Храбры от Лучника

помощь с диссертационными публикациями
 

Типа рецуха на «опус магнус» «Храбры Древней Руси»

eighteen plus   Недетская заметка

В году 2010-м да в издательстве «Эксмо», да в серии «Арийская Русь», вышла научпоперская книженция Вадима Владимировича Долгова и его сотоварища Михаила Авенировича Савинова — «Храбры Древней Руси. Русские дружины в бою» на 480 страниц текста, под редакцией доктора исторических наук, заведующей сектором Института этнологии и антропологии РАН (г. Москва) профессора Н. Л. Пушкаревой, ISBN: 978-5-699-44350-5. В этой серии вышли и другие книженции, например, «10 тысяч лет русской истории. От Потопа до Крещения Руси», что символизирует…

Долгов Вадим Викторович — доктор исторических наук, профессор Института истории и социологии Удмуртского государственного университета.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

Савинов Михаил Авенирович — исследователь Санкт-Петербургского Арктического и антарктического научно-исследовательского института.

ответ
вебhttp://www.aspirantura.spb.ru/forum/showpost.php?p=699064&postcount=13
 

В 2012-м году в том же издательстве вышло переиздание данного «опуса магнуса» под названием «Дружинники Древней Руси. Русские рати в бою», ISBN 978-5-699-58855-8

А вот и сама рецуха или грехо-обзор…

Книженция эта весьма компилятивна, то есть не содержит новых сведений ни для историков, ни для целевой аудитории — охранников из «пятерочек», особенно если они читали раннее вышедшие популярные «аналоги» или просто просматривали форумы ВИФ и XLegio. Хуже того, как сами указывают авторы в предисловии, она слепена в худших традиях российского научпопа — сначала создается чучело, а потом «рыцари теории эфира» с ними успешно сражаются …

Детские переложения былин, сомнительные мультфильмы и кинопостановки рисуют русских богатырей эдакими простодушными «валенками», если и побеждающими, то не львиной отвагой, не соколиным натиском, не умением, а в лучшем случае «силушкой». До того, чтобы почитать настоящие тексты былин или летописей, мало у кого руки и голова доходят. А если бы дошли — немало было бы удивления: поищите там миролюбивых увальней — не найдете. Представления эти уходят корнями в далекий XVIII век, когда среди некоторой части историков принято было считать славян «мирным и робким» народом. Каким образом «мирные и робкие» славяне смогли завоевать территорию, больше которой не занимал ни один народ в мире, оставалось загадкой… Но миф оказался на редкость живучим. … Оружие против них есть только одно — научное знание. Знание, разрушающее карточные домики лжи и домыслов. Знание, делающее нас рыцарями на страже отечественной истории.

 

Отдельно следует обратить внимание на трактовку авторами этимологии слова «рыцарь» (2 глава):

Да и само слово «рыцарь» — славянское (хоть и восходящее к немецкому слову «всадник» — «риттер»).

 

Что ж, тогда и слово «фендрик» — пренебрежительное наименование молодых офицеров в РКМП (от нем. Fähnrich — знаменщик, выпускник военного училища в Пруссии) — тоже исконно русское. Не фольк-историки все же понимают разницу между нем. Reiter — всадник и нем. Ritter — первоначально — «всадник», «наездник», от нем. rîtære «ездить», посвящённый в рыцари, дворянское звание в Священной Римской империи, аналогичное французскому дворянскому титулу «шевалье».

Слово «рыцерство» присуствует в 10 артикуле Статута Великого княжества Литовского 1588 года, виленское издание [Статут Вялiкага княства Лiтоўскага 1588. Тэксты. Даведнiк. Каментарыi. Мн.: БелСЭ, 1989.] Затем, при дворе царя Алексея Михайловича, этот концепт, вместе с другими полонизмами, вошёл в русскую литературу и культуру. Однако рыцарство к тому времени уже лет семьдесят прекратило существование как социальный, экономический и воинский институт, за исключением Ордена Святого Иоанна Иерусалимского — Мальтийского ордена, и лишь в Священной Римской империи германской нации до середины XVIII века регулярно проводились рыцарские турниры как дань традиции и как коммерческое и развлекательное зрелище в дни ярмарок.

В художественной литературе и публицистике уже давно распространены такие устойчивые речевые обороты, такие как: «Самураи — рыцари страны восходящего солнца», «казаки — последние рыцари Европы». Не избежали авторы и этой аналогии:

Русские средневековые рыцари: храбры, витязи, богатыри, — о них эта книга.

 

В данном случае авторы, выискивая «рыцарей» на Руси, пытаются натянуть «сову на глобус», так как в Российской империи «феодальная революция» произошла только во второй половине XVIII столетия, а не во второй половине X столетия, как в Западной Европе.

В бывшей римской Галии магнатами и нобилитетом — nobilis со времен сосуществования и последующей ассимиляции франко-римской знати и до начала XI в., считались собственники крупных земель. Крупные землевладельцы — магнаты содержали немногочисленных вооружённых слуг. Сеньоры же опирались на собственную немногочисленную дружину — fidelis (лат. «верный») — термин применявшиеся с эпохи Меровингов (V—VIII вв.) для обозначения дружинников. Вторым источником военной силы сеньората были васаллы vassus, vassalus — изначально «раб», которому выделялся прекарий или бенефиций, а позднее феод во временное пользование с условием несения воинской конной или административной службы у правителей. В вассальные отношения становились отчасти свободные люди, отчасти несвободные. Свободный становился вассалом путём коммендации (manibus iunctis se tradit) и приносил своему сеньору присягу на верность (per sacramentum fidelitas promittitur).

Высшее военное сословие франков состояло из антрустионов — позднелат. antrustiones, от древне-верхненем. truht, латинизир. trustis — дружина, свита, дружинников франкских королей при первых Меровингах, которые затем с VIII в. стали именоваться milites — профессиональным воинским сословием, земельный надел которых позволял выступить с конем и в лорике — кольчуге или чешуйчатом панцире. Ниже панцирных рыцарей свободного состояния (milites) по социальном статусу находились легковооружённые всадники, которые должны были являться с копьём, щитом, мечом и луком, несвободные по происхождению — лат. vavassores и caballarii, в последующем трансформировавшийся в «шевалье» — фр. chevalier«едущий на коне», то есть рыцарь, кавалер, который в Новое время стал младшим дворянским титулом в феодальной Франции.

Вторым признаком знатности в начале или во второй половине X столетия сделалось допущение к посвящению в рыцари miles представителей воинского сословия milites, несших вассальную военную службу своему сеньору. В конце XI — начале XII века, рыцарство, поначалу группа, отличавшаяся богатством и образом жизни, стало наследственной кастой, истинной знатью. В конце XIII века покупка феодов незнатными людьми была затруднена тяжёлым побором (droit de franc-fief), но в это время в знать можно было попадать и по пожалованию (lettre d’anoblissement) суверена, так, в Иль-де-Франс право пожалования в знати стало привилегией короля.

На Руси, вопреки стойкому убеждению Андрея Николаевича Сахарова, создателя Центра истории русского феодализма ИРИ РАН путём слияния Центров «истории России в средние века и раннее новое время» и «по изучению и публикации источников», княжеские и боярские дворы вместе с зависимыми и свободными слугами и членами малой дружины — дворянами (о них содержится упоминание в «Повести об убиении Андрея Боголюбского» Лаврентьевского летописного свода под 1175, в старорусской берестяной грамоте XII века, и в новгородской № 531 конца XII — начала XIII века), были небольшими административно-хозяйственными островками среди общинно-крестьянского землевладения.

Даже система формирования поместного и преимущественно конного войска, созданная в царствование Иоанна III Васильевича по византийской прониарной системе, существовавшей до XIV в., и по образцу османской феодальной конницы из тимарлов (сипахов), сформированной на основе военно-ленной системы, сложившейся в XIV—XV веках, привела к формированию класса служилых людей, но не «рыцарства» как социального слоя среди московитов. В результате вассалитет князей и бояр был преобразован в государевых служилых людей, получавших за службу в условное держание вотчину или поместье. Таким образом образовалось поместное войско, основную массу которого составляли дворяне и дети боярские, а также их боевые холопы (послужильцы) — их вооружённые слуги, частично принадлежавшие к несвободному населению, число которых постоянно пополнялось разорившимися мелкопоместными детьми боярскими.

Ни в Великом княжестве Московском, ни в Российской империи до начала XIX века не существовало понятия о всеобщем единстве или общности интересов «дворянского сословия», боярских и княжеских родов. Ещё при Петре I дворяне терпели телесные наказания наравне с «подлыми людьми». Таким образом, следует согласиться с историком русского дворянства А.В. Романовичем – Славатинским, утверждавшим, что дворянство при Петре I «находилось почти в такой же крепостной зависимости от правительства, в какой от него – крестьяне» [«Дворянство в России от начала XVIII века до отмены крепостного права». СПб., 1870. с. 147]. Неудивительно, что многие дворяне в XVII — начале XVIII в. при первой возможности переходили в мещанское сословие.

При правлении Петра I из дворянского сословия были исключены однодворцы — бывшие мелкопоместные дворяне и дети боярские, а также их потомки. При военной реформе 1707-1708 годов и отмене Поместного войска дети боярские, не захотевшие продолжать пожизненную военную службу, были переведены в сословие однодворцев. Пограничную службу однодворцы были обязаны нести в течение 15 лет. До правления Петра I они платили подворовый налог (1679—1681 годы), а уже Пётр I ввёл подушную подать и четырёхгривенный оброк с теми же нормами, что и для государственных крестьян. Таким образом, служили они как дворяне, а налоги платили как крестьяне (дворяне не платили налоги). В конце XVIII века, после присоединения Правобережной Украины, Белоруссии и Литвы к Российской Империи местные шляхтичи, не сумевшие документально подтвердить своего дворянского происхождения, были записаны в однодворцы, однако, за ними было сохранено право в дальнейшем «доискиваться» дворянства.

Процес закрепощения крестьян Романовыми в XVII-XVIII вв. и манифест «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» от 18 февраля (1 марта) 1762 г., изданый Пётром III, привели к закономерному итогу. Именно поэтому в начале XIX века в Российской империи сложилось обособленное корпоративное сознание и чувство общности, «класса в себе», среди княжеских, боярских и дворянских родов. Именно так появилось понятие «дворянской чести», осознание даже среди генералитета, что прилюдно бить по морде дворянина и офицера за явную или мнимую провинность — недостойное занятие, умаляющее достоинство всего класса.

В Киевской Руси и Великом княжестве Московском никогда не существовало духовно-рыцарских орденов или общепринятой светской процедуры посвящения в рыцарское достоинство. За исключением российских приорств Мальтийского орден, действовавших с конца XVIII в. до 1817 гг., единственный орден Русских Рыцарей (или Орден рыцарей русского креста) просуществовал в 1815—1817 гг. как одна из квази-массонских преддекабристских организаций, созданая М.Ф. Орловым и М.А. Дмитриевым-Мамоновым. Вместе с тем, с конца XVIII века в РКМП существовали организации кавалеров наградных орденов Российской империи и единый орган управления наградным производством — Российский кавалерский орден (Кавалерское общество). Таким образом, общественное сознание элит Российской империи было готово к восприятию ценостей «рыцарства» только к началу 19 века, через два с половиной столетия после того, как институт европейского рыцарства угас из-за утраты военной мощи и смены экономического уклада.

Особенно доставляет, как эти выдающиеся личности «видют» экипировку рыцарей:

Тяжеловооруженный конный воин, защитник слабых и угнетенных: шлем с забралом, латные рукавицы, золотые стремена [прим. Hulio — sic или лол што!!!], меч, копье и щит.

 

парадные чешуйчатый панцирьПарадный доспех сакского царя из золотой чешуи на кожаной основе. Фото Derzsi Elekes Andor с портала wikimedia.org

«Золотые стремена» — это конечно, что-то с чем-то. Вероятно, «гении в своём поколении» имели в виду «золотые шпоры» — один из статусных предметов европейских воинов-всадников XI-XVI вв., посвящённых в рыцарское достоинство. Таки да, стремена могуть быть позолочены, но у них все равно для постоянного применения должна быть органическая (кожанная) или железная основа. Разумеется, можно изготовить и золотые стремена, как и парадный чешуйчатый доспех у сакских царей, но только не для повседневно-практического применения, ибо стремена из золота, как легко деформирующегося металла, не выдержит веса всадника и погнутся. Любопытно читать и следующий пассаж:

В качестве метательного оружия можно было использовать копье, на дистанциях в десяток-другой шагов была эффективна сулица…

 

Разумеется, при особой нужде, можно метнуть не то, что дагу (кинжал для пробивания лат), но и копье пехотинца длиной более полтора метра, а то двух с половиной метровое копье, даже пику и каваллерийское трехметровое копье, но проблема в том, что в отличие от сулиц, тактику применения которых можно сравнить с римским пилумом, ни в Киевской Руси, ни на Севере — в Новгородских и Псковских землях, ни позднее в Великом княжестве Московском, не были популярны ни дротики, использовавшиеся в Европе до XVI в., ни метательные копья, аналогичные тем, которые применяли франкские воины в V-VIII вв.

В главе 5 авторы таки показывают и подтверждают, что не видят разницы между степными лошадками, используемыми посменно для конных переходов, и боевыми лошадьми — преимущественно кобылами и меринами (кастрированными жеребецами):

Рассказ о боевом применении древнерусского оружия получится неполным, если мы не упомянем конный бой, ведь южнорусское войско с начала XI века было по преимуществу конным. […] Во-первых, широко применяли копье для нанесения таранного удара (при этом, судя по летописным известиям, копье нередко ломалось).

Проблема в том, что рыцари Священной Римской империи и дружины Киевской Руси весь XI век были вынуждены сражаться в пешем строю, так как в то время боевые лошади (с минимальным ростом 1,6-1,65 метра в холке) в то время континентальной Европе были доступны только в герцогстве Нормандия (нормандцам) и в некоторых других регионах Иль-де-Франс и графстве Фландрия, где издавна занимались коневодством и имелись обширные пастбища. То есть лошадки для конных переходов с ростом 150 с небольшим в холке, доступные для большей части русской дружины X-XI, которые сегодня именуются понями, не могли несколько часов нести на себе по полю боя всадника в доспехе и боевом снаряжении. Как только, большинству европейских рыцарей стали доступны боевые лошади, а с XIV в. и дестриэ (с ростом 1,7 — 2 метра в холке) — сугубо турнирные лошади и их метисы, так сразу на Руси в XII-XIII вв. появился «боярский конь» вместо пугливых степных лошадок, которые могли позволить всаднику принять участие в длительной битве.

побеждает змияНовгородская икона конца XV века (сокращённая композиция)

Второй косяк авторов вытекает из первого — боевой таранный удар копьем, а вместе с ним, как и седло с высокой лукой, так и европейский верхний шлем коринфского типа — топфхелм — стали преобладать только в XIII веке. До XII века преобладающей тактикой конного боя были не сшибки на копьях, а удары копьем, которые всадники наносили, держа копьё в положении верхнего хвата. Очень часто, чтобы нанести сильнейший удар, всадники вздыбивали коня и наносили удар сверху вниз. Таранный же удар копьем на Руси, как и в Европе, стал распространённым только в XIII веке. И связано это также с появлением полноценных боевых лошадок. Даже в XVI веке Сигизмунд Герберштейн в своих «Записках о Московии» (1549) сообщает о преобладании «меринов» — в то время под которыми подразумевали небольших, но выносливых лошадок среди поместного войска:

Лошади у них маленькие, холощенные, не подкованы; узда самая лёгкая; сидят они так низко, что колени их почти сходятся над седлом; седла маленькие и приспособлены с таким расчетом, что всадники могут безо всякого труда поворачиваться во все стороны и стрелять из лука. Сидя на лошади, они так подтягивают ноги, что совсем не способны выдержать достаточно сильного удара копья или стрелы [Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. пер. А. В. Назаренко. М. МГУ. 1988, с. 115].

 

Также комментируя вышеразмещённую часть фразы: «при этом, судя по летописным известиям, копье нередко ломалось», следует напомнить «корифеям», что древко каваллерийского копья, всегда делалось из сухих и ломких пород дерева. Обусловлено это было тем, что удар копьём на полном скаку коня в верхнем хвате и, тем более, тараный удар, создают огромную нагрузку на кисть руки, лучевую кость и плечевой сустав всадника. Это касается нанесения удара как по неподвижной цели, так и тем более, по скачущему навстречу коню или всаднику — в данном случае к энергии удара всадника примножается скорость и масса лошади. Поэтому, в отличие от копий и пик пехотинцев, деревянная основа древкового ударного колющего оружия всадников со времен античности выделывалась преимущественно из сухих или высушенных пород дерева, чтобы создать эффект колкости и ломкости. Принцип был таков — пусть лучше во время сильного удара сломается копьё, чем кисть или лучевая кость руки, или будет вывихнут плечевой сустав всадника.

Как уже было заявлено в самом начале, эта заметка не является полноценной рецензией, а рецухой или грехо-обзором. Тем не менее, из всего вышеизложенного можно и даже следует сделать печальный вывод о квалификации профессуры на истфаках провинциальных вузов этой страны. Неудивительно, что на фоне таких малооплачиваемых доцентиков и профессоров, «доцентишко и дешевка» Соколов казался прям таки наполеоном…

PS: а вот и ответ от Лучника, который и следовало ожидать:

скриншот ответа
веб http://aspirantura.spb.ru/forum/showpost.php?p=699284&postcount=2
 

Из ответа Лучника становится понятно, что ни один низкоквалифицированный научпопер, типа быдлана Александра Соколова, не может ответить на аргументы критиков, не ёрничая и кривляясь, как фемка с фиолетовыми волосами. Вероятно, в голове каждого из них живёт «маленькая вагинальная девочка», похожая на грету тунберг.

Размещено 10.01.2020. Изменено 11.01.2020

© Hulio

Вместе с этим читают:
Педагогический роман
Мужественный день
Вестник рецензента

Реклама от GoogleAdvertisments
быстро дешево гарантия
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 232

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *