Наука втроём

Когда третий ― не лишний…

18+   Недетская заметка

L'amour De TroisУ 23-х летней аспирантки технического вуза Маши была приятная внешность и, на первый взгляд, вполне благополучная жизнь. Но это было не так. Ей не повезло с родителями, причём жутко и кошмарно. Так получилось, что оба её родителя (и пап, и мам) оказались шизоидами. Когда «внезапно» родилась Маша, они были кандидатами технических наук, младшими научными сотрудниками одного совкового НИИ и буквально «жили» своими убогими приборами и пробирками. Причём до такой степени, что на дочку у них времени практически не оставалось.

В итоге, Маша была предоставлена на попечение престарелой, частично парализованной бабушки, а фактически ― самой себе. Поскольку бабуля часто болела, а одну Машу на прогулки не выпускали, то родители содержали своё чадо до семи лет взаперти в квартире. Когда её впервые в три года вывели на прогулку, всё на улице показалось ей жутко огромным, а деревья и кустарники такими страшными. А чтобы дочка не скучала, родители давали ей почитать книги, а точнее учебники, чтобы она не читала всякие дурацкие детские книжонки. В итоге получился вполне предсказуемый результат ― у Маши сложился отвратительный характер, катастрофическое неумение общаться с окружающими, боязнь одиночества и эротическое влечение к своему полу.

Машу постоянно «зацикливало» на подружках, с ревностью и прочими проявлениями претензий на «эксклюзивное обладание», но без сексуального подтекста. Первая её любовь случилась в школе, в кружке литературы. Маша влюбилась в свою подружку-«неформалку», которая сама её совратила, поцеловала, ласкала её, полезла «куда не следует», а затем, на даче у Маши они «переспали». Так их отношения продолжались три года, до тех пор, пока они учились в школе. После выпускного они поступили в разные вузы ― Машенька в «Политех», а подруга, поступив на филфак, влюбилась в преподавательницу французского и тут же забыла свою школьную любовь как надоевшую игрушку. А когда Машка попыталась своей устроить подружке сцены ревности, та довела до Машиных родителей «интересную информацию» о пристрастиях и увлечениях их доченьки.

Новость шокировала родителей Маши и папа-профессор надумал быстро и решительно женить её на своём перспективном аспиранте, что и было исполнено, едва Маше стукнуло 18 лет. С выбором супруга папаша не ошибся ― новоиспечённый муж Маши, Александр, оказался отзывчивым и умным человеком. Через несколько лет при помощи зятя он стал видным учёным и молодожёны жили в отдельной трёхкомнатной квартире в относительном достатке даже без материальной помощи родителей. Однако, несмотря на весь «успешный успех», с личной жизнью у молодожёнов не заладилось. Отношения были, скорее, дружеские, и до постельки доходило только тогда, когда Александру было уж сильно «надо». Для Маши же находиться с ним в постели было всё равно, что натуралу-мужику подставлять мужику же зад, но и бросать супруга было жалко, ведь Алекс был хорошим человеком.

Машенька стала замечать, что её снова всё сильнее и сильнее тянет на женский пол, и ничего с этим не может поделать. И вот Маша случайно разговорилась с мужем и они выяснили, что оба уже давно мечтают найти себе девушку, чтобы разнообразить свой опостылевший быт. Опасаясь, что какая-нибудь оторва уведёт у неё муженька, Машка решила срочно заняться этим и подыскать приятную и симпатичную девицу для совместного с Алексом «досуга».

Кандидатку для совместных «забав» Маша нашла совершенно случайно. Ею оказалась Лидочка, симпатичная, но немножко глупенькая и легкомысленная провинциальная барышня, живущая сегодняшним днём. Лида была иногородней аспиранткой и уже второй год обучалась в аспирантуре. Однако «диссер» не был начат, из-за чего ей грозила неаттестация, постоянной работы у неё не было, с парнями тоже у неё не заладилось, а из общаги её скоро должны были выставить в связи с намечающимся отчислением из аспирантуры. Вот Лидочка и пожаловалась Машеньке на свою горькую судьбу ― научный руководитель ничем не помогал с диссертацией, а возвращаться в своё родное «хрюкино» провинциалка не хотела.

Неожиданно для наивной провинциалочки Маша предложила свою помощь: начала нахваливать своего мужа, кандидата наук, доцента и пообещала Лидочке, что Алекс с радостью поможет написать диссертацию. И немедля пригласила обрадованную «инженю» (от фр. ingénue«наивная») на выходные в гости, якобы на консультацию с супругом, а на самом деле ― на «смотрины».

Как и было обговорено, Лидочка подошла к супругам на квартиру в субботу, к полудню, и немного удивилась, когда Маша встретила её в пикантном чёрном кимоно в красных драконах, оставляющем открытыми ноги от самых бедер. Ждал гостью и накрытый стол ― неизменное угощение ― шампанское, вино, небольшой тортик и какая-то закуска. Ни пить, ни есть Лиде не хотелось, но отказываться сесть с хозяевами за стол не стала.

Все выпили по бокалу. Затем последовал обычный, ни к чему не обязывающий разговор про всякие житейские пустяки. Беседа завязалась на удивление легко, сначала говорили про учёбу в «аспе», потом за «жизнь». Машенька и Людочка без умолку болтали, а Алекс постоянно подливал и подливал винца и рассказывал пошленькие анекдоты про профессоров. Так Люда почти и забыла, зачем все собрались, зато быстро пьянела, взгляд её затуманился и она глупо смеялась над пошлыми шутками Александра.

Через пару минут Алекс шепнул жене на ушко:
«Может, втроём ляжем?» ― а она ответили что-то вроде:
«Попробуй, только первым её не лапай, чур, я сначала».
Алекс попробовал, конечно. Встал из-за стола, взял ничего не понимающую Лидочку на руки и понёс в спальню, положив на кровать. Увидев постель, Лидочка прошептала:
«А диссертация
«Потом, потом, а сейчас отдохнём», ― успокоила её Маша, целуя в девушку губы и расстегивая её кофточку.

Лида хотела было возразить и даже встать и уйти, но не смогла шевельнуться ― она лежала между супругами. С одной стороны её целовала взасос Маша, а Алекс стягивал с неё кофточку, джинсы и трусики…

Проснувшись вечером совершенно «разбитая», и лежа совершенно голенькая в постели, Лидочка пыталась вспомнить произошедшее с нею днём. Голова была «тяжелой», в ушах шумело и все события она помнила неотчётливо. В памяти лишь запечатлелось, как Машка целовала её тело всё ниже и ниже, как Алекс, лёжа на кровати, наслаждался L зрелищем, как насытившись ласками, Маша достала из тумбочки страпон, и, наигравшись сама, насадила Лидочку на распалённый член мужа. «Ну хоть про резинку не забыли», ― подумала Лида…

Пока Лидочка пыталась вспомнить, что было дальше, в комнату вошла Машенька, наклонилась над аспиранточкой, нежно провела рукой по её волосам, поцеловала, стащила одеяло с обнажённой девицы и сказала:
«Идём умываться и ужинать. Алекс уже начал работать над твоей диссертацией. Как перекусим, зайди к нему в кабинет, надо кое-что обсудить, а потом опять в постельку».

И в глазах Лидочки вспыхнул огонёк, свидетельствующий об удовлетворённости тем фактом, что хоть кто-то наконец занялся её проблемой.

© Hulio

Вместе с этим читают:
Портал гомофобов
L PhD student
L-аспирантка

Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 456

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *