Лесбийская научная этика

Реклама от GoogleAdvertisment
срочно нужно сдавать статью
 

К вопросу о лесбийской этике в научных исследованиях

18+   Недетская заметка

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Введение в лесбийскую научную этику

четыреС XIX века научная деятельность стала профессиональной. В XX веке стало ясно, что наука, как довольно специфический род деятельности человека, наравне с общепринятыми моральными нормами и требованиями, нуждается и в некоторых дополнительных этических регуляторах, учитывающих особый характер научной деятельности. Другими словами, моральная регуляция в научной сфере обладает своей спецификой, ценностями, нормами и правилами, которые способствуют, во-первых, большей эффективности научного труда, а, во-вторых, – его безупречности с позиций общественного блага.

Именно поэтому «научная этика» стала разновидностью профессиональных этических норм и уже несколько десятков лет является не только академическим курсом, преподаваемым для студентов магистратуры и аспирантуры, но и имеет прикладное значение. Этические нормы в области науки установлена корпоративными или университетскими договорами и инструкциями или функционирует как совокупность неявных, но взаимосогласованных императивов среди сообщества учёных и преподавателей. Таким образом, научная этика — это не только административные правила, способствующие функционирования науки как социального института, но также и совокупность моральных принципов, которых придерживаются учёные в научной деятельности.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

Чтобы успешно заниматься научными исследованиями или преподавательской деятельностью, т.е. сообщать студентам и аспирантам о своих достижениях и создавать научные школы, учёный должен следовать принципам научной этики. Нарушение опубликованных или неявных правил научной этики может привести к внутрикорпоративному или даже административному разбирательству. В различных научных сообществах может устанавливаться дифференцированная жёсткость санкций за нарушение этических принципов, которые являются общепринятыми в научном сообществе.

Тем не менее, де-факто принципы научной этики не только часто нарушаются, но и, будучи псевдо-универсалистскими по форме, по своему содержанию дискриминируют учёных по гендерному признаку и сексуальной ориентации. В академической среде и исследовательских сообществах традиционные иерархии «выше-» или «нижестоящих» даже в начале XXI века исключают женщин, а их научная деятельность и потребности игнорируются или маргинализируются.

В частности, К.П. Морган пишет, что несмотря на то, что процент женщин в академических кругах США даже превышает количество мужчин, женщины в Америке не главенствуют на ведущих академических постах [Morgan K.P. Describing the Emperor’s New Clothe: Three Myths of Educational (In-)equity // B.Houston, K.P.Morgan, and M Aysm (eds). The Gender Question in Education. – Boulder, Colo: Wesfview Press, 1996]. Ким Томас провела ряд интервью с выпускниками университетов США и Великобритании, в результате чего обнаружилось, что в научных институтах существуют бессознательные установки, согласно которым «легитимными» физиками являются мужчины, а женщинам – физикам отводят место второстепенного «меньшинства». «Героизация» научной активности как формы мужской «экспансии» в образах «рассеянного учёного» или «гениального физика», безразличного к быту и морально-эстететическим ценностям (см., например, биографии участников «Манхэттенского проекта»), также является реликтом патриархального мышления [Thomas K. Gender and the acts in Higher Education. In: Studies in Higher Education, 1988. № 13 (2). P. 123-137].

Наиболее дискриминируемыми на уровне научных институтов, сообществ и социальных сетей исследователей являются учёные-лесбиянки. Все лесбийские исследовательницы, которые разделяли принципы традиционного научного исследования и старались, по возможности, претворять их в своей научной работе, осознали, что многие из них являются идеалами, трудно осуществимыми на практике. Так, попытки выстроить эгалитарные отношения с коллегами могут оборачиваться манипулированием, а интенсивное сотрудничество с коллегами-мужчинами может парализовать исследовательский процесс и пр.

Лесбийские исследователи могут (и это происходит постоянно) столкнуться с гендерным неравенством и сексизмом, которое воспринимается многими мужчинами и женщинами как естественное и даже выгодное для обеих сторон. Кроме того, существуют культурные и институциональные контексты, когда исследователь оказывается в подчинённом и зависимом положении по отношению к иерархии его академического института или исследовательского сообщества. Такой вид неравенства появляется в возрастных, гендерных и должностных противоречиях, например, когда исследователь – молодая женщина-лесбиянка, а руководитель проекта – мужчина, представитель академической элиты.

Cексуальная идентичность исследователя проявляется и в исследовательской ситуации, когда оказывается влияние на процесс сбора и анализа информации. Существуют многочисленные темы и поля исследования, причём не только в области гуманитарных и социальных наук, которые особенного чувствительны в отношении гендера и сексуальности исследователя, когда рефлексия по поводу своей гендерной и сексуальной идентичности является инструментом производства научного знания. Лесбийская идентичность исследователей рассматривается как аналитический инструмент, поскольку создает определённые возможности и барьеры в ходе сбора и анализа данных. Поэтому лесбиянка-исследователь обязана осознавать свою позицию, которая должна быть объектом профессиональной рефлексии, и отдавать себе отчёт в возможной собственной предвзятости, обусловленной культурными и социальными обстоятельствами.

Концептуальные принципы лесбийской научной этики

Представления о лесбийской научной этике были первоначально сформулированы в рамках феминистской эпистемологии, которая стала теоретическим основанием женских/гендерных исследований. Феминистская эпистемология исходит из признания общего опыта и универсальности интересов всех женщин, занимающих подчинённую позицию в патриархальном обществе. Их положение можно улучшить, если новое знание придаст им дополнительную силу (empowerment). Основные принципы этого подхода, которые затем подверглись справедливой внутрифеминистской критике, заключаются, как отмечают профессоры ЕУСПб Елена Здравомыслова и Анна Тёмкина, в следующих постулатах: исследовательская ситуация существенным образом влияет на процесс и результат познания (situated knowledges); всякое исследование является идеологически и политически ангажированным; угнетённые группы (женщины) обладают эпистемическими преимуществами в понимании отношений механизмов неравенства и угнетения, которые встроены в их повседневный опыт; феминистский проект должен обладать эмансипирующей функцией и содействовать обретению силы негативно привилегированных групп; политизация и озвучивание частной жизни угнетённых является стратегией феминистского исследования [«Феминистские рефлексии о полевом исследовании». Laboratorium. 2014. №1. С. 84-112].

Несмотря на стремлении к излишней идеологизации и политизации, важно то, что феминистский подход сформулировал некоторые правила исследовательской рефлексии феминистского анализа гендерных отношений и особую этику исследования исключённых и подавляемых групп. Методологической инновацией явились рост осознания женщинами своей угнетённости и подавляемости в традиционном научном сообществе, которая рассматривалась как метод исследования и как микрополитика эмансипации.

Лесбийская научная этика создаётся ради сообщества учёных-лесбиянок, стремящихся быть независимыми (лесбийский изоляционизм) от традиционно устоявшихся научно-исследовательских структур, политики, социальных отношений и законов. По мнению Сары Люсии Хоугленд, лесбийский сепаратизм способен помочь лесбиянкам выработать собственную внутреннюю этику, основанную на общих ценностях, которые формулируют сами его участницы [Sarah Lucia Hoagland, Lesbian Ethics: Toward New Values, 1989. DOI: 10.1111/b.9780631220671.1999.00041.x; Lesbian Ethics: Beginning Remarks, 1998. DOI: doi:10.1016/0277-5395(88)90107-0]. Лесбийские подходы к научной этике варьируются и не ограничиваются систематическим рядом правил, а, скорее, поддерживают методы, которые позволяют женщинам покончить с преобладанием маскулинных структур в науке, включая патриархальные научно-этические теории.

Лесбийские специалисты по этике распознают, что традиционная теория научной этики поддерживает статус-кво структур, которые являются слишком сексистскими и гетеросексуальными, а ЛГБТ-активисты пытаются их преодолеть. Именно поэтому исследователи-лесбиянки должны игнорировать границы и табу социально-одобряемых отношений. Они должны действовать в научной сфере руководствуясь вопросом не «морально ли это?», а «насколько то или иное действие послужит моему развитию как личности учёного-исследователя?» Самопонимание — естественное стартовое место для лесбийской научной этики, предлагает философ Сара Лусия Хоугленд [Sarah Lucia Hoagland, Lesbian Ethics: Toward New Values, 1989. DOI: 10.1111/b.9780631220671.1999.00041.x; Lesbian Ethics: Beginning Remarks, 1998. DOI: doi:10.1016/0277-5395(88)90107-0], поскольку женщины полностью понимают себя и их отношения с другими, они открывают возможность для собственного саморазвития.

Важно подчеркнуть, что «лесбийская научная этика» претендует на системное и полное описание, а также регулирование всех аспектов научной деятельности, в отличие, например, от «особого метода» этики гендерных или социологических / антропологических исследований ЛГБТ-групп в социальных науках (Ethical Standards to Research and Evaluations Involving Lesbian, Gay, Bisexual, and Transgender Population). Как и феминистская этика, лесбийская научная этика выражает сильное стремление к социальной трансформации с целью создать научное общество, которое полностью поддерживает права женщин-исследователей. Однако лесбийская этика идёт вне либеральных феминистских параметров в поиске морального права, чтобы заменить патриархальные социальные структуры вместо того, чтобы просто исправить их. Лесбийская этика нацелена на создание сообщества, в котором женщины, включая учёных-лесбиянок, полностью управляют и формируют свои жизни и академические карьеры.

Лесбийская научная этика и её критика

Постепенно лесбийские, как и феминистские исследователи, самостоятельно или под воздействием академического истеблишмента, пришли к выводу о том, что они неспособны создать оригинальную эпистемологию и методы научного исследования, но могут заявлять об «особых принципах исследовательского процесса», в основе которого может быть заложена альтернативная этика и «лесбийский сепаратизм», основанные на признание значения их личного опыта, стремлении лесбиянок-учёных воспользоваться новым знанием в целях улучшения их социального положения.

Лесбийская научная этика иногда критикуется «феминистским мейнстримом» за то, что посвящает чрезмерное внимание «борьбе с доминированием патриархальных и гетеросексуальных структур», вместо того того, чтобы обосновывать и разрабатывать собственно этические вопросы. Кроме того, идентичность большинства женщин-исследователей определяется как гетеросексуальная или бисексуальная, поэтому сторонников концепции «лесбийской научной этики» очень часто и весьма справедливо обвиняют в «секс-экстремизме» и навязывании маргинального дискурса.

С другой стороны, сторонники «лесбийской научной этики» критикуют «либеральное направление феминизма» за «соглашательский подход» с социальной действительностью и нежелание изменить существующие социальные структуры. Для приверженцев «лесбийской научной этики», «феминистский мейнстрим», в силу убогости своего «лавочного» мышления, низводит женщин-учёных до состояния рабочих лошадок, которые безуспешно конкурируют с мужчинами за их гранты, учёные степени и звания, должности и привилегии и т.д. Таким образом, концепция «лесбийской научной этики», возможно, утопичная и неполная. Однако учитывая социальную действительность доминирующего на данный момент гетеросексуального научного сообщества, дальнейшая разработка лесбийской этики предоставляет уникальную возможность для исследования потенциала женской креативности. Данный потенциал программы лесбийской научной этики может быть реализован только при исключении чрезмерно идеологизированного, политизированного и лженаучного подходов к изучаемым проблемам.

Дилеммы лесбийского этического подхода в эмпирических и теоретических исследованиях крайне неохотно обсуждаются в англоязычной и русскоязычной научной литературе, за исключением ЛГБТ-ориентированных социологических и антропологических «полевых» исследований. Полагаю, что это связано с несколькими обстоятельствами, характеризующими состояние европейской и российской академической науки. Во-первых, в России ЛГБТ-сообщества очень слабы и мало представлены в академических учреждениях. Во-вторых, даже если зарубежные и российские исследователи придерживаются ЛГБТ-ценностей, они зачастую не распространяют их на академическую сферу, то есть под воздействием общественных запретов сознательно табуируют и самоцензурируют ЛГБТ-дискурс в научных исследованиях, особенно вне узких рамок «прикладных» исследований самих ЛГБТ-групп. Поэтому следует предполагать, что с развитием и институциональным становлением ЛГБТ-науки (Gay & Lesbian Science) вне рамок сугубо прикладных исследований преимущественно ЛГБТ-сообщества, появятся и концептуально-теоретические принципы лесбийской этики как практическое и всесторонне разработанное руководство для нового поколения исследователей-лесбиянок.

Размещено 7.06.2017, обновлено 28.07.2020

© Hulio

Вместе с этим читают:
Женский научный форум
Портал гомофобов
L PhD student
L-аспирантка
Наука втроём

Реклама от GoogleAdvertisments
быстро опубликуем статьи вак
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 3975

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *