как существенно не значимая для личности и не имеет последствий, касающихся эмоций, решений, поведения и благополучия. 2. Ситуация рассматривается как позитивная. В этом случае возникают позитивные эмоции, и чувство благополучия усиливается. 3. Ситуация рассматривается как стрессовая. Стрессовая ситуация может оцениваться как: А) ущерб (вред), Б) угроза, отражающая предвкушаемый ущерб (вред), В) вызов, обращенный к потенциальным ресурсам личности. Источник: Сирота Н.А. Там же.
№11 С. 44: Традиционно, эффективным называют копинг, приводящий к желаемому результату, который подкрепляется чувством компетентности и поощряет будущие копинг-попытки. Неэф-фективный копинг часто вызывает дополнительный стресс, приводит к чувству неудовлетворенности (Белинская Е.П., 2009; Вассерман Л.И. и
др., 2009; Исаева Е.Р., 2009; Клиническая психология…, 2012; Рассказова Е.И., Гордеева Т.О., 2011; Lasarus R.S., 2006; Compas B.E. et al, 2013).
Эффективный копинг приводит к желаемому результату, который подкрепляется чувством компетентности и поощряет будущие копинг-попытки. Неэффективный копинг часто вызывает дополнительный стресс, приводит к чувству неудовлетворенности. Источник: Сирота Н.А. Там же.
№12 С. 49-52 : чрезмерный и не обоснованный академическими целями, реферативный и некритический пересказ содержания трудов исследователя A.T. Beck на основе учебного пособия Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Психологическая помощь людям, пережившим травматический стресс. М.: МГППУ, 2006. Источник: [см. ссылку 7] Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Психологическая помощь людям, пережившим травматический стресс. М.: МГППУ, 2006.
№13 С. 59: Согласно модели ЭИ, предложенной П. Саловеем и Дж. Майером в 1990 г., ЭИ включает «способности точно воспринимать, оценивать и выражать эмоции, способности получать доступ и/или генерировать эмо-ции, помогающие мышлению, способности понимать эмоции при наличии осведомленности в области эмоций, и способностирегулировать эмоции для достижения эмоционального и интеллектуального развития» (Mayer J.D., Salovey P., 1997, с.10). Теория эмоционально-интеллектуальных способностей предлагает трактовать ЭИ как включающий «способности точно воспринимать, оцени вать и выражать эмоции, способности получать доступ и/или генерировать эмоции, помогающие мышлению, способности понимать эмоции при наличии осведомленности в области эмоций, и способности регулировать эмоции для достижения эмоционального и интеллектуального развития» (Mayer, Salovey, 1997, с.10). Источник: [см. ссылку 8] Рычкова О.В. Нарушения социального интеллекта у больных шизофренией / Диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук, 19.00.04 – Медицинская психология (психологические науки). Москва, 2014. (защищена в СПбГУ)
№14 С. 59-60: Такая зависимость и иерархия характерны для понимания как своих, так и чужих эмоций. В предложен-ной авторами методике диагностики ЭИ (Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test — MSCEIT) в лаконичной форме (по два субтеста на каж-дый из четырех компонентов) измеряются указанные составляющие, и способность к РЭ в том числе (Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R., 2002; Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., 2010).
В модели «эмоционально-социального интеллекта» Р. Бар-Она (The Bar-On model of emotional-social intelligence) проблеме РЭ также от-водится определенное место: <...> В числе составляющих ЭН в данной модели определены: внутри-личностные навыки (intrapersonal skills), включающие эмоциональное са-мосознание (emotional self-awareness), ассертивность, самоотношение (self-regard), самоактуализацию, независимость; межличностные навыки (interpersonal skills) — эмпатия, межличностные отношения, социальная от-ветственность; адаптивные способности (adaptation), такие как способ-ность к решению проблем (problem solving), тестирование реальности (re-ality testing), гибкость (flexibility). Также в число компонентов социально-эмоционального интеллекта Р. Бар-Он включил способность к управле-нию стрессом (stress management) — толерантность к стрессу и хороший
контроль над импульсами, а также показатель «общее настроение» (general mood), подразумевающее способность испытывать счастье (hap-piness) и оптимизм (optimism) (Bar-On R., 1997, 2006).
Такая зависимость и иерархия характерны как для понимания своих, так и чужих эмоций. В предложенной авторами модели методике (Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test MSCEIT) измеряются указанные составляющие (по два субтеста на каждый из четырех компонентов); в настоящее время существует адаптация методики для российской выборки (Сергиенко, Ветрова, 2010).
Иная трактовка ЭИ предложена R.Bar-On, который использовал тер мин «эмоционально-социальный интеллект» (The Bar-On model of emotional social intelligence). В числе составляющих определены: внутриличностные на выки (intrapersonal skills), включающие эмоциональное самосознание (emotional self-awareness), ассертивность, самоотношение (self-regard), самоактуализацию, независимость; межличностные навыки (interpersonal skills) — эм патия, межличностные отношения, социальная ответственность; адаптивные способности (adaptation), такие как способность к решению проблем (problem solving), тестирование реальности (reality testing), гибкость (flexibility). Также в число компонентов социально-эмоционального интеллекта R.Bar-On вклю чил способность к управлению стрессом (stress management), за которой мыс лится толерантность к стрессу и хороший контроль над импульсами, и показа тель «общее настроение» (general mood), подразумевающее способность испы тывать счастье (happiness) и оптимизм (optimism) (Bar-On, 1997-2006). Источник: Рычкова О.В. Там же.
№15 С. 60: Согласно данной модели, уровень знаний об эмоциях, их внешних проявлениях и поведении, соответствующий переживанию эмо-ций (первый уровень), реализуется в виде способностей применять знания и выбирать соответствующую стратегию поведения (второй уровень), и порождает склонность человека вести себя определенным образом в оп-ределенных ситуациях (третий уровень).<...> Автор видит связи ЭИ с копинг-стратегиями, используемыми личностью, параметрами эмоциональной сферы (алекситимия), когнитивными процессами и рас-сматривает ЭИ как значимый для стресс-менеджмента и сохранения чело-веком своего психического здоровья (Mikolajczak M., 2009; Mikolajczak M., Luminet O., Menil C., 2006). Уровень знаний об эмоциях, их внешних проявлениях и поведении, соответствующий переживанию эмоций (первый), реализуется в виде способностей применять знания и выбирать соответствующую стратегию поведения (второй), и порождает склонность человека вести себя определен ным образом в определенных ситуациях (третий уровень). Автор видит связи ЭИ с копинг-стратегиями, используемыми личностью, параметрами эмоцио нальной сферы (алекситимия), когнитивными процессами (Mikolajczak, et al., 2006-2009). Последствия развитияЭИ определяются значимыми для стресс менеджмента и сохранения человеком своего психического здоровья. Источник: Рычкова О.В. Там же.
№16 С. 60-61: и получены данные, свидетельствующие о высокой роли низких значений ЭИ в качестве «негативного предиктора» многих психопатологических проявлений, прежде всего аффективной патологии (Плужников И.В., 2010; Petrides K.V., Pérez-Gonzalez J.C., Furnham A., 2007; Mikolajczak M., et al., 2009). <....> и получены данные, свидетельствующие о высокой роли ЭИ в качестве «негативного предиктора» (negative predictor) многих психопатологических проявлений: аффективной патологии <...>Источник: Рычкова О.В. Там же.
№17 С. 61: В диссертационном исследовании И.В. Плужникова предложена
клинико-психологическая модель ЭИ. Автор говорит об ЭИ как о «специ-альной метаспособности», включающей иерархически организованные способности восприятия, понимания и регуляции эмоциональных состоя-ний, реализующих свои функции в особой деятельности, основной целью которой является наиболее точное и эффективное отражение своих и чу-жих эмоций для успешного управления ими в целях и задачах другой, бо-лее общей деятельности (Плужников И.В., 2010, с. 14). [устранив кавычки («») из цитаты диссертантка представила текст Плужникова как собственный]
Клинико-психологическую модель ЭИ, особо значимую для оценки нарушений последнего, предлагает И.В.Плужников. Он говорит об ЭИ уже как о «специальной метаспособности, состоящей из иерархически организован ных способностей восприятия, понимания и регуляции эмоциональных со стояний, реализующих свои функции в особой деятельности, основной целью которой является наиболее точное и эффективное отражение своих и чужих эмоций для успешного управления ими в целях и задачах другой, более общей деятельности (например, профессиональной, деятельности общения, пережи вания)» (Плужников, 2010, с.14). Источник: Рычкова О.В. Там же
№18 С. 117: Зависимость болезней человека от особенностей его психической жизни отмечалась еще Авиценной, Галеном и Гиппократом. Однако раз-работка концептуального аппарата, позволяющего описать эту зависи-мость, началась только в XIX веке. (Бассин Ф.В., 1972; Бассин Ф.В., Прангишвили А.С., Шерозия А.Е., 1978; Николаева В.В., 1987, 1992; Taylor G.J. G.J., 1987; Weiss, English, 1949, и др.). Зависимость болезней человека от особенностей его психической жизни отмечалась еще Авиценной, Галеном и Гиппократом. Однако разработка концептуального аппарата, позволяющего описать эту зависимость, началась относительно недавно, только в XIX веке [6,34,82,97]. Источник: [см. ссылку 9] Демина Надежда Александровна. Эмоционально-личностные особенности пациентов при амбулаторном лечении стоматологических заболеваний: Дис. … канд. психол. наук : 19.00.04 : Москва, 1999 180 c. РГБ ОД, 61:99-19/78-8
№19 С. 117-118: В психоанализе были выделены и описаны сразу несколько постулатов, ко-торые вплоть до сегодняшнего дня рассматриваются в качестве важных при объяснении роли психологических факторов в патогенезе психосома-тических расстройств: во-первых, психоанализ указал на наличие символической связи между психическими и телесными феноменами; во-вторых, в качестве патогенного психического фактора, обуслов-ливающего развитие психосоматичеких расстройств, был предложен аф-фективный конфликт; в-третьих, в качестве механизма, посредством которого бессозна-тельные конфликты находят свое символическое выражение в сенсомо-торных симптомах, был предложен механизм конверсии (Фрейд З., 1989, 1991; Schur M., 1955; Taylor G.J., 1987; Weiner H., 1982, 1992; Mann S.J., 2012; Wise T.N., 2014; и др.). В психоаналитической теории 3. Фрейда были выделены и описаны сразу несколько постулатов, важных для объяснения роли и места психологических факторов в патогенезе психосоматических расстройств. Во-первых, психоанализ указал на наличие связи между психическими и телесными феноменами, во-вторых, в качестве патогенного психического фактора, обусловливающего развитие психосоматических расстройств, в психоанализе был предложен аффективный конфликт; в-третьих, в качестве механизма, посредством которого бессознательные процессы находят свое символическое выражение в сенсомоторных симптомах, был предложен механизм истерической конверсии [124,125] Источник: Демина Н.А. Там же.
№20 С. 118: З. Фрейд уже в 1910 году отказался от абсолютизации идеи о символическом значении психосоматических симптомов. Он предполо-жил, что существуют и другие, несимволические, механизмы влияния бессознательного на тело (Taylor G.J., 1987). Однако уже в 1910 году 3. Фрейд отказался от абсолютизации идеи о символическом значении психосоматических симптомов.
2. Существуют и другие направления, в которых по разному представлены роль и место психологических факторов в происхождении психосоматических расстройств. Источник: Демина Н.А. Там же.
№21 С. 118-119: Ф. Александер был одним из первых, кто выступил против прида-ния психосоматическим симптомам чисто символического значения. Он выделил конверсионные расстройства в особую группу, ограничив ее на-рушениями в системе органов, контролируемых произвольной нервной системой (Alexander F., 1950; Taylor G.J., 1987).
Другую группу психогенных расстройств он назвал вегетативными неврозами. Они могут иметь место в системах организма, управляемых автономной (вегетативной) нервной системой. В этом случае соматиче-ские симптомы — не следствие символического замещения подавленного конфликтного содержания, а нормальное физиологическое сопровожде-ние определенных эмоциональных состояний (Alexander F., 1950). Этот процесс в последующем получил название соматизации. Эмоциям в тео-рии Ф. Александера, являющейся одной из признанных теорий психосо-матической специфичности, отводилась определяющая роль. Они, факти-чески, служили «связующим звеном» между психологическими причина-ми и телесными изменениями — следствиями действия психологических причин. Следуя психоаналитическим традициям, Ф. Александер призна-вал, что при возникновении психосоматических расстройств первосте-пенное значение имеет интрапсихический конфликт. Он считал, что пси-хосоматическое заболевание является «физиологическим выражением» хронического или периодически повторяющегося эмоционального на-пряжения, которое, в свою очередь, является проявлением вытесненного или подавленного внутриличностного конфликта (Alexander F., 1950).
В соответствии с объяснительной моделью, предложенной Ф. Алек-сандером, переживание эмоций стенического круга (гнев, страх) вызыва-ют в организме состояние «готовности к борьбе и бегству», в чем активно участвует симпатическая нервная система. В нормальных условиях эти физиологические изменения обеспечивают реализацию активного дейст-вия. В случае же наличия невротического конфликта возможность осоз-нания и выражения стенических эмоций вовне оказывается блокирован-ной. Однако «физиологическая составляющая» данного процесса продол-жает активно воздействовать на внутренние органы. В результате возни-кает хроническое перенапряжение деятельности таких органов, как мозг и легкие и, следовательно, возникает основа для соответствующих (специ-фических) групп вегетативных неврозов.
F. Alexader в своей теории специфического интра-психического конфликта выступил против предания психосоматическим симптомам чисто символического значения. Он выделил конверсионные расстройства в особую группу, ограничив ее нарушениями в системе органов, контролируемых произвольной нервной системой [138]. Другую группу психогенных расстройств F. Alexader назвал вегетативными неврозами. Эти неврозы могут иметь место в системах организма, управляемых непроизвольной (вегетативной) нервной системой. В этом случае соматические симптомы являются не следствием символического замещения подавленного конфликтного содержания, а нормальным физиологическим сопровождением определенных эмоциональных состояний [138]. Эмоциям в теории F. Alexader отводилась очень важная роль. Они фактически служили связующим звеном между психологическими причинами и телесными изменениями, которые и являлись следствиями действия психологических причин.
Следуя психоаналитическим традициям, F. Alexader признавал, что при возникновении психосоматических расстройств первостепенное значение имеет интрапсихический конфликт. Он считал, что психосоматическое заболевание является физиологическим выражением хронического или периодически повторяющегося эмоционального напряжения, которое в свою очередь является проявлением вытесненного или подавленного личностного конфликта.
По мнению F. Alexader эмоции стенического круга (агрессия, враждебность, страх) вызывают в организме состояние готовности к борьбе и бегству, в чем активно участвует симпатическая нервная система. В нормальных условиях эти физиологические изменения обеспечивают реализацию активного действия. В случае наличия невротического конфликта возможность выражения стенических эмоций во вне оказывается блокированной, однако физиологическая составляющая данного процесса продолжает активно воздействовать на внутренние органы. В результате возникает хроническое перенапряжение деятельности таких органов, как мозг, легкие, сердце, и, следовательно, возникает основа для соответствующих (специфических) групп вегетативных неврозов. Источник: Демина Н.А. Там же
№21 С. 121-122 : Ф. Данбар была первым исследователем, выделившим основные
характеристики «гипертонической» (гневливость, чувство вины за собст-венные враждебные импульсы, повышенная потребность в одобрении со стороны окружающих) и «коронарной» (нетерпеливость, агрессивность к окружающим, враждебность) личности <...> (Dunbar F., 1935 (1954); 1945)
H.Dunbar, базируясь на результатах фундаментального многолетнего исследования («Psychosomatic diagnosis», 1943–1947) больных ССЗ (более 1600 наблюдений), впервые сформулировала основные характеристики «гипертонической» (гневливость, чувство вины за собственные враждебные импульсы, повышенная потребность в одобрении со стороны окружающих) и «коронарной» (нетерпеливость, агрессивность к окружающим, враждебность) личности. Источник: [см. ссылку 10] Б.А.Волель, Е.С.Терновая, А.А.Ермушева, Е.А.Сыркина, И.Б.Ардзинба. Расстройство личности и сердечно-сосудистые заболевания (на модели артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца) // Психические расстройства в общей медицине. 2014; 01: 4-13
№22 С. 122: Кроме того, данные ряда иссле-дований, выполненных вскоре после публикаций Ф. Данбар, не обнару-жили статистически достоверных отличий выделенных ею личностных характеристик больных ССЗ от особенностей пациентов при другой пато-логии внутренних органов (Miles H.H.W. et al., 1954; O’Connell D.D., Lundy R.M., 1961). Данные ряда исследований, выполненных вскоре после публикации H.Dunbar (C.Storment, 1951; H.Miles и соавт., 1954; D.O’Connell, R.Lundy, 1961), не обнаружили статистически достоверных отличий личностных характеристик больных ССЗ от особенностей пациентов при другой патологии внутренних органов. Источник: Б.А.Волель и др. Там же.
№23 С. 123: Согласно представлениям М. Фридмана и Р Розенмана, пациенты с
личностным типом А более подвержены риску раннего развития АГ и ИБС с высокой частотой осложнений и вероятностью неблагоприятного исхода. У пациентов с типом А в 84% случаев обнаруживается стойкое повышение АД, что часто предшествует возникновению ИБС (Friedman M., Rosenman R., 1974). Однако в целом ряде других работ указывается на преобладание ха-рактеристик типа А лишь среди пациентов мужского пола (Sharma A., 2012),
Согласно представлениям М.Friedman и R.Rosenman пациенты с личностным типом А более подвержены риску раннего развития ИБС1 с высокой частотой осложнений и вероятностью неблагоприятного исхода. <....> В то же время, по данным М.Friedman и R.Rosenman, у пациентов с типом А в 84% случаев обнаруживается стойкое повышение АД. <...> В ряде других работ указывается на преобладание типа А лишь среди пациентов мужского пола (A.Sharma, 2012) Источник: Б.А.Волель и др. Там же.
№24 С. 123: Более того, резуль-таты проспективного исследования L. Sirri и соавт., проведенного на масштабной выборке больных – свыше 1300 пациентов (Type A behaviour: a reappraisal of its characteristics in cardiovascular disease, 2012) − позволили выявить личностный тип А лишь у 1/3 пациентов с гипертонией и с ИБС (Sirri L. et al., 2012). Результаты проспективного исследования L.Sirri и соавт., проведенного на масштабной выборке больных – более 1300 пациентов (Type A behaviour: a reappraisal of its characteristics in cardiovascular disease, 2012), позволили выявить личностный тип А лишь у 1/3 пациентов с гипертонией и с ИБС. Источник: Б.А.Волель и др. Там же
№25 С. 125: По данным M. Beutel и соавт. (2012 г.), частота встречаемости проявлений личностного типа Д связана лишь с более высокой обращаемостью за медицинской помощью <...> Так, по данным M.Beutel и соавт. (2012 г.), личностный тип Д связан лишь с более высокой обращаемостью за медицинской помощью. Источник: Б.А.Волель и др. Там же.
№26 С. 134: Состояние операциональной напряженности возникает при доми-нировании процессуального мотива деятельности. При наличии опера-циональной напряженности в экспериментальном исследовании отмеча-ется совпадение содержания мотива и цели деятельности. То есть в этом случае субъективное значение деятельности для субъекта близко объек-тивному его содержанию. Как было показано в экспериментальных ис-следованиях, возникновение состояния операциональной напряженности оказывало мобилизующее влияние на деятельность и способствовало со-хранению работоспособности человека на высоком уровне Состояние операционной напряженности возникает как результат относительно нейтрального подхода испытуемого к процессу деятельности и характеризуется доминированием процессуального мотива. При операциональной напряженности содержание цели и мотива деятельности совпадает. Возникающие в таких случаях психические состояния характеризуются оптимальным вниманием к выполнению деятельности, стабильностью функциональных возможностей человека. Данный тип напряженности оказывает мобилизующее влияние на деятельность и способствует сохранению работоспособности человека на устойчивом уровне. Источник: [см. ссылку 11] Способы автономного выживания человека в природе: Учебник для вузов / Под ред. Л. А. Михайлова. — СПб., 2008.
№27 С. 143: В последние годы пересмотрено участие центральной (ЦНС) и пе-риферической (ПНС) нервных систем в долговременной регуляции АД и прогрессировании осложнений ЭАГ. Доказана неблагоприятная прогно-стическая роль повышенной вариабельности АД, которая является прин-ципиальной характеристикой стресс-индуцированной АГ. С современной точки зрения, в качестве основных нервных центров, принимающих уча-стие в регуляции АД, выступают продолговатый мозг, гипоталамус и кора головного мозга (Wyss J.M., Carlson S.H., 2001). В последние годы пересмотрено участие центральной (ЦНС) и периферической (ПНС) нервных систем в долговременной регуляции АД и прогрессировании осложнений АГ. Доказана неблагоприятная прогностическая роль повышенной вариабельности АД, которая является принципиальной характеристикой стресс-индуцированной АГ. С современной точки зрения в качестве основных нервных центров, принимающих участие в регуляции АД, выступают продолговатый мозг, гипоталамус и кора головного мозга. Источник: [см. ссылку 12] Ж.Д. Кобалава, К.М. Гудков. Эволюция представлений о стресс-индуцированной артериальной гипертонии и применение антагонистов рецепторов ангиотензина II // Кардиоваскулярная терапия и профилактика, 2002, №1, с.4-15
№28 С. 146: Так, по данным Дж. Сторк и соавт., АГ в рабочее время была выявлена у 19% человек с нормальными значе-ниями АД при периодических амбулаторных изменениях (Stork J., et al., 1992). Так, J. Stork и соавт. с помощью метода СМАД обследовали работников различных промышленных предприятий. АГ в рабочее время была выявлена у 19% больных с нормальными значениями АД при периодических амбулаторных измерениях. Источник: [см. ссылку 13] Остроумова О.Д., Гусева Т.Ф. «Гипертония на рабочем месте» (современный взгляд на патогенез, диагностику и лечение) // РМЖ. 2002. №4. С. 196
№29 С. 146: Среди психологических особенностей больных с гипертонией на рабо-чем месте отмечают подавляемую склонность к раздражению, связанному с большой профессиональной нагрузкой, на неуверенность в сохранении рабочего места, неудовлетворительные карьерные возможности, высокие профессиональные требования при низком уровне свободы в принятии решений. <...>(Cottington E.M. et al., 1986; Karasek R., 1998; O’Donnell K. et al., 2008). Среди психосоциальных факторов, способствующих развитию «гипертонии на рабочем месте», особое внимание уделяется подавляемой склонности к раздражению, связанному с сильной профессиональной нагрузкой, неуверенности в сохранении рабочего места, ограниченным шансам для продвижения, неудовлетворительным карьерным возможностям, высоким профессиональным требованиям при низком уровне свободы в принятии решений. Источник: Остроумова О.Д., Гусева Т.Ф. Там же.
№30 С. 146: Исследования показали, что стресс–индуцированная АГ является далеко не безобидным феноменом. Так, уровень АД на работе более тесно коррелирует с поражением органов–мишеней (в частности, с гипертрофи-ей миокарда левого желудочка), чем амбулаторно измеряемый уровень АД и даже уровень АД в ночное время (Cottington E.M., et al., 1986; Gar-vas I., Garvas H., 1999; и др.). В проспективном исследовании «Whitehall Study», выполненном под эгидой ВОЗ, на примере 10308 управленческих работников было показано, что ограниченная свобода в принятии реше-ний в рамках профессиональной деятельности (служащие нижнего и среднего звена) сопровождается повышенным риском развития ишемиче-ской болезни сердца как у мужчин, так и у женщин. (Chandola T. et al., 2008; Social determinants…, 2010; Nabi H., 2013). Стресс–индуцированная АГ является далеко не безобидным феноменом. Так, уровень АД на работе более тесно коррелирует с поражением органов–мишеней (в частности, с гипертрофией миокарда левого желудочка), чем амбулаторно измеряемый уровень АД и даже уровень АД в ночное время.
<...>В проспективном исследовании Whitehall и соавт. показали на примере 10308 управленческих работников, что ограниченная свобода в принятии решений в рамках профессиональной деятельности сопровождается повышенным риском развития ишемической болезни сердца как у мужчин, так и у женщин. При этом установлено значимо большее повышение частоты случаев впервые диагностируемой ишемической болезни сердца именно у тех людей, которые располагали лишь незначительными возможностями принятия решений («Job control») в своей профессиональной деятельности (служащие нижнего и среднего звена). Источник: Остроумова О.Д., Гусева Т.Ф. Там же.
№31 С. 146-147: В ходе 12–летнего проспективного исследования М. Джулиус и соавт. дока-зали, что подавляемая склонность к раздражению у больных АГ досто-верно связана с повышением уровня смертности. У обследованных здоро-вых мужчин с нормальным АД такой связи не было выявлено (Julius M. et al., 1986).
<...>Патогенез АГ на рабочем месте в обобщенном виде может быть представлен следующим образом: отрицательно переживаемый хрониче-ский стресс (дистресс) наряду с генетическими и приобретенными факто-рами принимает определенное участие в возникновении и/или прогресси-ровании АГ. В этом случае центральным звеном является повышение ак-тивности симпатической нервной системы (СНС). При этом из мозгового слоя надпочечников освобождается преимущественно адреналин. Адре-налин стимулирует пресинаптические b2–адренорецепторы в окончаниях симпатических нервов, которые, в свою очередь, облегчают освобожде-ние норадреналина. Норадреналин может становиться активным в отно-шении a1– и b1–адренорецепторов органа–мишени (гладкой мускулатуры сердца и сосудов) и индуцировать АГ. Частая и продолжительная актива-ция симпатического звена ведет к изменению барорецепторного рефлекса с «настройкой» АД на более высоком уровне. Тонус блуждающего нерва понижается, АД и частота сердечных сокращений повышаются.
Длительное повышение активности СНС может также вызывать ги-перинсулинемию с ее известными отрицательными последствиями (за-держка почечной экскреции натрия и воды, нарушение клеточного транс-порта электролитов, развитие гипертрофии сосудов и появление метабо-лического синдрома). В ходе стрессовой реакции происходит выброс ад-ренокортикотропного гормона и кортизола. Это делает организм чувстви-тельным к хлориду натрия. Стресс приводит к сокращению почечной экс-креции натрия. Возможно, психоэмоциональные нагрузки и солевой фак-тор взаимно усиливают друг друга.
Кроме того, наряду с прямым гипертензивным действием, СНС стимулирует РААС. СНС и РААС тесно связаны между собой, поскольку АТ1–рецепторы, опосредующие все эффекты ангиотензина II, ответствен-ны также за освобождение адреналина и норадреналина в мозговом слое надпочечников. Симпатический нерв, наоборот, через адреналин и норад-реналин способствует образованию ренина в почках. Вследствие этого происходит аддитивное усиление прессорных эффектов и на долгое время создаются условия, благоприятствующие развитию гипертрофии миокар-да.
В ходе 12–летнего проспективного исследования M. Julius и соавт. доказали, что подавляемая склонность к раздражению у больных АГ приводит к статистически достоверному повышению уровня смертности. <...> У обследованных здоровых мужчин с нормальным АД такой связи не было выявлено. <...> Отрицательно переживаемый хронический стресс (дистресс) наряду с генетическими и приобретенными факторами принимает определенное участие в возникновении и/или прогрессировании АГ. В этом случае центральное звено отведено повышенной активности симпатического отдела вегетативной нервной системы. При этом из мозгового слоя надпочечников освобождается преимущественно адреналин. Адреналин стимулирует пресинаптические b2–адренорецепторы в окончаниях симпатических нервов, которые, в свою очередь, облегчают освобождение норадреналина. Норадреналин может становиться активным в отношении a1– и b1–адренорецепторов органа–мишени (гладкой мускулатуры сердца и сосудов) и индуцировать АГ.
Частая и продолжительная активация симпатического звена ведет к изменению барорецепторного рефлекса с «настройкой» АД на более высоком уровне. Тонус блуждающего нерва понижается, АД и частота сердечных сокращений повышаются.
Длительное повышение активности симпатической нервной системы может также вызывать гиперинсулинемию с ее известными отрицательными последствиями (задержка почечной экскреции натрия и воды, нарушение клеточного транспорта электролитов, развитие гипертрофии сосудов и появление метаболического синдрома). В ходе стрессовой реакции происходит выброс адренокортикотропного гормона и кортизола. Это делает организм чувствительным к поваренной соли. Стресс приводит к сокращению почечной экскреции натрия. Возможно, психоэмоциональные нагрузки и солевой фактор взаимно усиливают друг друга.
Кроме того, наряду с прямым гипертензивным действием, симпатическая нервная система стимулирует также ренин–ангиотензин–альдостероновую систему (РААС). Симпатическая и РААС системы тесно связаны между собой. Дело в том, что АТ1–рецепторы, опосредующие все эффекты ангиотензина II, ответственны также за освобождение адреналина и норадреналина в мозговом слое надпочечников. Симпатический нерв, наоборот, через адреналин и норадреналин способствует образованию ренина в почках. Вследствие этого происходит аддитивное усиление прессорных эффектов и на долгое время создаются условия, благоприятствующие развитию гипертрофии миокарда или медии. Источник: Остроумова О.Д., Гусева Т.Ф. Там же.
№32 С. 272-273: У пациентов с АГ первой группы исходно уровень А и НА в крови достоверно ниже, чем во второй группе, а уровни ренина и А1 сопоставимы. В процессе экспери-мента у пациентов с АГ второй группы отмечено достоверное увеличение всех четырех анализируемых показателей, а в первой — их достоверное снижение.
Таблица 71. Уровень катехоламинов в моче; ренина, ангиотензина и 1 в плазме крови у пациентов с АГ обеих групп до и после эксперимента [и ее содержание]
У пациентов первой группы исходно уровень адреналина и норадреналина в моче достоверно меньше, чем во второй группе, а уровни ренина и ангиотензина 1 сопоставимы (табл. 9). В процессе эксперимента у пациентов второй группы отмечено достоверное увеличение всех четырех анализируемых показателей, а в первой — их достоверное снижение <...> Таблица 9 Результаты измерений уровней катехоламинов, ренина и ангиотензина 1 в плазме крови у больных ГБ до и после эксперимента. [и ее содержание] Источник: [см. ссылку 14] Гусева Татьяна Федоровна. Психологические особенности работающих пациентов с артериальной гипертензией. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. 14.00.06 — кардиология. Москва, 2005.
 

[1] http://iknigi.net/avtor-vladimir-shadrikov/94616-ot-individa-k-individualnosti-vladimir-shadrikov/read/page-22.html
[2] http://profilib.com/chtenie/122403/evgeniy-ilin-psikhologiya-voli-69.php
[3] http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/6154-klassika-neklassika-postneklassika-kriterii-razlicheniya.html
[4] http://www.plam.ru/psiholog/teorii_lichnosti/p6.php
[5] http://www.phil63.ru/stress-i-etika-samoobladaniya
[6] http://www.medpsy.ru/library/library080.php
[7] http://window.edu.ru/catalog/pdf2txt/807/29807/13020?p_page=4
[8] http://libed.ru/knigi-nauka/546190-5-narusheniya-socialnogo-intellekta-bolnih-shizofreniey.php
[9] http://www.dslib.net/med-psixologia/jemocionalno-lichnostnye-osobennosti-pacientov-pri-ambulatornom-lechenii.html
[10] http://con-med.ru/magazines/psikhicheskie_rasstroystva_v_obshchey_meditsine/psikhicheskie_rasstroystva_v_obshchey_meditsine-01-2014/rasstroystvo_lichnosti_i_serdechno_sosudistye_zabolevaniya_na_modeli_arterialnoy_gipertonii_i_ishemi/
[11] http://www.e-reading.club/chapter.php/1005538/22/Sposoby_avtonomnogo_vyzhivaniya_cheloveka_v_prirode.html
[12] http://cardiopractic.com.ua/doctors/2009/07/evolyuciya-predstavlenij-o-stress-inducirovannoj-arterialnoj-gipertonii-i-primenenie-antagonistov-receptorov-angiotenzina-ii.html
[13] http://www.rmj.ru/articles/kardiologiya/Gipertoniya_na_rabochem_meste_sovremennyy_vzglyad_na_patogenez_diagnostiku_i_lechenie/
[14] http://medical-diss.com/medicina/psihologicheskie-osobennosti-rabotayuschih-patsientov-s-arterialnoy-gipertenziey

В процессе проверки диссертации на нелегитимные заимствования были выявлены многочисленные совпадения текста диссертационного исследования с работами российских авторов. Характер заимствований наводит на предположение, которое также является оценочным суждением, что в научно-квалификационном труде диссертантки многие ссылки на труды зарубежных исследователей не свидетельствуют о ее знакомстве с первоисточниками, ибо все они следуют за скомпилированными отрывками текста и цитатами из работ статей, монографий и др. изданий российских ученых. В связи с вышеуказанными обстоятельствами, диссертация Первичко Е.И. не может быть рекомендованной к защите на соискание ученой степени доктора наук!

Видеозапись защиты диссертации доступна по ссылке: http://vc.spbu.ru

просмотров: 257
Реклама от Google

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом