ЭКСПЛУАТАЦИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНИКОВ

 

Бессовестная эксплуатация обучающихся по программам PhD

Многим аспирантам российских вузов разные университетские неолибералы, внушают, что обучаться в зарубежной докторантуре весьма престижно. Отчасти это так. Впрочем, как пропагандисты демократизации и перестройки в конце 1980-х, все эти псевдолиберальные личности, которые на поверку внезапно оказываются взяточниками и жуликами, рассказывают о «полных витринах» и «забывают» про тайный этос гнилого либерализма — эксплуатацию слабейшего сильнейшим. Причем во многих престижных англосаксонских или классических германоязычных университетах эта система чудовищной эксплуатация докторантов и постдоков возведена в абсолют. То есть, именно на ней основаны и функционируют многие кафедры и научные лаборатории.

PhDs.ORG!Поэтому, когда всякие разные личности и прочие «мутные кедры» предлагают Вам обучение в зарубежной аспирантуре или стажировку в качестве постдока, наведите справки об этом заведении. Не исключено, что в этих самых интернетах Вы сможете найти тысячи негативных отзывов об этих заведениях…

©

Вместе с этим читают: Легенда о вечном постдоке

просмотров: 254
Реклама от Google

15 комментариев: ЭКСПЛУАТАЦИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНИКОВ

  1. пользователь MisterGrey сообщает:

    «Занятие Наукой вместо удовольствия приносит страдания». Занятия Наукой приносят страдания когда это превращается в Конвейер! Не участвуй в Конвейере! Для занятия наукой в ПУ-России вообще не нужны ни российские университеты, ни Академия — у них тупо не осталось эксклюзивных лабораторий и оборудования, какие имеются в зарубежных вузах. Лично по моей научной тематике то оборудование, что есть в российских вузах и нии — у меня такое оборудование есть дома. Зарабатывай хоть сколько-то бабла на жизнь, в оставшееся время (если оно есть) можно заняться наукой для себя. Что такое наука и её результат?! Перечитывание конспектов студентам и написание отчетов — нет! Это или технология на которой можно заработать или публикация, а публиковаться можно и за свои деньги! Все равно если честно количество людей прочитавших вашу публикацию будет не велико, фактически вы публикуетесь для себя. Это просто удобно — я лично пишу публикации, чтобы по ним вспоминать чем и когда занимался и по ним вспоминаю основную суть проблем (писать не нужные даже вам статьи стоит только для показателей). Часто найти на компьютере старый материал геморройно, а статьи лежат многие годы в доступе — всегда просто найти свою же статью. Можно публиковаться в серьезном журнале просто для себя раз в 2-3 года, и не из задач выполнения каких-то с.аных показателей для типа-вузика…

    • пользователь Разочарованный сообщает:

      От всего пережитого я совсем сьехал с катушек!
      Я сижу на диване, смотрю в пустоту надвигающихся сумерек и шепчу, шепчу пересохшими губами:
      «Имейте постдоков! Имейте постдоков! Имейте постдоков!»
      Дональд Трамп сокращает расходы на науку, а значит в американских университетах будет РУБИЛОВО и ИМЕЛОВО!
      О ДААААА !!!!111адынадынадын

    • пользователь Убунтайкин сообщает:

      Частично Вы, полагаю, правы. Конечно, мало у кого дома есть хроматограф или масс-спектрометр. Но вот компьютерным моделированием или какой-нибудь математикой вполне себе можно заниматься дома. Читал однажды, что даже написание свободного программного обеспечения сродни научному исследованию. И уж если вы создадите какой-нибудь крутой алгоритм, то никто уже не сможет низвести его значение из-за отсутствия у автора алгоритма записи в трудовой книжке. И присвоить то, о чем всем известно, что его написали вы, будет тоже проблематично.

    • пользователь Алексей Кл сообщает:

      А как журнал примет самостоятельную публикацию, вы ведь должны указать место работы где вы сделали статью (или журнал примет home made?) и например в случае биологических исследований часто требуются различные заключения, например комитета по биоэтике, а такие частным лицам не выдаются. А в остальном все верно, русский нии оборудованием блеснуть может не часто, а то что есть не факт что будет работать и уж тем более не факт что до него допустят не сотрудника нии.

  2. пользователь Разочарованный сообщает:

    andresol.livejournal.com/121609.html
    Диспут доктора Андрея Соловьева, касающийся Науки и Академии

    1. Есть Наука — высшая область применения человеческих талантов, и есть Академия — искусственно созданная система для занятия Наукой.
    2. Целью ученого должно быть научное открытие, а не получение денег, титулов и статей.
    3. Ученые все больше говорят о деньгах, чем о Науке. От профессора требуют быть бизнесменом, при этом большинство профессоров — плохие бизнесмены.
    4. Преподавание — историческая обязанность профессоров — уходит на второй план. Можно быть успешным профессором и при этом ужасным преподавателем.
    5. Академия превратилась в бизнес. Деньги нужны не для Науки, а чтобы поддерживать штаны во время написания следующего гранта.
    6. Грантовая система, развившаяся в США с 1960-х годов привела к зависимости Академии от государства. Ученые не знают, где взять денег на Науку, кроме как у NIH, NSF, DOE и так далее.
    7. Нынешняя система раздачи грантов слишком дорогая и забюрократизированная. Чтобы раздать $7 млрд, надо потратить $1 млрд на присосавшихся чиновников. Надо переселить их из Arlington, VA в Manhattan, KS — как минимум.
    8. Чиновники, принимающие решение о выдаче грантов, не обладают ни квалификацией, ни временем для принятия справедливых решений. Вряд ли они вообще читают научную литературу по теме.
    9. Рецензенты, имеющие квалификацию, слишком связаны конфликтами интересов, чтобы выносить справедливые решения.
    10. Полный синтетик поддержит другого полного синтетика, чтобы тот поддержал потом его и чтобы создать искусственную значимость своей области.
    11. Если, конечно, у них нет личных обид и прочих тараканов, распространяющихся на профессиональные суждения о работах друг друга.
    12. Люди тратят слишком много времени на написание и рецензирование грантов, на подковерную борьбу вместо того, чтобы тратить это время на Науку.
    13. С каждым годом гранты становится все сложнее получить, и получают их не те, у кого идеи лучше, а кто больше потратил времени на удовлетворение искусственных требований к пропозалам и на поддержание хороших отношений с нужными людьми.
    14. Существуют компании и отдельные личности, которые помогают писать гранты за комиссионный процент. Эти помощники могут принести только больше красивых слов, а не идей. Значит, современные гранты спонсируют подвешенные языки, а не мощные мозги.
    15. В пропозалах требуют из пальца высасывать практическую пользу, даже там, где ее нет. Честные ученые, признающие, что их работа практической пользы не имеет, отваливаются. Остаются «остапы бендеры» от науки, готовые рисовать радужные картины, насколько их мелкие и узкие результаты будут важны для всего человечества.
    16. Требование быть экспертом в предлагаемой области загоняет ученых в узкие рамки проектов, которые они делали будучи аспирантами или постдоками, которые достались им во многом случайно и не отражают их текущих интересов и истинных талантов.
    17. Грантовая система не поощряет новые смелые идеи, а благоволит уже испытанным и минимально рискованным.
    18. В условиях, когда старые профессора на пенсию не собираются, выпускают по несколько новых PhD каждый год, из которых половина хочет тоже быть профессорами, грантовая система неустойчива. Грантов на всех не хватит.
    19. Сто лет назад людей с PhD было 0,01% населения и каждый человек с PhD был умен. Сейчас 1% населения гордится PhD. И только каждый сотый обладатель PhD умен. Степени подчиняются инфляции, мозги — закону сохранения.
    20. Научные группы стали слишком большими, чтобы профессор мог управлять ими эффективно. На мой взгляд, 20 подчиненных это максимум — дальше начинается профанация, отмахивание и делегирование вместо руководства.
    21. Однако большая группа позволяет профессору скрыть общую неэффективность. Кто-нибудь из десятка постдоков придумает и опубликует интересную вещь, а профессор свое имя со звездочкой подмахнет, даже если его вклад в статью стремится к нулю или был отрицательным.
    22. Профессор всегда возьмет студента или постдока, у которых есть свои деньги, независимо от квалификации апликанта и от потребности профессора в еще одном сотруднике.
    23. Людей берут на позиции, желая угодить их предыдущим профессорам, учитывая имя и рейтинг университета, где они учились.
    24. Рост количества «вечных постдоков» тревожит. Наукой серьезно можно заниматься до 50 лет, я не знаю, чтобы кто-то делал научные открытия позже этого возраста.
    25. Профессор должен сам делать эксперименты, иначе весь накопленный опыт за время аспирантуры и постдочества заменяется работой с бумагами, в которой у начинающих профессоров как раз никакого опыта нет.
    26. Профессор спихивает на подчиненных скучную и рутинную работу и рад, что на полгода-год загрузил человека. Так у студентов начинает воспитываться отвращение к Науке.
    27. Профессора получают зарплату выше средней, приносят минимум пользы для общества и при этом жалуются, что им не доплачивают.
    28. Своими мобильными приложениями, петицией на грин-карту и даже жж-блогом я горжусь больше, чем своими научными статьями. Их прочитали больше людей, они больше изменили мир.
    29. Ситуация с финансированием Академии в других странах обстоит еще хуже, чем в США. А если у саудитов денег много, то это временно.
    30. Признавая необходимость денег для занятия Наукой, я призываю ученых искать их в собственном кошельке, а не в государственном, и тратить их с той же бережливостью, как тратят они свои собственные деньги.
    31. Обманывают себя и остальных те, кто верят и говорят, что их исследования окажутся полезными через 50-100-200 лет. Меньше обманешься, если будешь верить, что выиграешь в лотерею или 10 раз подряд в рулетку.
    32. Количество научных публикаций растет, качество подает. Растет число невоспроизводимых и статистически недостоверных результатов.
    33. Современные ученые все больше скатываются в частности. Не потому что научное открытие стало сделать сложнее. Слишком много времени уходит на мышиную возню, а не на Науку.
    34. Некоторых заносит в такие дебри, что даже ближайшие коллеги и эксперты не понимают, зачем этим заниматься. Но технически все верно, поэтому публикуются. Статья есть статья.
    35. Налогоплательщики Техаса выделяют деньги на борьбу с раком. Их передают Николаоу на синтез маитотоксина. Он перебирается из Скрипса в Райс, потому что там больше платят.
    36. Многие одержимы мыслью не открыть что-то новое, а сделать нечто, довольно очевидное, быстрее остальных. Если несколько групп одновременно выдают один и тот же результат, значит идея не была так уж оригинальна.
    37. Деньги тратятся на конференции, хотя давно все вопросы можно обсудить по е-мейлу, Скайпу, в крайнем случае приехать лично, но в университет, а не в Шератон на Гавайях.
    38. Куча грантовых денег тратится неэффективно на ненужное или переоцененное оборудование или софтвер только потому, что «деньги остались, надо потратить: если вернем — в следующий раз дадут меньше».
    39. Размеры грантов в компьютерных науках, где ничего не нужно, кроме компов, и в химии, где с того же гранта покупается куча оборудования и реактивов, одинаковые. Потому постдоки-компьютерщики получают в 1,5 раза больше, чем химики, работая меньше. Это справедливо?
    40. Технические, надуманные параметры, такие как импакт-факторы, индексы Хирша, рейтинги университетов подсчитываются на полном серьезе и применяются там, где они неприменимы.
    41. Многие научные статьи закрыты. Ученым продают назад их же творения за несправедливо большие деньги.
    42. И ученые продолжают отказываться от своих прав, поощряют жадность издателей, не наказывают их бойкотом, выкладыванием статей в открытый доступ.
    43. Издательства приносят минимальную пользу в современную эпоху. Если Конгресс хочет потратить деньги на Науку, то он должен выкупить назад статьи и запретить копирайт на научную информацию, а не спонсировать издательства через университетские подписки.
    44. Научная информация публикуется слишком медленно, учитывая возможности современных технологий. Или не публикуется вообще, оставаясь достоянием лабораторных журналов и «know-how» группы.
    45. Открытое пост-рецензирование научных статей было бы лучше, чем существующее закрытое и затянутое пре-рецензирование ограниченным кругом лиц, которое все равно не спасает от ошибок, но усложняет их исправление после публикации.
    46. Порядок авторов — техническая по сути вещь — становится важным. Оксюмороном «второй первый автор» никого не удивишь. Четвертым быть лучше, чем восьмым. Лучше ли?
    47. Когда о такой ерунде пекутся студенты, мне смешно. Когда порядку авторов начинают придавать значение профессора и администраторы, мне грустно. Цветовая дифференциация штанов да и только.
    48. Погоня за количеством статей приводит к излишнему дроблению результатов и прочему организационному шлаку. Типа бесчисленных обзоров на «горячие» темы, которые пишут ради еще одной публикации.
    49. Большинство цитирований в статьях не на ту литературу, которая была использована, а на свои предыдущие статьи, на банальности («синтез пиридинов важен») и на то, чтобы не забыть никого из уважаемых коллег, работающих над тем же синтезом пиридинов.
    50. Многим профессорам настолько важно попасть в престижный журнал, что они готовы жертвовать скоростью публикации данных и ждать очередного отлупа из Science, только затем, чтобы послать тот же манускрипт в Nature.
    51. Медлительность с публикациями приводит к тому, что сырые данные охраняются как военная тайна. В редких случаях я могу отнестись к этой практике с пониманием, но чаще всего она тормозит развитие Науки.
    52. Ни название журнала, ни число цитирований, ни число страниц не является мерой значимости статьи для Науки. Академия, наоборот, слишком печется о внешнем успехе.
    53. Я еще понимаю, зачем студент или начинающий профессор стремится опубликоваться в крутом журнале. Но зачем это пожилому профессору, у которого этих JACS’ов уже 100 штук. Его новую работу прочтут, где бы они ни была опубликована.
    54. Если результат опубликован в индексируемом (хотя бы Гуглом) месте в понятной форме (на английском языке), то Наука и История все расставят по местам, кто ученый, а кто академик.
    55. Споры о приоритете и вкладе не красят ученых. Чаще всего это детский сад или сутяжничество, на которое смотреть противно.
    56. Мне нравится высказывание древнеримского сенатора: «Я предпочитаю, чтобы вы спрашивали друг друга: «Почему не воздвигнут памятник Катону?», нежели недоумевали: «Зачем ему поставили памятник?»
    57. Студентам и постдокам дается минимум полезной информации о возможных карьерных путях, о том, как устроена грантовая система, Академия, прием на работу.
    58. Вся информированность держится на устных преданиях, слухах и откровенной дезинформации.
    59. Надежным способом найти позицию до сих пор остается только спамить всех подряд или попросить своего руководителя сделать звонок нужным людям.
    60. Большинство ученых — консерваторы, когда речь заходит об изучении новых областей, переходе на новые технологии (с Word на TeX) или изменении Академии.
    61. Персональные веб-страницы у многих профессоров сделаны ужасно, не обновляются, не содержат важной информации в структурированном виде.
    62. Большинство ученых — расисты и сексисты: русские смеются над китайским акцентом и индийскими статьями, мужчины презрительно относятся к женщинам-ученым, а женщины-ученые — и к мужчинам, и к женщинам.
    63. В США легальна дискриминация по гражданству. Информация о получении грин-карт для ученых от представителей университетов минимальна и полна ошибок.
    64. За PhD грин-карту не дают, хотя по закону требования к PhD вполне совпадают с требованиями к EB2-NIW. Многие иностранцы остаются в Академии ради сохранения статуса, но это же псевдомотивация.
    65. Профессора недовольны, когда у их иностранных подчиненных возникают проблемы с визами, разрешениями на работу и так далее, но ничего не делают, чтобы изменить эту ситуацию.
    66. Многие профессора — злые люди, которым доставляет удовольствие троллинг и издевательство над студентами и вообще всеми, кто от них зависит.
    67. Многие профессора плохо знают свой предмет, свою область, прикрываются старыми заслугами, заслугами своих студентов и постдоков или вообще непонятно откуда имеют незаслуженный авторитет.
    68. Студентам и постдокам вбивается в голову рабское сознание, что вне Академии жизни нет, что стоит поссориться с руководителем, как не получишь ни рекомендательных писем, ни позиции и умрешь, работая кассиром в Таргете.
    69. Мне кажется очень полезным, чтобы каждый аспирант провел хотя бы 3 месяца в другой лабе или компании в качестве интерна, чтобы лучше представлять мир за пределами собственной лабы. К сожалению, в химии это нетипично и получить помощь от профессоров в поиске интерншипа проблематично.
    70. Требования профессоров работать в выходные, по праздникам, по ночам нарушают нормы этики и трудового законодательства. Хотя бы деньги за это платили или рассыпались в благодарностях. Так ведь нет.
    71. Эффективность часто оценивается по числу часов, проведенных в лабе, по количеству, а не по качеству результатов. Неудивительно, что большинство студентов быстро выучивается создавать видимость тяжелой работы.
    72. Академия не подразумевает отдыха. Если ты отдыхаешь несколько месяцев или лет (а для Науки такой отдых часто необходим), то ты лентяй, которого надо списывать со счетов. Другое дело, если ты 80 часов в неделю торчишь в лабе. Это хороший ученый, пусть он 60 часов из 80 пьет чай и сидит в фейсбуке.
    73. Профессора создают в группе нездоровую конкуренцию и противостояние. Единственным противником ученого должна быть научная проблема, а не другие люди. Но кто из нас не испытывал страх перед очередной встречей с научным руководителем?
    74. Сменить руководителя подчас настолько сложно, что студенты продолжают работать в группах, где они несчастны и непродуктивны.
    75. Профессора считают, что если они были в аспирантуре идиотами, работавшими по 80 часов в неделю над ерундой, то и их студенты должны. И крайне обижаются, когда студенты отказываются быть идиотами и тратить всю свою молодость на ерунду.
    76. Молодые беcтеньюрные профессора загоняют студентов, чтобы быстрее получить результат, теньюред профессора часто безразличны к научным результатам и уже ничего не хотят.
    77. Больше половины успеха зависит от проекта, а проекты студентам и постдокам назначают профессора.
    78. Часто слабые студенты добиваются бóльших успехов благодаря везению с проектом, который работает, чем сильные студенты, которым не повезло с проектом.
    79. Профессиональная и моральная обязанность профессора в том, чтобы преуспел каждый его студент. Это отличает хорошего руководителя от плохого.
    80. Хороший профессор умеет развить сильные стороны даже у слабых студентов. No grad student or postdoc left behind.
    81. Плохие профессора полагаются только на сильных студентов, которые уже имеют опыт и сами могут заниматься Наукой. Такими студентами и дурак может успешно руководить.
    82. Профессора игнорируют роль проекта и считают, что студент тот хорош, у кого статей больше. И увеличивают неравенство, пробивая награды и стипендии для тех, у кого и так уже много публикаций, выступлений на конференциях и прочих плюшек.
    83. Так богатые становятся богаче, а бедные беднее из-за случайности. Так и одним профессорам сваливается непропорционально много наград, грантов и позиций.
    84. Они могут нанять еще больше студентов и постдоков, выбирать самых лучших, публиковаться в лучших журналах не потому, что их результаты лучше, а потому что они уже публиковались в подобных журналах и публиковались много.
    85. Поменять проект самому студенту или постдоку сложно, так как проекты часто привязаны к грантам и узкой специализации профессора.
    86. Если студент проявляет инициативу, то в случае удачи профессор охотно разделит с ним все награды, в случае неудачи — повесит на студента всех собак.
    87. Профессора упорствуют в продолжении тупиковых проектов, особенно если могут продолжать находить на них деньги. В конце концов, у них проектов много, все что работает идет в плюс, а что не работает в минус не идет.
    88. Для студента же или постдока на неработающем проекте это вопрос успешной или провальной карьеры, эйфории или душевной травмы от работы.
    89. Все эти вещи вызывают в студентах и постдоках, которые их наблюдают, разочарование в Академии, которое они смешивают с разочарованием в Науке.
    90. Давление со стороны руководства, требование результатов и примешивание в это дело денег приводит к возрастанию случаев фальсификаций, саботажей и мелких жульничеств в Академии.
    91. За все проблемы в статье должен отвечать деньгами, карьерой и свободой тот, кто поставил звездочку напротив своего имени. Валить после этого вину на студентов недостойно ученого и взрослого человека. Даже если студенты виноваты.
    92. Ученые — от студента до профессоров — пребывают на работе в депрессии из-за дедлайнов, страха неудачи и наказания. Занятие Наукой вместо удовольствия приносит страдания.
    93. С признания проблем и ухода из Академии начинается путь к решению. Оставаться в Академии, тем более на руководящей должности, зная об этих проблемах, было бы для меня лицемерием.
    94. Многие, кто уходят из Академии, уходят и из Науки. Потому что уходят слишком поздно, от отчаяния, а не от понимания сути вещей и процессов.
    95. В отдельных областях (computer science) ситуация более радужная, но это временно. На любую проблему найдется исключение, но отдельным праведникам не спасти Академию.

  3. пользователь MisterGrey сообщает:

    Работаю в том числе доцентом в ИТМО, здесь кажется что-то написано на английском?! Здесь очень много написано на английском! Даже знакомые фразы попадаются типа «your chances are zero — die mot.. cker»! Но уж слишком много слов на английском! Мне в ИТМО предлагали походить на курсы английского которые вел какой-то негр. Я спросил — сколько мне заплатят за посещение курсов, сказали — НИЧЕГО! Ну — за бесплатно я готов ходить если только на встречи выпускников ИТМО, там одно время хорошо кормили на халяву и шампасика проставляли, или в тренажерный зал или в бассейн. Поэтому как человек походкой и издалека немного напоминающий «русского» ученого понимаю почему «Ни одного упоминания на блогах или форумах (((русских))) ученых», ну уж больно много в этом тексте слов на английском?! Вот другое дело инструкции в РФ, как правило в них находится страничка на русском.. все по русски и только иногда в конце «and now your chances are zero — die mot.. cker»!

  4. пользователь Разочарованный сообщает:

    Еще один гениальный текст, о современных реалиях западной науки. Опубликованный в 2011 (!!!!) году. Ни одного упоминания на блогах или форумах (((русских))) ученых. О, да! 33 комментария. Этот текст разошелся в свое время волнами по фейсбуках, линкед-инах и пр. Всех, кроме русских. Русские продолжают верить в честность западной науки. В одних США на исследованиях рака распилено более 105 миллиардов (миллиардов, Карл!) долларов. С нулевым эффектом.
    Я иногда катаюсь по полу, представляя себе аспирантов и пост-доков, которых ИМЕЮТ, а они только бубнят себе под нос «я люблю науку, я люблю науку,я люблю науку,я люблю науку,я люблю науку,я люблю науку,я занимаюсь тем, чем мне нравится!!»

    http://blog.devicerandom.org/2011/02/18/getting-a-life/
    Goodbye academia, I get a life.
    Published February 18, 2011

    One of my first memories is myself, 5 years old, going to my mother and declare to her, as serious as only children can be: “I will be a scientist.”
    Yesterday night I was in my office in the Department of Chemistry at the University of Cambridge packing my stuff, resolved to not go back to research again -at least not in the shortcoming future.
    What has gone wrong?
    Not exactly my pathway (I finished Ph.D. quite well), but well, you get the meaning.
    I could write in detail what was horribly wrong with my project, and for sure having a lousy project played a big part in deciding to stop and change my path. You for sure want to change your path if you find yourself in a mosquito-ridden swamp.
    But if this was the only problem, I would have simply switched to another lab. That’s what I thought until not too long ago (even if the idea of quitting was really in my mind since a lot of time). But the problem is the practice of science itself.
    Don’t get me wrong. Every scientist goes on to do science for a single reason: the love of science. Science doesn’t make you rich, it doesn’t make you famous (can you tell me the last 5 Nobel Prizes for chemistry without looking on Wikipedia? I can’t either) and doesn’t make you comfortable. The only sane reason for starting to do science is the dispassionate love of science itself. And I loved science. Like nothing else. Since I was 5 years old. And I still love it.
    But one thing is to love science; a completely different one is doing it. Like the proverbial sausage, you don’t want to know how it’s done.
    Actually, doing science per se is great. Doing experiments, analyzing data, making calculations, programming code: I loved it all immensely.
    However, with the partial exception of mathematics and theoretical physics, you can’t be a lone wolf in science. You need funding, you need instruments, you need resources. You need other people. And here’s where the problems lie. You basically face two choices.
    No, it’s not a satire or an exaggeration.
    The first is going for the sky: doing great science in a first-class place, make a great curriculum and look for a tenured position in the end. The problem is that a lot of clever people want to go for the sky, and there is much more people who want the sky compared to the available positions. In general, science career is a race, where three people go to the podium and all the others sooner or later will go back home (See also this article from the Economist on the problem). The competition for funding and positions means that not only the hopes of getting a job are really lousy, but that people become nasty. Like, really nasty.
    I know of people that have given a purportedly crippled software to a collegue to sabotage his project. I’ve been violently attacked verbally for having dared talking with my supervisor of a project I was collaborating with, because she feared that I wanted to “steal” her credit. I’ve seen more than once people “helped” during a project, only to find all credit for their work taken by the nice and smiling people who scammed them by “helping” them. There are endless horror stories like that. Everywhere. Now, do you want to work in a place full of insanely clever people who are also insanely cynical and determined to do everything to get on top of you? If so, you can do top level science.
    It’s not all, of course. Top level science requires also an absolutely mind-boggling determination and, overall, confidence in yourself. To properly do science you must be absolutely sure that, whatever you have in mind, you will do it, no matter what, and that you’re doing it right, to the point of almost self-delusion. This is so important that who wins in science is regularly not the most brilliant but the most determined (I’ve seen Nobel prizes speaking and half of the times they didn’t look much more brilliant than your average professor. Most of them were just lucky, and overall were incredibly, monolithically determined). Combined with the above, this means working 24/7, basically leaving behind everything in your life, without any doubt on your skills and abilities and most importantly on your project, while fencing off a competition of equally tough, confident and skilled guys.
    A friendly post-doctoral scientist in your group asking for a scientific collaboration.
    The ones I’ve seen thriving in Cambridge, apart from geniuses (there are a few), are the guys who cling to a simple ecological tenet: Find your niche, where you are indispensable, and keep it in your claws at all costs. This means basically that these people do always the same thing, over and over again, simply because it’s the lowest-risk option. I could have done the same (I was pretty skilled during my Ph.D. in a quite obscure but interesting biophysics experimental technique) but I thought that doing science properly was also about learning and broadening your expertise. How wrong I was.
    You can imagine yourself what does it mean also for research in general: Nobody takes risks anymore. Nobody young jumps and tries totally new things, because it’s almost surely a noble way to suicide your career.
    There is a second option, which is bare survival. You go from postdoc to postdoc, perhaps end up as a long-term researcher somewhere in some tiny university or irrelevant research center and basically spend your time with a low pay, working on boring projects, crippled by lack of funding and without any hope of a reasonable career (because the career path is taken over by the hawks above described), nor any hope of stability in your life.
    Notice that, again, both paths do not offer you any guarantee of sort. You can arrive to tenure track (itself an achievement) and being kicked out after a few years, thus ending up as a jobless 40-year something, with a family probably, too old to compete in the market of real jobs. And bare survival is not easy as well.
    So basically, if you are not cut for this kind of life, your chances are zero. I tried, believe me. I tried hard. What happened during my research career is that I spent 6 months on antidepressants, I got a permanent gastritis, I wasted at least two important sentimental relationships, and I found all my interests and social life going down the drain.
    All of this for having a couple papers about modeling obscure aspects of protein behaviour, papers that will be probably lost within the literally thousands of papers that come out every day? Until not so long, I thought that it was worth it. It was something that I had never questioned so far. I wanted to be a scientist since when I was five. I had done everything to become a scientist. I was a scientist in one of the top universities of the world, in one of the top five research groups on the subject. I had won a personal fellowship to fund myself. Most of my self-esteem, of my very concept of self-realization, relied on myself being a scientist. The very idea of quitting academia was a synonim of personal failure.
    It has been long and painful to discover that it was just an illusion. When I found that academia was not working for me, I got immediately depressed -my whole worldview was crumbling. Then I remembered that I had a life. I liked my life. I had a billion things that I loved to do. I want to do them again. Quitting and reclaiming back your life is not failing. It is waking up and winning.
    A week ago I was with friends, talking about my job, and I found myself comparing science to a drug addiction. Being a scientist, from the brain chemicals point of view, is one week of adrenaline rush when you’re finally on to something and pieces go together -followed by six months (if you are lucky) of pain and suffering, only to get again that adrenaline shot.
    Well, noble addiction as it is, it is toxic the same. The next month I’ll be 30. It’s really time to get my life back.

  5. пользователь Разочарованный сообщает:

    Я оставлю эту информацию здесь, может быть хоть кто-то прочитает и поймет.
    https://forum.pravda.com.ua/index.php?topic=141975.0;wap2
    ТТ:
    «Не могли бы вы указать какую зарплату может получить средний американский почтальон (или любой из категории «синих воротничков») в сравнении с человеком с ученой степенью?!»
    Конечно могу. Государственный почтальйoн с пару тройкой лет опыта работы — $40-45к/год; UPS -ий почтальйoн (профсоюз) 50-60К/год, лицензированный электрик — 40-100к/год; уборщик на уцелевшей GM oй фабрике в Мичигане — 40-50К. Портовый грузчик на тихоокеанском побережье — 110К/год Техник в национальной лаборатории — >60К (не работа а мечта) и т.д. и т.п. Учтите что вышеперечисленные не брали кредитов на обучение и что они деньги зарабатывали, инвестировали пока средний Ph.D. в универах и постдоках 10-15 лет коптился.
    «Согласно моим данным человек с Ph.D. может рассчитывать на суммы от 60 К$ в год.»
    Есть такая замечательная «профессия» как постдок. Т.е. человек с Ph.D. без постоянной работы, прыгающий с одной лабы в другую с незавидной частотой. Так вот, средняя постдковская зарплата в райoне 30К/год с минимальными бенэфитами а то и без них. Очень печально, но факт, около 50% новых Ph.D. околачиваются в постдоках по 2-10 лет в зависимости от дисциплины. Есть клинические постдоки (я знал двух (коренных американцев) которым было за 500. Постдоки настолько дешевы и легко заменимы по американским меркам что нанимать техников (с минимальным образованием) просто не выгодно. Результат довольно печален (для постдоков)их (в основном) пользуют для весьма низко интеллектуальной работы. конечно то может расчитывать на большие $ но шансы заполучить эти $ 100к зарплатой. Итак у Б нет долгов, есть приличная зарплата, есть пенсионные сбережения, есть инвестиции. У среднего 30 летнего Ph.D. почти ничего из этого нет. И средний Ph.D. никогда среднего электрика (застрявшего на 40-50к), хорошего инженера… не догонит.
    «Прибавим сюда высокую волатильность на этом сегменте рынка труда, т.е. потерять работу можно достаточно быстро (правда, равно как и найти) и низкую обеспеченность со стороны профсоюзов и социальных гарантий.»
    Ph.D. не имеет никакого преимущества, а как раз на оборот. Да продавщицу могут уволить в любую минуту, но она может найти minimum wage job через пару тройку недель. Среднего Ph.D. (работающего в фирме или как постдока) уволить могут также в любую минуту. Но, в отличие от продавщицы, он будет искать работу долго и упорно. >1 года поиски не редкость (учтите). Не нашел соответвующей работы за 2 года — прощай карьера. Согласно упоминаниям в science citation index средняя продолжительность карьеры учёного для американского Ph.D. — 10 лет после окончания универа.
    «у человека, закончившего университет имеется стабильный ежегодный прирост.»
    А тут вы уж сильно обобщаете. Прирост есть, но не у всех. Стабильный прирост только у СЕО. Порой, если «ожидаемый» прирост большой и 300 резюме на столе, ожидайте большой пинок под зад. Частично по этому, львиная доля американских инженеров старше 40 лет вышибается на улицу без задних мыслей. И никто их на инженерую работу больше не возмёт — слишком дорогие.
    «Люди с дипломом имеют ряд бенефитов (медицинские страховки, выгодные пенсионные планы, бесплатное образование детей в ВУЗе, где преподаешь и т.д.), что тоже можно отнести к непрямому доходу. Почтальон об этом может мечтать.»
    Тут вы сильно не правы. Очень много людей с дипломами (особенно свежие Ph.D. ) могут только мечтать о бенефитах которые почтальон имеет. Большинство людей с дипломом могут только мечтать о фактически гарантированной «государственной» пенсии в не зависимости от состояния stock market . Компании могут «кинуть», урезать пенсионные планы в любую минуту. Около 20% топ 500 компаний не предлагают никакой мед страховки кому бы то нибыло. Всё больше и больше людей с дипломами нанимается на временной основе без каких ли бы то нибыло бенефитов.
    «Кроме того важен карьерный рост. Очевидно, что стать СЕО или президентом компании в США (в отличие от Союза) в настоящее время человеку без образования очень сложно (исключения, конечно, имеются, но их очень немного).»
    Исключений много, да каких. Последняя вещь человек должен иметь что бы стать СЕО это Ph.D. Очень редкая Ph.D. птица долетит до СЕО. Исключений два: Ph.D. основывает компанию; человек получает Ph.D. паралельно работая на фирме как микро или макро менеджер. Во всех остальных случаях, Ph.D. это как камень на шее i.е. не остепенённые менеджеры по просту положат резюме в мусорную корзину что бы на всякий случай обезопасить себя. Удел Ph.D.s — лаба, консалтинг…
    «Это правда, что американцы не очень стремятся идти в фундаментальную науку, так как это требует определенных временных затрат.»
    Да потерять 10-15 лет чтобы получить право поучаствовать в 60к лотерее (с весьма скромными шансами на победу) не всякий захочет если есть много более простых и более привлекательных путей к выигрышу.
    «Но основная причина в том, что они не могут себе позволить платить за обучение минимум 15-20 К$ в год.»
    Ну а тут вы совсем не правы. Парень с китайской/украинской деревни 15-20к за год без труда достать может что ли? >90% graduate студентов за обучение не платят. Они работают как teaching or research assistants . Получают tuition waver и скромную стипендию. Короче, полурабский труд в обмен на корочку сомнительной ценности.
    «3) А как вы хотите убрать всех этих иностранных студентов и постдоков? США с момента своего основания получили хорошие дивиденды на эмиграции мобильных и активных (избегаю слова умных из-за отсутствия критериев и смысла оценки этого понятия) жителей планеты.»
    Не отрицаю возможного положительного эфекта. К тому же шкурный интерес в продолжении оной практики имеется. Проблема в технической люмпенизации коренных американцев. Зачем своих учить если море более дешевых иностранцев доступно. Другая проблема в том что продолжающаяся race to the bottom может оттолкнуть даже одарённых иностранцев (с ограниченной свободой выбора)от science.
    «Сегодняшний день отнюдь не исключение.
    Если хотите что-то поменять в этой традиции — внесите свою альтернативу на рассмотрение в Конгресс, Сенат и Белый Дом, а мы посмотрим. »
    Безполезно, те ребята лоббируют интересы university-industrial комплекса, кровно заинтерисованного в притоке дешевой раб силы для строительства академической пирамиды. К тому же не смотря ни на что шансы преуспеть тут всё еще поболее чем где то ли бы нибыло. Не хочу ни кому в шансе отказывать. Но предупредить обязан.

    • пользователь Разочарованный сообщает:

      Поводом для озабоченности этой темой послужило, столкновение с прецедентом жалоб студентов на унижения и недостойное поведение на лекциях со стороны отдельных преподавателей некоторых факультетов. Представим ситуацию, когда, преподаватель постоянно допускает на лекциях разного рода презрительные, язвительные, грубые, оскорбительные и запугивающие замечания в адрес студентов всех вместе и каждого в отдельности, так что посещение этих лекций вызывает страх и отвращение. Продолжение такой ситуации возможно на экзамене, когда получить отличную оценку практически невозможно никому, вопросы строятся на мелочных придирках, все пересдают по три-четыре раза, чтобы, пройдя сквозь слёзы и депрессию, вымучить наконец-то троечку. Студенты, как правило, не знают, что им делать в этой ситуации, которую они не хотят терпеть, но помощи ждать неоткуда.
      ****
      Стоит принять во внимание, что положение рядового работника в наших ВУЗах весьма принижено: он получает маленькую зарплату, которая вынуждает его подрабатывать, где только возможно, вместо того, чтобы проводить время в научной библиотеке; он бесправен перед лицом своего начальства и не может влиять на решение существенных вопросов, касающихся деятельности факультета и Университета; он мало защищён социально и не может с помощью ВУЗа решать проблемы благоустройства своей жизни. Такая ситуация создаёт возможности трансляции преподавателем своих проблем на взаимоотношения со студентами. Однако, все вышеперечисленные условия отнюдь недостаточны для появления у образованного человека комплекса неполноценности и девиантного, с этической точки зрения, поведения. Можно выделить следующие факторы, наличие хотя бы одного из которых повышает вероятность выработки у преподавателя комплекса неполноценности: необратимое отсутствие научной степени, очень малое количество публикаций и их низкое качество, скрываемая недостаточная компетентность в области своей специализации, серьёзные проблемы в личной жизни, злоупотребление алкоголем. Если к таким факторам добавляются нереализованные амбиции и гипертрофированное самомнение, то преподаватель отыгрывается на студентах. Коллеги могут либо ничего не знать, ведь студенты запуганы – им сдавать экзамен и вообще учиться и жить здесь дальше; либо не воспринимать всерьёз, ведь ничего страшного не случилось и дальше не случится, а если и случалось нечто из ряда вон выходящее, то всё можно незаметно замять.

      http://klio.tsu.ru/codex.htm

  6. пользователь Разочарованный сообщает:

    Спасибо людям, которые поддерживают этот сайт! Один из самых честных сайтов по поводу образования. Блог Hulio вообще бесподобен!
    http://www.sciencemag.org/careers/2017/01/price-doing-postdoc
    But regardless of trainees’ motivations, the hard data provided in the new study will help graduate students think more carefully about their future, hopes Julia Lane, an economist at New York University in New York City. “They need more information about their earning potential,” she says. “They need to understand that a postdoc is essentially high-quality cheap labor for the machine that is modern-day science.”
    Смотрите, сами американцы пишут, что так называемые «постдоки» — это дешевая раб.сила ! Дешевая раб.сила!
    Когда я пытался говорить тоже самое, на разных форумах, где сидят т.н. «русские ученые», эти самые ученые кидались на меня, как свора бешенных собак! Очевино, им есть смысл прятать правду.

    • пользователь Hulio сообщает:

      ну да, постдоки получают раза в два меньше секретарши в их же здании, где их лаба и в полтора раза меньше парней, которые воду в куллерах меняют — работа часа на 2-3 в день. Короче, индустрия постдоков — это такой научный Волмарт.
      Что касается h`усских ученых на форумах — то это проплаченные тролли — такие же как и пседо-блогеры, которые в бложиках и особенно на тытрубе с укро-жидовским акцентом рассказывают «как хорошо в Америке жить». А разгадка проста — вонючим саксам нужна дешевая рабская сила и биоматериал для трасплантологов.

      • пользователь Разочарованный сообщает:

        Спасибо, Hulio !
        Я сам поступил в аспирантуру за бугор. А потом пришлось пост-доком быть 3 года в канадском говно-вузике. Откуда уволился при первой же возможности. Когда я там работал, я поделил свою зарплату на количество часов в неделю (естественно, ненормированных, сверхурочных). Получилось, что я зарабатываю на уровне минималки, $11 долл в час. Как в макДональдсе. Плюс постоянная работа по выходным. Думал искать подработку уборщиком или идти работать кассиром, там мне все это дерьмо надоело под конец. Если бы пошел работать кассиром в супермаркет, то в общем-то ничего-бы и не потерял по деньгам, по сравнению с университетом. Ну слава богу, нашлась работка. Но в естественных науках — одни индусы и китайцы, которых я стал просто ненавидеть! И вся эта ложь, эксплуатация. И все вокруг все видят, но отворачиваются и улыбаюся.
        Я пришел к выводу, что в западной науке все прогнило ничуть не лучше, чем в России или на Украине. Одна сплошная падаль и гниль, которая держится на толпах иностранных рабов. А университет, в котором я работал — это вообще что-то с чем-то! Реальная шарашка по продаже дипломов. Поскольку студенты -иностранцы платят двойную цену, то администрация университета сама ездила в Китай, в саудовкую Аравию — рекламировать свой копро-вузик! Реально было страшно ходить по вузику, такое ощущение, что находишся в Стамбуле или в Пакистане! Какие-то стремные негры, арабы, индусы в чалмах, азиаты.
        Короче, и аспирантура и постдок — это реальный трындец! Практически никаких отличий от отечественной аспирантуры (в плане науки). Хотя, мне уже на втором году аспирантуры уже стало наплевать на науку. Все это такое же разворовывание государственных денег, просто более тонко замаскированное, «залакированное», чем в России. Публикации, публикации — а то, что половино этих публикаций — полная туфта, уже то же сами американцы пишут. А эти (((руские))) ученые все молятся на американскую науку! П-пц!! А возьмите эти истории про аспирантов и постдоков, которые не выдержали стресса и покончили жизнь самоубийством! Особенно этим славятся университеты «Ivy League».
        Да, про то, что видел собственными глазами и насколько всё это отличается от того, что пишут на форумах (на 180 градусов отличается), могу говорить и говорить часами. Описать, как меня яростно троллили (((русские))) ученые, это вообще….

      • пользователь Разочарованный сообщает:

        кстати, насчет трансплантологов вы тоже вполне правы! Представьте себе ситуацию: приезжает человек за бугор, ни он никого не знает, ни его никто не знает. Друзей, родствеников нет. Если человек пропадет с концами, то никто его искать не будет. Полиция по поводу иностранцев себя утруждать не будет. Бывали случае, когда иностранные рабочие работали в реальном рабстве, на фермах или агро-комбинатах. У них паспорта отбирали! И это, на минуточку, не Турция, а Канада! И никто ничего не видит. Здесь ситуация такая, что местные(!!!) пропадают и их найти не могут.

  7. пользователь АЛЕКС сообщает:

    ОТЛИЧНЫЙ САЙТ! ДА, КОМУ ТО ПРАВДА РЕЖЕТ ГЛАЗКИ! МОЙ ЛЮБИМЫЙ САЙТ НА ТЕМУ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПУ-РОССИИ!

  8. пользователь Sergey сообщает:

    трудно найти более врущий и одиозный сайт…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом