Арабо-израильский конфликт

Арабо-израильский конфликт в 40-50 гг. XX в

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Риторика палестино-израильского конфликта

18+   Недетская заметка

еврейка и арабкаВажнейшей характеристикой международного конфликта является определение его международно-правового статуса, которое имеет принципиальное и практическое значение для мирного урегулирования международных споров в соответствии с принципами международного права. Однако юридические и политические аргументы обычно совмещаются в территориальных диспутах ― поэтому иногда весьма трудно их различить. Представители государства, которые чрезмерно полагаются в территориальных диспутах на юридические аргументы, могут быть заподозрены в том, что не имеют достаточно убедительных исторических и политических оправданий для территориальных претензий; а представители государства, которые полностью опираются на исторические и политические аргументы могут быть заподозрены в слабости юридической основы для того, чтобы претендовать на спорную территорию.

Так как территориальные диспуты вовлекают экстраординарные эмоции, то люди предпочитают сражаться и умереть, но не отдать противнику ни пяди земли. В этих случаях участники конфликта редко различают между нормативным и позитивным правом.

В палестино-израильском конфликте оба народа, евреи и арабы в своей борьбе опираются не только на международное право, военную мощь и политическую силу, но и взывают к моральным и историческим доводам. Таким образом, в палестино-израильском конфликте ссылки на историю или религию используются как политический аргумент или инструмент для достижения политических целей, а также для подтверждения аргументов, основанных на принципах международного права.

Первые сионистские поселенцы лишь в незначительной степени основывали свою практику на религиозных догматах. Борьба велась не за Святую землю от Нила до Евфрата, а за историческую землю еврейского народа. Религиозными мотивами руководствовались лишь немногие деятели обеих сторон. Однако со временем религия в палестино-израильском конфликте приобрела характер инструмента для достижения политических и пропагандистских целей и использовалась для политических аргументов. Таким образом, конфликт, в котором, в случае Израиля, ― иудаизм, а с другой, в случае Палестинской автономии и арабоязычных граждан Израиля, ― ислам и христианство, приобретает характер этнического и религиозного конфликта.

Однако когда ссылок на Библию или Коран оказывается недостаточно, спорящие стороны апеллируют к западному миру на языке постхристианской идеологии Просвещения. Мысль о том, что ссылкой на религиозную идею можно обосновать политическое заявление, противоречит интеллектуальной традиции на Западе вот уже четверть тысячелетия. Западная интеллектуальная традиция отчасти применима и к Ближнему Востоку. Зачастую аргументы в арабо-израильских спорах практически полностью следует образцам риторики, возникшим в рамках западной интеллектуальной традиции. Обоюдные обвинения радикальных движений палестинских арабов и Израиля весьма часто формулируются на языке этой традиции.

Источник: Проблемы ближневосточного урегулирования в дипломатии США на рубеже XX — XXI вв. Дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. — СПб., 2006.

Противостояние палестинских евреев и арабов в конце 1947 ― начале 1948 гг.

Раздел ПалестиныРезолюция Генеральной Ассамблеи ООН №181 от 29 ноября 1947 года о создании еврейского и арабского государств было использовано арабскими лидерами для разжигания ненависти к евреям и для организации беспорядков и погромов в Палестине и в странах Магриба и Машрика. Соотношение сил, замешанных в конфликт, было далеко от равновесия. 650 тысяч евреев противостояли более чем миллиону палестинских арабов при поддержке семи арабских государства. Вместе с населением соседних стран арабов было 40 миллионов человек. Однако, до начала «официальной» войны соседних стран против Государства Израиль евреям приходилось иметь дело с местными вооруженными отрядами, усиленными добровольцами. Армии арабских государств воздерживались от вторжения в Палестину до 15 мая 1948 года.

Среди местных арабских руководителей военных отрядов выделялся Абд ал-Кадр ал-Хусейни, племянник иерусалимского муфтия, действовавший в центре страны. Хасан Саламе контролировал деятельность отрядов, действующих в Яффо и Рамла. Формально они признавали командование иерусалимского муфтия и Верховного мусульманского совета, но на деле они действовали самостоятельно и никакого согласования между ними не было. Постоянное ядро этих сил было небольшим (по оценке самих арабов, в марте 1948 в Палестине воевало не более 2500 человек), но перед самой «операцией» командиры арабских отрядов осуществляли мобилизацию вооруженных людей в ближайших деревнях. Без служб тыла они были способны только на партизанские действия. По решению Лиги арабских государств была организованна «Армия спасения» под общим командованием иракского генерала Исмаила Сафват-паши. «Армии спасения» была создана чтобы воспрепятствовать разделу Палестины и созданию еврейского государства. Фактически ее командиром стал Фаузи ал-Каукджи. «Армия спасения» насчитывала около 5 тысяч человек и действовала в основном на севере Палестины. В Египте был организован отряд добровольцев из мусульманских экстремистов ― «Мусульманские братья», ― которые в начале 1948 года проникли в Негев и в центр Палестины.

Наиболее организованной силой был Арабский легион, созданный и вооруженный англичанами и предназначенный для защиты деревень Трансиордании от набегов бедуинов. Легион приобрел боевой опыт во время второй мировой войны. В конце 1947 года он насчитывал 7 тысяч солдат, которыми командовали, по большей части, английские офицеры. Его командующий, сэр Джон Глабб был кадровым британским офицером. До 15 мая 1948 года Легион находился под контролем британских властей. Официально до окончания действия британского мандата Арабский легион не имел права участвовать в боях.

Самоустранение британских властей от прямых обязанностей по поддержанию порядка и безопасности в Палестине и реакция палестинских экстремистов на решение ООН не была неожиданностью для руководства сионистских организаций, поскольку события в Палестине в 1947-1948 гг. повторяли события во время арабского восстания в Палестине в 1936-1939 гг. Тем не менее, ишув не был готов к вооруженному конфликту в Палестине. Большинство членов подпольных военных формирований не были профессиональными военными, а у командиров подразделений не было опыта взаимодействия во время боев.

Наиболее боеспособной подпольной организацией был «Пальмах», которым командовал Игаль Алон. Опыт боевых действий был и у евреев-ветеранов второй мировой войны. Всего же ишув насчитывал около 25 тысяч бойцов-добровольцев. В то время еще не была введена всеобщая обязательная воинская мобилизация. Британские власти приложили все силы, чтобы помешать производству оружия на месте или доставки его в страну. Подпольные мастерские в Палестине не могли произвести необходимого количества легкого стрелкового оружия. У «Хаганы» не было артиллерии и танков, не было боевых самолетов.

Накануне вторжения регулярных арабских армий «Хагана» нашла два дополнительных источника снабжения оружия ― нелегальные поставки оружия из Западной Европы и поставки оружия с одобрения СССР из Чехословакии. Вероятно, И. Сталин предполагал, что влияние социалистов-сионистов русского происхождения и симпатии к СССР среди левых сионистов превратит Израиль в советского сателлита на Ближнем Востоке. Однако, даже поставки оружия из Чехословакии не решили проблему нехватка личного оружия в израильских вооруженных силах.

В феврале 1948 года Высший арабский комитет в Палестине приказал противодействовать созданию еврейского государства. Поначалу, «Хагана» избрала только оборонительную тактику. Военная инициатива поначалу находилась в руках вооруженных отрядов арабов. В первые месяцы войны борьба в основном велась за господство на транспортных магистралях. Целью нападений вооруженных отрядов на транспорт было изолировать отдельные районы с еврейским населением и после прихода из-за границы арабских армий поставить живущих там евреев перед жестким выбором: сдача в плен или уничтожение. В Иерусалиме на границе между еврейскими и арабскими кварталами происходили бои. Война в Палестине стала свершившимся фактом.

В марте и апреле 1948 года стало совершенно ясно, что придерживаться дальше старой стратегии статичной обороны ишув не может. Чтобы прорвать кольцо блокады, необходимо было действовать иначе. В начале марта 1948 г. штаб Хаганы разработал новый стратегический план ― «план Далет» «с целью установить контроль над территорией еврейского государства и защитить его границы, а также еврейские поселения, находящиеся вне территории выделенной государству по решению ООН». Было решено восстановить движение по шоссе Тель-Авив ― Иерусалим и захватить арабскую деревню Кастель. Инициатором этой операции был Бен-Гурион.

Операция была проведена с 6 по 9 апреля 1948 г. силами бригад «Гивати», «Кирьяти», «Александрони» и силами «Палмаха». Во время атаки, из-за своей беспечности (он наткнулся на еврейский патруль), был убит арабский командир Абд ал-Кадр ал-Хусейни, племянник иерусалимского муфтия. Кастель оказался под еврейским контролем. Во время операции «Нахшон» в изолированный арабскими отрядами Иерусалим прорвалось несколько колонн грузовиков с продовольствием, топливом и другими необходимыми грузами. Таким образом, новая стратегия оправдала себя.

Силы «Эцель» и «Лехи» также провели операцию по захвату арабской деревне Дир-Ясин (Deir-Yassin) 9 апреля 1948 года, во время которой было убито более 100 арабов, включая гражданских лиц. Впоследствии, число убитых гражданских было преувеличено и еврейскими, и арабскими политиками для создания образа «жестокого еврея». «Резня» в Дир-Ясине привела 13 апреля к нападению арабов на еврейский конвой возле горы Скопус. Однако на палестинских арабов события Дир-Ясина подействовали крайне деморализующее. Жители палестинских деревень и городов, опасаясь за свою судьбу, бежали при приближении еврейских отрядов. Менахем Бегин оправдывал нападение на Дир-Ясин тем, что «не было бы Государства Израиль без Дир-Ясина».

В те дни, когда проводилась операция «Нахшон», «Армия спасения» под командованием Фаузи ал-Каукджи попыталась захватить киббуц Мишмар ха-Эмек, но была разбита силами «Хаганы» под руководством Ицхака Саде. Поражение ал-Каукджи в районе Мишмар ха-Эмек позволило «Хагане» полностью контролировать шоссе Хайфа-Дженин. С этого момента «Хагана», в соответствии с «планом Далет» стала овладевать городами со смешанным населением. 19 апреля части «Палмаха» и бригада «Голани» после нескольких дней боев завоевали Тверию. Местные арабы отказались жить «под еврейской властью» и оставили город в сопровождении британской армии. Когда в конце апреля 1948 г. еврейские отряды заняли Хайфу, большая часть местных арабов по приказу представителя Верховного мусульманского совета в Бейруте покинули город. Несмотря на уговоры еврейского мэра Хайфы, в городе осталось только несколько тысяч арабов. Когда город Яффо был окружен силами «Хаганы», началось бегство его жителей. К моменту капитуляции (12 мая) в Яффо осталось всего несколько тысяч человек из семидесятитысячного арабского населения. В начале мая (10 мая) капитулировали также арабские кварталы Цфата.

Однако положение Иерусалима и поселений к северу и югу от Иерусалима ухудшилось. Наиболее трагической страницей этой войны стала история боев за поселения Гуш-Эцион. Еврейское поселение было блокировано отрядами арабов с середины декабря 1947 года, которые устраивали засады на еврейские автоколонны и отряды. Но жители не были эвакуированы, так как защитники поселений продолжали исполнять важную функцию: время от времени блокировали дорогу из Хеврона, по которой арабы доставляли подкрепления. Утром 12 мая 1948 года арабы пошли в решительную атаку на Гуш-Эцион. Части Арабского легиона, артиллерия, броневики, сотни добровольцев «Армии спасения» и местных арабов пытались пробиться к поселениям Гуш-Эциона. К вечеру было отрезано самое крупное поселение ― Кфар-Эцион. Около 70 его защитников погибли. После сдачи Кфар-Эциона арабы из окружающих деревень ворвались в поселение и устроили резню. Только четырем жителям удалось уцелеть. Были вынуждены сдаться и другие поселения Гуш-Эциона. Женщины и тяжелораненые были отправлены под защитой Международного Красного Креста в Иерусалим. Остальные попали в плен.

В день, когда пал Гуш-Эцион, Арабский легион атаковал поселения Атарот и Неве-Яаков к северу от Иерусалима. После трех дней боев защитники этих поселений отступили к городу, который был теперь открыт для прямой атаки арабов. Падение Гуш-Эциона, Атарота, Неве-Якова тяжело сказалось на положении Иерусалима. Но за шесть недель боев Хагана добилась значительных успехов. Все города со смешанным населением (кроме Иерусалима) были в руках евреев. Силы муфтия и «Армии спасения» понесли тяжелые потери и были оттеснены со всех позиций. К 14 мая 1948 года евреи контролировали большую часть территории, выделенной ООН еврейскому государству, кроме Негева.

Соотношение сил конфликтующих сторон перед началом арабо-израильской войны 1948-1949 гг.

Война в Палестине 1948-1949К моменту провозглашения декларации Независимости всего в «Хагане» насчитывалось около 30 тысяч бойцов, «Эцель» — 5,000, «Лехи» — 1,000. После провозглашения государства к «Хагане» присоединились отряды «Лехи». Двумя неделями позже в «Хагану» вошел «Эцель». Объединенные вооруженные силы еврейского государства стали называться Армия Обороны Израиля (Цва Хагана ле-Исраэль, сокращенно «Цахал»). Теперь все вооруженные силы Израиля находились под единым руководством. 31 мая 1948 было объявлено об обязательной мобилизации в действующую армию.

После окончания британского мандата (15 мая 1948 г.) израильская армия испытывала нехватку оружия. По численности «Цахал» не уступал арабским армиям (впоследствии и превосходил их), но в израильской армии не хватало не только артиллерии, танков и самолетов, но и личного оружия. Одновременно ишув развивал и свою собственную военную промышленность. Главную роль в этом сыграли подпольные военные заводы (ТААС), закупленные инженером Хаимом Славиным. Однако, несмотря на различные источники поставки оружия (производство оружия низкого качества в местных условиях и поставки оружия из-за рубежа), в израильской армии вплоть до 1956 г. ощущалась нехватка современного оружия, особенно легкого стрелкового оружия.

К 14 мая 1948 года на границах Палестины были сосредоточены готовые к вторжению армии арабских государств. Египет выделил для этих целей 10 тысяч солдат, Иордания ― 6500 солдат (Арабский легион), Сирия ― 3000 солдат, Ирак ― 4500, Ливан ― 3000.

Среди арабских отрядов царило чрезмерное воодушевление относительно предстоящей «маленькой победоносной войны». Но несмотря на всеобщее ликование армии и народа, многие арабские высшие офицеры и политические руководители выражали беспокойство. Слабость арабского верховного командования, низкая боевая готовность офицерского состава и солдат, отсутствие координационных действий, недоверие, пренебрежение интересами палестинцев, разобщенность, подозрительность, недостоверная информация об израильских силах ― все эти факторы уменьшали преимущество арабских армий. Кроме того, среди арабов процветало взаимное недоверие и подозрительность. Египтяне считали, что король Иордании Абдалла более всего заинтересован в Иерусалиме и в присоединении к своему королевству земель, предназначенных для палестинского государства. Египтяне со своей стороны, и не собирались ничего предпринимать для общего дела. Командующий египетскими силами в Сингае генерал-майор Ахмад Али ал-Муави был категорически против вторжения в Палестину и утверждал, что армия не готова к войне. Несмотря на то, что Абдалла объявил себя главнокомандующим объединенными силами вторжения, он никогда и не получил никакой информации о планах своих «подчиненных» и не отдал ни одного приказа другой арабской армии.

Первый этап арабо-израильской войны 1948-1949 года: военные действия с 14 мая по 11 июня 1948 г.

Вторжение армий пяти арабских стран одновременно на трех фронтах заставило генеральный штаб «Хаганы» рассредоточить силы ишува и не дало возможности в первые дни войны проявить стратегическую инициативу. Преимущество врага в количестве и вооружении сказывалось постоянно. Израильские войска несли тяжелые потери. 18 мая после ожесточенных боев противнику удалось овладеть поселениями Шаар ха-Голан, Цемах и Масада (киббуц в районе Киннерета). Однако поселение Даганию, которую обороняли под руководством Моше Даяна, сирийцы взять не смогли.

В центре страны Арабский легион смог захватить тель-авивское шоссе в районе Латруна и отрезать Иерусалим от побережья. В самом Иерусалиме Легион атаковал еврейский квартал Старого города и блокировал его. 28 мая защитникам еврейского квартала Старого города пришлось сдаться в плен. Не удалось также прорвать блокаду Иерусалима. Атаки на Латрун были отбиты, и израильские войска несли тяжелые потери

Во время боев международное сообщество предпочло передать вопрос о статусе Иерусалима на рассмотрение представителю ООН графу Фольке Бернадоту. Уже в мае 1948 г. Бернадот предложил демилитаризацию Иерусалима, Негев по его плану должен был отойти к Трансиордании в обмен на Галилею, а также должен был быть установлен контроль ООН над портами и аэродромами. Однако к тому времени, как посредник ООН граф Бернадот прибыл на арену конфликта, Арабский легион захватил Старый город, а большая часть нового Иерусалима оказалась в руках евреев.

Южную границу Палестины пересекла многочисленная египетская армия. Одна часть продвигалась к Газе, другая выступила на Беер-Шеву, третья старалась продвинуться к Хеврону и Бет-Лехему. На юге египтяне достигли Ашдода и угрожали Тель-Авиву. Еврейские саперы взорвали мост севернее Ашдода и остановили египетскую армию в 32 километрах от Тель-Авива. 1-10 июня 1948 года бои продолжались на всех фронтах. Тем временем ООН предпринимало попытки примирить конфликтующие стороны. Посредник ООН шведский граф Фольке Бернадот сумел привести враждующие стороны к соглашению о временном прекращении огня, которое вступило в силу 11 июня 1948 года.

Первое и второе соглашения о перемирии и нарушения соглашений о перемирии

Первое соглашение о временном прекращении огня 11 июня – 9 июля 1948 года позволило «Цахалу» перегруппировать свои силы и лучше подготовиться к следующему этапу войны. В это время в Государстве Израиль произошел политический кризис. В июне 1948 г., во время перемирия в войне за Независимость, правительство Израиля потребовало от «Эцель» немедленной передачи оружия «Цахалу». Однако руководство «Эцель» отказалось выполнить это требование. По решению правительства был обстрелян пароход «Альталена», который перевозил оружие «Эцеля». Бен-Гурион был полон решимости отстоять принцип единоначалия в армии. Он отдал приказ о полном роспуске формирований «Эцеля». М. Бегин отказался провести акции возмездия против сторонников Д. Бен-Гуриона, и тем самым предотвратил гражданскую войну в Государстве Израиль. Впоследствии, в сентябре 1948 г. по приказу Д. Бен-Гуриона было распущен штаб «Пальмаха» ― таким образом, «Пальмах» был интегрирован в «Цахал».

Арабские армии также использовали передышку, чтобы переформировать свои силы. Арабским военачальникам и офицерам стало очевидно, что быстрой победы достичь не удастся. Однако недоверие и подозрительность заранее обрекали на неудачу все попытки взаимодействия. Египтяне всеми силами пытались помешать эмиру Абдалле присоединить к своему королевству слишком большие территории. Однако сами египтяне и иракцы не сумели укрепить свои позиции и пополнить состав своих армий.

В это время посредник ООН Бернадот подготовил план заключения мирного договора в ближневосточном регионе. В основе этого плана лежало предложение передать Иордании Иерусалим и Негев, а Израилю — Западную Галилею и установить конфедерацию между двумя странами. Вскоре, когда первое соглашение о прекращении огня вступило в силу, Бернадот решил, что статус «corpus separatum» для Иерусалима потерял свою актуальность. Бернадот предложил вместо этого присоединить весь город к Трансиордании. Члены Лиги арабских государств отвергли это предложение, так как Иерусалим тогда становился безраздельной собственностью Хашимитской династии, а арабские правительства вовсе не были заинтересованы в таком успехе Абдаллы. Не были заинтересованы в этом и израильтяне, которые выдержали тяжелейшую осаду и блокаду, но не покинули новый город. Предложение Бернадота было отвергнуто обеими сторонами. 8 июля, за два дня до окончания срока, египтяне нарушили перемирие, а «Цахал» ответил немедленной контратакой.

После доставки боеприпасов и реорганизации армии, израильские вооруженные силы начали теснить менее организованные и уступающие по численности вооруженные силы арабских стран. В период 9-18 июля 1948 г. «Цахал» начал наступление на центральном и северном фронтах. В центре страны была проведена операция «Дани», в результате которой в руках израильтян оказались Лод, Рамла и окрестные деревни. Местное арабское население было изгнано из этих городов ― израильское командование полагало, что присутствие арабов возле израильского аэродрома создает угрозу для национальной безопасности. Тель-Авиву уже не угрожала опасность захвата, возобновилось движение по иерусалимскому шоссе, кроме латрунского участка, который израильские транспорты обходили по «Бирманской дороге». На северном фронте 16 июля был взят Назарет. Только на юге израильским войскам не удалось прорвать линии египетских войск и прийти на выручку киббуцам Негева, отражающим атаки превосходящих сил противника.

С возобновлением боевых действий в июле 1948 года Бернадот наконец осознал произошедшие изменения и выступил с альтернативным предложением, которое предусматривало демилитаризацию города Иерусалима, но оставляло за оккупационными силами право управлять им. Считалось, что Израиль и Трансиордания согласны, по крайней мере, сесть за стол переговоров. Однако другие арабские страны к этому не были готовы. Поэтому 29 июля 1948 года Совет по опеке ООН решил отложить на неопределенный срок все дебаты о статусе Иерусалима.

С 18 июля 1948 года вошло в силу второе соглашение о прекращении огня, предпринятое по инициативе ООН. «Цахал» использовал его для дальнейшей мобилизации людских и материальных ресурсов. За несколько месяцев состав израильской армии достиг 100 тысяч человек. Танки, самолеты, артиллерийские орудия стали поступать из-за границы. В это время Бернадот совершил поездки по ряду стран, пытаясь найти поддержку своей мирной инициативе. Бернадот снова безуспешно пытался утвердить свой план, по которому Негев ― отрезанный египтянами ― переходил (в нарушение резолюции Генеральной Ассамблеи ООН) к арабам.

Второй этап войны: июль 1948 — февраль 1949 г.

Израильское правительство решило принять срочные меры, чтобы не допустить отторжение Негева от еврейского государства. Израильские войска инсценировали нарушение соглашение о перемирии со стороны египтян и провели несколько военных операций, среди которых наиболее особенно выделялись операции «Иоав» и «Хорев». «Цахал» прорвал линии египетской обороны и окружил египетскую бригаду в районе Фалуджи (ныне город Кирьят-Гат). Дорога в Синай была открыта, и всему египетскому корпусу грозил разгром. Только под давлением Великобритании и выполняя решение ООН, правительство Израиля вывело войска из Синая к границе между Египтом и Палестиной от 1906 года. Окруженные египетские силы были эвакуированы. Одним из офицеров, вышедших из окружения, был Г.А. Насер, будущий президент Египта.

Южный Негев, отходящий к Израилю по плану ООН о разделе Палестины, находился в руках арабов до завершения операции «Цахала» под кодовым названием «Увда» 10 марта 1949 года. В ходе операции «Увда», последней операции в войне за Независимость, бригады Негев и Голани достигли Умм-Рашраш, маленького поселка на северном берегу Эйлатского (Акабского) залива, и водрузили израильский флаг на том месте, где сейчас находится Эйлат.

Соглашения о прекращении огня

Побежденные арабские армии согласились подписать соглашения о прекращении огня. Война за Независимость окончилась. При посредничестве ООН на острове Родос 24 февраля 1949 года был подписан договор о прекращении огня Израиля с Египтом. 23 марта 1949 г. в Рош ха-Никра был заключен договор с Ливаном. Израиль согласился вывести свои войска из 14 деревень и восстановить старые границы. В апреле — с Иорданией, 20 июля 1949 г. — с Сирией (соглашение о демилитаризованной зоне). Ирак отказался сесть за стол переговоров с Израилем, но вывел свои войска с территории Палестины в результате переговоров, которые вела за него Иордания.

В мае 1949 г. ГА ООН приняла Израиль в члены ООН по рекомендации Совета Безопасности, учитывая заверения выполнить резолюции 181/11 и 194/111. Однако, следует отметить, что правительство Израиля отказало в праве палестинских беженцев на возвращение и из 650 тысяч палестинских беженцев, покинувших Израиль в 1948 г. (Э. Зурейк отмечает, что их было около 800 тысяч) только 35 тысяч получили право вернуться в Израиль в рамках программы воссоединения семей. Следует также отметить, что «временные общие соглашения о перемирии» в феврале-июле 1949 года не решили проблемы мира и границ.

Соглашения о прекращении огня явились только началом международных усилий по урегулированию арабо-израильского конфликта, предпринимаемых под покровительством ООН. В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1948 года была учреждена «комиссия примирения», перед которой ставились три задачи: достижение обязывающего договора между Израилем и его арабскими противниками; содействие принятию мер по возвращению палестинских беженцев; разработка системы постоянного международного правления в Иерусалиме. В конечном итоге комиссия не справилась ни с одной из этих задач. Своими непродуманными действиями комиссия ООН лишила какой-либо перспективы существующее перемирие. После окончания войны за Независимость отсутствие урегулирования проблемы палестинских беженцев, отсутствие мирных договоров Израиля с соседними арабскими государствами обрекали ближневосточный регион на длительное вооруженное противостояние.

Суэцкий кризис 1956 года

Suez WarВ этой заметке рассмотрена проблема арабо-израильской войны 1956 года. Арабо-израильская война 1956 года, в которой приняли участия Великобритания, Франция, Израиль и Египет, стала очередной войной в ближневосточном конфликте. Тем не менее, длительное время эта война рассматривалась в отечественной научной литературе вне контекста ближневосточного конфликта, как пример империалистической агрессии двух европейских держав и Израиля против Египта. Такой подход, с учетом появившейся в последнее время отечественной и зарубежной литературы по данному вопросу, кажется мне несколько поверхностным и не отражающим суть данной проблемы.

В этой заметке арабо-израильская война 1956 года, в которой кроме названных государств приняли участие (в качестве заинтересованных держав-миротворцев США и СССР), рассматривается в контексте ближневосточного конфликта арабских государств и Израиля, а также учитывается фактор противостояния двух систем: радикально-социалистической и западно-ориентированной. В заметке уделено внимание проблеме палестинских беженцев и терроризма, ставшего одной из причин этой войны.

Арабо-израильская война 1956 года в контексте ближневосточного конфликта

Эта заметка посвящена краткому эпизоду самого затяжного и самого известного конфликта на Ближнем Востоке: арабо-израильскому конфликту, периодически перерастающему в открытые вооруженные столкновения и локальные войны — арабо-израильской войне 1956 года. Толчком к зарождению конфликта послужила начавшаяся в 1882 году первая волна еврейских поселенцев из Европы в Палестину, враждебно встреченных местным населением. Прошло уже более ста лет со дня начала этого конфликта ― с того момента, когда первые группы сионисткой молодежи в начале 80-х годов XIX века высадились на берег Палестины с целью основать еврейские сельскохозяйственные поселения, с целью жить и работать на земле своих предков. Уже более восьмидесяти лет сражаются сионистское и палестинское национальные движения за Эрец-Исраэль-Палестину. С 1967 года, с момента занятия израильскими войсками Западного берега и полосы Газа конфликт протекает на государственном и локальном уровнях.

Несмотря на столь давний срок, первопричина конфликта остается неразрешенной. Ведь в основе арабо-израильского конфликта лежит не взаимоотношения Израиля и арабских государств, а конфликт между двумя народами: евреями и палестинскими арабами. Две нации борются за одну и ту же землю, причем каждая нация называет эту землю своей. И этот конфликт является наиболее острым и трудно разрешаемым, так как два народа борются за одну территорию, причем весьма небольшую. Более того, борьба идет не только за «просто» землю. Это не только территориально-политический конфликт: арабо-израильский конфликт многомерен. Более того, арабо-израильский конфликт, как и все затяжные и трудноразрешимые конфликты носят комплексный характер ― острое противоречие обрастает второстепенными проблемами.

«Израильская экспансия» стала политической риторикой для большинства арабских руководителей. Арабские государства всегда выступают, прежде всего, в поддержку движения палестинцев и «дела палестинцев». «Освобождение Иерусалима» стало средством дополнительной национальной и религиозной легитимации для Г.А. Насера, приверженца лево-социалистической модели общественного развития и для консервативных, монархических режимов. Например, поддержка фидаийун Саудовской Аравией отвлекала внимание от тесного сотрудничества ибн Саудов с Соединенными Штатами. Но ненависть ибн Саудов к Израилю не имела ничего общего с освобождением палестинцев. Свою же позицию в отношении палестинского государства они долгое время предпочитали не уточнять. Однако нельзя не обратить внимание на двусмысленный и даже вероломный характер той поддержки, которую оказывали палестинцам арабские государства. Жителям Западного берега следовало бы перестать полагаться на вождей-экстремистов и на симпатии тех, чье лукавство и жестокость многократно дали о себе знать в прошлом.

Этот конфликт понимается большинством палестинских и израильских лидеров как затрагивающий жизненно важные потребности или ценности, считающиеся необходимыми для существования или выживания. Арабо-израильский конфликт и война 1956 года, как проявление этого конфликта, стала одним из таких столкновений. Арабо-израильский конфликт, как и многие другие региональные конфликты, зачастую переходит в военную конфронтацию. Это противостояние вряд ли можно игнорировать. Внимание политических деятелей всегда было приковано ко всем аспектам этой борьбы: разработке и испытанию военной техники и передовых способов ведения современной войны; близости района конфликта к мировым центрам производства нефти и коммуникаций; к стратегическим, политическим, экономическим и религиозным значениям этого конфликта. Арабо-израильский конфликт представлял трагедию для всех вовлеченных сторон. Соседи, вместо того, чтобы направлять свои усилия на улучшение экономического положения населения, были вовлечены в вооруженную конфронтацию друг против друга. Более восьмидесяти лет продолжалось и продолжается до сих пор бессмысленное принесение в жертву человеческих жизней и благосостояния, которое стало уделом этого региона. И именно война 1956 года стала характерным воплощением этой трагедии.

Дорога к арабо-израильской войне 1956 года: приграничные столкновения и нападения фидаийун

Присутствие отчаявшейся массы беженцев накаляло обстановку на арабо-израильской границе после 1948 г. и требовало особого внимания при составлении четырехсторонних соглашений о прекращении огня. Целью этих соглашений было обеспечение переходного периода, в течении которого создадутся благоприятные условия для ведения мирных переговоров. Механизм контроля за соблюдением прекращения огня не мог служить долговременной заменой мирных договоров. К тому же определенные на Родосе демаркационные линии создавали целый ряд дополнительных трудностей. Предполагалось, что эти границы являются только временными линиями размежевания вооруженных сил, и поэтому при их проведении не учитывались нужды гражданского населения. Так, граница между Иорданией и Израилем отрезала арабских крестьян от их полей и колодцев. Демаркация не отличалась точностью. Поэтому арабы с иорданской стороны часто пересекали эту искусственную границу, а некоторые даже пытались обрабатывать свои старые поля. Большое число беженцев перебрались в Израиль, чтобы воссоединиться со своими семьями, или просто потому, что не знали, где проходит линия прекращения огня.

Израильское правительство было сильно обеспокоено такой инфильтрацией, так как она подрывала мораль поселенцев из пограничных деревень, большей частью новых репатриантов. К концу 1951 года – началу 1952 года стали особенно частыми акты грабежа и вандализма по отношению к собственности фермеров, и израильская реакция ожесточилась. Каждую неделю израильские пограничники открывали огонь по нарушителям границы. Только за 1952 год в результате этих столкновений 394 жителя Иордании были убиты, 227 ранены и 2595 задержаны.

После 1952 г. грабежи стали сопровождаться поджогами и убийствами. Не проходило недели без террористического акта. Даже если эти рейды не поощрялись Хашимитским правительством, местная администрация и иорданские пограничники их игнорировали. Израильтяне возлагали всю ответственность на арабские правительства и предпринимали все более жесткие ответные меры. Так, по утверждению Израиля, с июня 1949 года по октябрь 1954 года Иордания нарушила соглашение о прекращении огня 1612 раз. Иордания обвинила Израиль в 1348 нарушениях.

Напряжение достигло апогея в 1953 году. 13 октября в жилой дом в поселении Тират-Иехуда на израильской территории, находящемся на достаточно большом расстоянии от границы, попал снаряд. При взрыве погибла женщина и ее двое детей. Израильско-иорданская смешанная комиссия по наблюдению за прекращением огня пришла к выводу, что это нападение дело рук террористов. Не ожидая, пока Амман выполнит свое обещание «найти и наказать виновных», израильское правительство решило нанести ответный удар по хорошо известным иорданским базам убийц. Одной из них служила деревня Кибия, расположенная напротив поселения Тират-Иехада по ту сторону границы. Перед армией была поставлена задача напасть на деревню и разрушить в ней дома. В ходе акции погибли шестьдесят девять иорданцев, половину из них составили женщины и дети. Бен-Гурион пытался скрыть военный характер операции, утверждая, что это был несанкционированный акт мести со стороны израильских граждан ― жертв арабского террора. Но комиссия по наблюдению за прекращением огня разоблачила этот трюк и осудила нападение. То же сделал и Совет Безопасности ООН.

М. Шарет и А. Эвен, обеспокоенные тем дипломатическим ущербом, который наносят Израилю операции возмездия, выступили против их дальнейшего проведения. Тем не менее, Израиль не отказался от этой тактики. Генерал Моше Даян, новый начальник генерального штаба, предупредил, что операции возмездия против известных баз террористов и даже пограничных постов будут продолжены. 17 марта 1954 года израильский экскурсионный автобус подвергся нападению в Маале-Акрабим (по дороге в Эйлат); в результате погибли одиннадцать пассажиров и двое были ранены. Когда смешанная комиссия отказалась осудить иорданское правительство, заявив, что это убийство дело рук отдельных арабских преступников, разгневанные израильтяне вывели из состава комиссии своих представителей. Затем последовали широкомасштабные военные рейды на иорданские базы террористов.

Стратегия ответных ударов принесла определенные результаты. Получивший урок Амман, сделал все для предотвращения дальнейшей инфильтрации террористов. В результате количество жертв бандитских нападений снизилось. Но сама израильско-иорданская смешанная комиссия по наблюдению за прекращением огня перестала функционировать.

В последующий период наиболее беспокойной стала в пятидесятые годы южная демилитаризованная зона в районе Ауджи ал-Хафир? созданная на египетской границе в соответствие с соглашением о прекращении огня и в особенности управляемый Египтом сектор Газа. Сектор Газа ― небольшой участок побережья около 4 миль в ширину и 30 миль в длину ― был присоединен к Египту в конце Войны за независимость. Он стал пристанищем для 120 тысяч арабских беженцев (в течении десяти лет их число возросло до 200 тысяч), слившихся с 50-тысячным местным населением. Находясь под властью египетского военного режима, лишенные права на работу в самом Египте, беженцы в Газе испытывали ненависть к Израилю. В такой атмосфере гнева и отчаяния рейды на израильскую территорию воспринимались как патриотический долг.

Вначале египетские власти не поощряли эту деятельность беженцев. Соглашение о прекращении огня здесь соблюдалось. Но в результате прихода к власти Г.А. Насера и в определенной степени из-за ответных ударов Израиля и последовавшим обострением египетско-израильских отношений это равновесие было нарушено. Египетский контроль над границей был значительно ослаблен, чтобы обеспечить проход арабских банд на израильскую территорию.

В своей борьбе против Израиля Г.А. Насер в 50-е и затем в последующие 60-е годы использовал палестинских беженцев. Кто мог усомниться в действенности арабской революции, если фидаийун продолжали войну? Все эти политические манипуляции, а также другие опрометчивые шаги Г.А. Насера привели к новой региональной войне 1956 года.

Нападения палестинских боевиков привели к усилению израильских операций возмездия. Обстрелы, вооруженные нападения и короткие набеги фидаийун унесли жизни 1300 израильтян в период 1949-1956 годов. Четыре пятых из общего числа жертв составили гражданские лица, среди них было много женщин и детей. Если раньше основной базой террористов служила Хашимитская Иордания, то в 1954 году лидерство в этой области перешло к Египту. С мая по июнь Израиль около 400 раз обращался в египетско-израильскую смешанную комиссию по прекращению огня с протестом против участившихся нападений из Газы. В октябре отряды фидаийун, снаряженные и обученные египетской армией, проникали далеко вглубь израильской территории, минуя дороги, мосты, линии коммуникаций и похищали сельскохозяйственное оборудование и домашний скот. Вскоре вся программа развития южной части Негева оказалась под угрозой и многие поселенцы стали покидать этот район. Террористы даже достигали пригородов Тель-Авива, что приводило к многочисленным жертвам среди мирного населения.

28 февраля израильская армия предприняла атаку на египетский штаб в Газе. Было взорвано несколько зданий, потери египтян составили 38 убитых и 24 раненых. Хотя эта акция представлялась как реакция на целый ряд египетских провокаций, ее целью было также показать Каиру военное превосходство Израиля.

В марте 1956 года начался новый виток насилия в секторе Газа. 22 марта одиннадцать израильтян были ранены возле киббуца Гвулот в северном Негеве. 3 апреля один израильский военнослужащий был убит и двое других ранены в вооруженном столкновении в районе киббуца Нирим. 4 апреля возле киббуца Кисуфим были убиты трое израильских военнослужащих. После целого дня артиллерийской перестрелки, в ходе израильской бомбардировки Газы 5 апреля погибло 56 жителей города. Несколькими днями позже рейды фидаийун возобновились, и 11 апреля и их жертвами стали десятки израильтян. Среди убитых было пятеро детей из религиозной школы возле Рамлы. Между тем египетская пресса прославляла фидаийун как «вернувшихся с поля боя героев». В период между 29 июля и 25 сентября обученные египтянами фидаийун предприняли атаки. В ходе этих нападений 19 израильтян были убиты и 28 ранены. 2 ноября 1956 года израильская армия приступила к систематическому разрушению баз фидаийун. Сами террористы выявлялись по заранее заготовленным спискам и расстреливались на месте.

Синайская кампания 1956 года

В октябре 1951 г. правительства США, Великобритании, Франции и Турции предложили арабским странам и Израилю участвовать в Средневосточном командовании для совместной обороны Ближнего и Среднего Востока. Этот план предусматривал посылку западных военных миссий, размещение на территории этих стран иностранных войск, предоставление баз Средневосточному командованию. Расположенные вне региона великие державы, имея на Ближнем Востоке своих «клиентов», в первую очередь преследовали здесь свои собственные интересы. Но «малая ближневосточная клиентура» великих держав никогда не была послушным исполнителем их воли. Это относится прежде всего к Израилю, который до сих пор не допускает чтобы США «предписывали» ему линию поведения в жизненно важных вопросах.

Советское правительство в резкой ноте осудило этот план. Каирское радио сообщило, что Египет полностью согласен с мнением советской ноты, о том, что участие арабских стран в совместном Средиземноморском командовании ограничило бы суверенитет этих стран и подчинило бы их эгоистичным интересам великих держав. Аналогичное заявление сделали руководители Сирии и Ливана.

В феврале 1952 г. были разорваны дипломатические отношения СССР с Израилем, но затем восстановлены ― в июне 1953 г. Эти события можно объяснить тем, что в июле 1952 г. в СССР проходили анти-еврейские митинги, которые совпали с «делом врачей», но уже в марте-апреле 1953 г. заключенные по делу врачей были освобождены. Правительство Израиля также послало заверение, что государство Израиль не будет участником какого-либо союза, преследующего агрессивные цели против СССР.

В январе 1954 г. Советский Союз впервые использовал вето в СБ ООН, чтобы поддержать арабов в конфронтации против Израиля в связи с попыткой Израиля отвести часть вод реки Иордан. В марте 1954 г. Советский Союз выступил против резолюции, которая призывала Египет открыть Суэцкий канал для израильских судов. В это время, 24 февраля 1955 г. был заключен военный союз между Турцией, Ираком, Великобританией, Пакистаном и Ираном ― Багдадский пакт. На Египет, Сирию, Ливан и другие арабские страны оказывалось давление с целью заставить их присоединиться к этому договору.

В этой обстановке Советский Союз ставил следующие цели на Ближнем Востоке: ослабить западное влияние в Египте, усилить советское влияние, нейтрализовать мощь Турции и Ирака. Однако существовала значительная сложность для маневрирования СССР на Ближнем Востоке в ходе «холодной войны». Советский Союз вступил на ближневосточную арену достаточно поздно. Однако СССР принимал определенные мере с целью усилить свое влияние на Ближнем Востоке. В заявление МИД СССР от 16 апреля 1955 г. «О безопасности на Ближнем и Среднем Востоке» присутствовало желание оказать помощь арабским режимам, которые по собственным соображениям отказались участвовать в планируемых Западом военных союзах.

Сложность маневрирования СССР на Ближнем Востоке в 1956 г. можно объяснить тем, что Советский Союз вступил на ближневосточную арену достаточно поздно. Вследствие односторонней ориентации на поддержку радикальных арабских государств СССР сузил свои возможности для активного участия в решении конфликта. Поддерживая радикальные революционные режимы, СССР преследовал такие цели, как укрепление отношений с арабскими странами, ослабление влияния США в регионе, улучшение политических отношений с странами «третьего мира».

Пока Москва поддерживала арабов против Запада и (с оговорками) против Израиля, ставшего в глазах арабов символом «поселенческого колониализма» и «форпостом Запада в регионе», влияние и престиж СССР среди арабского мира были высоки. Политический курс Хрущева совпал с направлением общего исторического процесса в третьем мире и Ближнем Востоке ― он действовал как лидер великой державы, наращивавшей свой индустриальный потенциал, как тогда казалось, быстрее Запада. Кризис и разочарование наступят позже. Отношения укреплялись, расширялось сотрудничество, затрудняемое или прерываемое иногда из-за репрессий против коммунистов и идеологических споров.

Советский Союз поддерживал арабов в их противостоянии Западу (не доводя дело до прямого столкновения), в их стремлениях укрепить независимость и вооруженные силы, развить экономику. Однако в центральном конфликте Ближнего Востока ― арабо-израильском конфликте ― советские приоритеты были искажены. Советское руководство однозначно признавало право Израиля на существование, но считало его «базой империализма» в регионе. Вполне законным считалось стремление арабов укрепить свои вооруженные силы против возможного израильского нападения. Для пропагандистского объяснения сотрудничества с арабами Советский Союз продолжал игнорировать тот факт, что в основе арабо-израильского конфликта лежит столкновение двух национальных движений и спор двух народов ― евреев и палестинцев.

Лидер Египта Гамаль Абдель Насер стремился создать сильный Египет с хорошо вооруженной армией. Мечта о независимых, эффективных, хорошо вооруженных военных силах существовало в Египте со времен унизительного поражения Мохаммеда Али в середине XIX в. и навязанного Великобританией после оккупации в 1882 г. сокращения египетских вооруженных сил до символических размеров. Западные державы были связаны обязательствами ограничить поставки вооружения на Ближний и Средний Восток, не желая усиливать здесь противников Израиля и предоставлять оружие непредсказуемым режимам. Они отказывались обеспечивать амбиции Насера. В любом случае условием поставки вооружения они ставили участие Египта в планируемых военных блоках и прибытие американской миссии.

Г.А. Насер участвовал в разработке концепции и политике сначала позитивного нейтралитета, а потом и неприсоединения, и был одним из основателей Движения Неприсоединения. Но Насер пришел к выводу, что, идя на сближение с коммунистическим блоком, он укрепит свои позиции в торге с Западом. В 1953-1956 гг. был подписан ряд соглашений об экономическом, техническом и культурном сотрудничестве с Китаем и Восточноевропейскими странами. В апреле 1955 г. состоялась встреча с премьером государственного административного совета КНР Чжоу Эньлаем. Так появилось соперничество СССР и Китая на Ближнем Востоке. Но Насер недооценивал опасность этой игры ― на Западе его стали рассматривать как агента коммунистического лагеря.

Принятие решения о советской военной помощи было ускорено израильским военным рейдом на Газу 28 февраля 1955 г. Уже 27 сентября 1955 г. было подписано Египетско-Чехословацкое соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Затем последовала критика Насера на Западе и рост его престижа в арабском мире. 26 июля 1956 г. Насер признал, что на самом деле это было соглашение между Египтом и СССР о поставке тяжелого военного вооружения на сумму 225-250 миллионов долларов в обмен на поставки хлопка, а также подготовке египетских офицеров в Чехословакии, Польше и СССР и предоставлении советских инструкторов. В октябре 1955 г. заключено оборонительное соглашение между Египтом, Сирией и Саудовской Аравией. В апреле 1956 г. к союзу присоединился Йемен.

Однако амбициозный египетский лидер не ограничился этими мерами. 26 июля 1956 г. Насер в Александрии на митинге дал приказ о национализации Суэцкого канала. Правовой аспект, регулирующий судоходство по Суэцкому каналу обеспечивала Константинопольская конвенция 1888 г. ― международная конвенция об обеспечении свободного плавания по Суэцкому каналу. В августе 1956 состоялась конференция всех заинтересованных сторон, но эта конференция не дала никаких практических результатов. СССР занял проегипетскую позицию. В Лондоне и Париже было принято решение вновь оккупировать зону Суэцкого канала, свергнуть президента Насера. Также были проведены секретные переговоры между Д. Бен-Гурионом, Ги Молле и Э. Иденом о совместных военных действиях этих государств против Египта.

29 израильские войска вторглись в Синай. 30 октября вопрос о действиях Великобритания и Франция в тот день направили Египту и Израилю ультиматум, требуя отвести войска от канала. 31 октября англо-французская авиация бомбила зону канала, Каир и Александрию. Последовали резкие протесты СССР, дипломатические акции ООН с целью поддержать Египет. Египетская армия потерпела поражение, но была еще способна оказывать сопротивление. Режим Насера устоял, несмотря на военные неудачи. В арабских странах поднялись антизападные настроения. США решительно отмежевались от своих союзников и осудили их действия в ООН. В это же время Советский Союз осуществил вторжение в Венгрию. Призывая прекратить агрессию против Египта, Хрущев угрожал применить силу и ядерное оружие, хотя никаких практических возможностей для осуществления этой угрозы на Ближнем Востоке у СССР в то время не было. Под давлением США, СССР, антивоенных демонстраций в странах третьего мира, Великобритания и Франция вывели свои войска из зоны боевых действий, а Израиль прекратил военные действия против Египта и уже в последующие месяцы 1956 годы вывел войска из Синая и сектора Газа.

Правительство Д. Бен-Гуриона было готово возвратить Синай, так как опасалось мощного давления США на Израиль, понимая, что это давление державы, которая для Израиля является стратегически важным партнером. В их понимании Синай был разменной монетой для того, чтобы добиться уступок от Египта: прекращение деятельности фидаийун в Газе и свободный проход израильских судов по Тиранскому проливу. Таким образом, режим Насера, несмотря на военное поражение выстоял, а сам Насер даже укрепил свое влияние среди арабского мира и других стран «третьего мира».

Единственным выигрышем для Израиля в этой войне стало открытие Тиранского пролива для судоходства и размещение миротворческих войск ООН на Синайском полуострове вплоть до 1967 года ― следующей арабо-израильской войны. Кроме того, прекратились нападения фидаийун с территории сектора Газа. В 1956 году израильская сторона в значительно большей степени чем ее противники проявила способность к проведению более гибкой и эффективной политики. Свобода маневра отличала Израиль от соседей. Внешняя политика Израиля изменялась несколько раз под влиянием изменений в регионе и мире. Правительство государства Израиль понимали необходимость в определенных ситуациях отступить на шаг назад с тем, чтобы позже сделать два шага вперед. Однако, проблема палестинских беженцев и проблема палестинского государства не была решена в 1956 году. Проблема беженцев не только препятствовала установлению мира на Ближнем Востоке, но и сами беженцы угрожали стабильности тех арабских государств, которые их приютили.

5 января 1957 г. Президент США Д. Эйзенхауэр выступил со специальным посланием к Конгрессу, получившему название «доктрина Эйзенхауэра», в которой говорилось о «критическом» положении в регионе. Президент настаивал, чтобы ему были предоставлены полномочия оказывать странам в регионе военную и экономическую помощь. Он призвал арабские страны отказаться от сотрудничества с Советским союзом и его союзниками. Эта политика изоляции Египта продолжалась до середины 1970-х гг.

© Hulio

Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 766

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *