СТУДЕНТЫ-МОСКОВИТЫ В БРИТАНИИ

Реклама

Русские студенты в Британии в XVII веке

Union FlagИстория англо-русских культурных и научных связей насчитывает ни одно столетие. Ко времени правления царя Ивана IV относятся сведения о вербовке в Англии врачей, аптекарей, архитекторов, строителей. Но подобные связи между двумя странами имели случайный характер и не могли привести к взаимному влиянию.

Новая стадия их развития относится уже к веку XVII, когда в культурных слоях как английского, так и русского общества возросла взаимная заинтересованность. В XVII веке в Московии не было сложившейся и развитой всеобщей системы начального и высшего образования, ощущается острая нехватка квалифицированных кадров. Но правительство уже начинает предпринимать первые попытки, намереваясь исправить ситуацию. В начале столетия предпринимается попытка приобщить русских людей к европейскому образованию в государственном масштабе. Борис Годунов задумывает основать университет и вступает в переговоры с зарубежными учеными, приглашая их к себе на службу. Из ведущих европейских стран приглашаются преподаватели. Но учреждению университета воспротивилось духовенство.

При Борисе Годунове организовывают первые образовательные поездки за границу. Однако все эти действия носят единичный характер, потому что, как отмечал в начале XX века историк К.В. Сивков, в некоторой степени, в допетровской России «Запад был на большом подозрении, как источник всякой ереси, как постоянная опасность для православия и всех устоев нашей жизни». Тем не менее, Годунов посылает за границу восемнадцать юношей. Четверо из них ― с представителем Русской компании Джоном Мериком отправляются в Англию для получения образования в учебных заведениях Винчестера, Итона, Кембриджа и Оксфорда. Из-за последовавшей вскоре смуты об этих студентах забыли среди внутренних смут и неурядиц, и вспомнили лишь в 1614-1615 гг., когда были предприняты активные, но безуспешные попытки вернуть их на родину.

Несмотря на то, что первый опыт обучения русских юношей за границей оказался неудачным, при Михаиле Федоровиче в 1617 году с тем же Джоном Мериком для поступления в английское учебное заведение отправляют Ивана Алмазова, сына переводчика Посольского приказа. Мы располагаем лишь скудными, отрывочными сведениями, из которых явствует, что юноша успешно учился в Кембриджском университете и мог написать эссе на английском языке. Однако аналогичных примеров до конца XVII столетия можно привести немного.

Русские студенты в Британии в петровские времена

Массовый характер подобные прогрессивные шаги принимают во время правления Петра I. Процессы складывания местной образовательной системы и заимствование опыта с Запада идут параллельно. Образовательные вояжи, в том числе и в Британию, воспринимаются русскими как средство закончить образование, расширить умственный кругозор и приобрести большую, как говорили при Петре Великом, «людскость». Петр не задавался целью обучить стажеров в Оксфорде или Кембридже, ведь он предназначал их главным образом для флота и верфей. «Навигаторы просвещения» проходят практику на английских кораблях. Русские в это время активно перенимают практический опыт англичан ― осваивают навигационное, штурманское, горное, инженерное, медицинское дело. И как отмечает К.В. Сивков: «Они (путешествия) имели узко-прикладной характер и должны были дать их участникам лишь технические знания, касающиеся преимущественно морского и военно-сухопутного дела».

Распространение знания шло сверху, зачастую люди, согласно мнению К.В. Сивкова, «в мрачном настроении отправлялись в чужые края». Им приходилось преодолевать нелегкие испытания: культурный шок, материальная необеспеченность, плохое (чаще полное) незнание европейских языков, отсутствие надлежащего руководства занятиями и многие-многие другие. Исследователь К.В. Сивков высказывает мнение, что путешествия стажеров при Петре приносили «мало ощутимые результаты». Он отмечает, что поездки эти не были добровольными, а могли только казаться таковыми, потому что студенты не стремились к знаниям, не были любознательны, а руководило ими одно лишь «желание угодить царю и заслужить его расположение».

В западной историографии преобладает сходная же точка зрения: поездки русских учеников за границу не могли существенно повлиять на уровень образования в стране. Необходимо было зарождение собственной, государственной системы образования. Тем не менее, историк С.А. Козлов в своей книге «Русский путешественник эпохи Просвещения» (СПб., 2003) пишет: «однако нельзя не согласиться с исследователем Максом Окенфуссом, выступившим против пренебрежительного отношения к петровскому ʻʻвеликому экспериментуʼʼ». «Всякий, кто познакомится с документами, — писал он, — непременно будет поражен тем, насколько серьезные и четкие цели стояли за этим предприятием, и поймет причины слишком частых неудач и важность более редких успехов» (С. 81). Невозможно недооценить результаты обучения россиян в Британии. Молодые люди возвращались домой с багажом ценных знаний и практических навыков. В России они трудились на благо страны ― работали на дипломатической службе, переводчиками, преподавателями, врачами, юристами [источник: портал ru.wikipedia.org].

 
реклама   дать объявление
просмотров: 20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментируя, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом