Этнополитические конфликты в Африке

Реклама от GoogleAdvertisment
срочно нужно сдавать статью
 

Исследования африканских этнических конфликтов в российских диссертациях

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Выбор темы диссертации про этнические конфликты на африканском континенте

В российских диссертационных советах диссертации про «африканские этнические конфликты» защищаются по следующим специальностям: ʻʻ07.00.03 Всеобщая история (соответствующего периода)ʼʼ (исторические), ʻʻ07.00.15 История международных отношений и внешней политикиʼʼ (исторические), ʻʻ12.00.10 Международное право; Европейское правоʼʼ (юридические), ʻʻ23.00.02 Политические институты, процессы и технологииʼʼ (политические), ʻʻ23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развитияʼʼ (политические), ʻʻ23.00.05 Политическая регионалистика. Этнополитикаʼʼ (политические).

По тематике «этнополитиекие кнфликты на африканском континенте» были защищены следующие диссертации:

• Гетачеу Джиги Деликсса. Этнополитические конфликты в Африке: На примере Африканского Рога: диссертация … кандидата политических наук: 23.00.02.- Москва, 2000.- 153 с.: ил. РГБ ОД, 61 00-23/69-4
• Гусев, Леонид Юрьевич. Урегулирование конфликта на Юге Африки (на примере Намибии): автореферат дис. … кандидата исторических наук: 07.00.03.- Москва, 1993.- 18 с.: ил.
• Кебеде Гобена Геллан. Международно-правовые вопросы проведения операций по поддержанию мира в Африке: Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.10: Москва, 2001 159 c. РГБ ОД, 61:02-12/466-2
• Кравченко Владимир Сергеевич. Африканские конфликты: генезис, типология, проблемы урегулирования (1990-2006 гг.): дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. Москва, 2006 171 с. РГБ ОД, 61:07-23/109
• Ротич Дороти Чебет. Конфликты в Северо-Восточной Африке и проблемы региональной безопасности: 1990-е-2011 гг. : диссертация … кандидата исторических наук: 07.00.15; [Место защиты: Рос. ун-т дружбы народов].- Москва, 2012.- 183 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-7/331
• Поликанов Дмитрий Валериевич. Конфликты в Африке и деятельность международных организаций по их урегулированию: Дис. … канд. пед. наук: 23.00.04 : Москва, 1999 170 c. РГБ ОД, 61:99-13/930-3
• Хена Энтони Ломбех. Проблемы миротворчества и урегулирования конфликтов на Африканском континенте в конце XX — начале XXI вв.: диссертация … кандидата исторических наук: 07.00.03; [Место защиты: Рос. ун-т дружбы народов].- Москва, 2009.- 189 с.: ил. РГБ ОД, 61 09-7/367

Этнополитические конфликты на африканском континенте на рубеже XX-XXI вв.

African conflictАвтор: CDC. Лагерь руандийских беженцев в Заире. Фото с портала en.wikipedia.org

Этнополитические вооруженные конфликты в качестве отдельного вида геополитических конфликтов в современных международных отношениях негативно влияют на функционирование национальных суверенных государств, препятствуют достижению национальных интересов. Кроме того, они препятствуют реализации общегосударственных целей национальных государств на международной арене, подрывают региональную и международную стабильность и безопасность, а также негативно влияют на международные геополитические процессы и процессы мировой политики. Современные этнические конфликты сопровождаются терроризмом и вносят свой отрицательный вклад в международную нестабильность. Многие современные этнические конфликты практически не поддаются урегулированию, так имеют комплексный, сложный характер и обусловлены многими культурными, историческими, политическими, экономическими и социальными факторами. Изучение этнических конфликтов стало важной академической отраслью в международных отношениях, политологии. Тем не менее, необходимо дальнейшее академическое изучение механизмов, характера и результатов влияния этнических факторов на локальные, региональные и международные конфликты, поиск взаимосвязи между этническими конфликтами и геополитическими процессами.

В начале 1990-х г.г. характер угроз для Африки изменился и к ним добавились новые, и значительно усилились прежние конфликтоопасные ситуации. Такие глобальные феномены, как засуха, опустынивание и голод, расширили регион своего действия. В сегодняшних условиях африканские земледельцы и скотоводы-кочевники не имеют иного выбора, кроме продолжения прежнего использования природных ресурсов, неотвратимо ведущего к коллапсу экологической среды и конфликту за ресурсы. Именно поэтому на африканском континенте по-прежнему в списке угроз одно из первых мест занимают войны и конфликты различной интенсивности. Как правило, они связываются с действием локальных африканских факторов (межэтническая вражда, соперничество политических лидеров в борьбе за власть, схватка из-за природных ресурсов). Катастрофически распространяется СПИД, на рубеже веков на африканском континенте насчитывалось примерно 10 млн. ВИЧ-инфицированных.

Этнополитические конфликты на Африканском континенте обусловлены слабостью африканского национального государства, социальными, политическими и экономическими факторами, «этнической арифметикой», несовпадением этнических и административных границ многих африканских государств. В ближайшие годы данные конфликты остаются потенциально взрывоопасными и чреваты дальнейшим этническим насилием. Кровавые этнополитические конфликты конца ХХ века на Африканском континенте указывают на тот факт, что на современные международные отношения оказывают весьма существенное влияние процессы этнической консолидации и мобилизации. Более того, вспышки межэтнического насилия на Африканском континента показали несостоятельность попыток решать проблему этнополитических конфликтов с помощью коммунистического интернационализма и демократического либерализма, а также на основе концепции неотъемлемых общечеловеческих ценностей, в том числе, права личности и права народов. Поэтому необходима разработка новой концепции предотвращения и урегулирования межэтнических конфликтов, особенно в условиях распада концепции национального государства на Африканском континенте.

Исследование конфликтов на африканском континенте и в регионе Великих озер как нельзя значимо и своевременно, поскольку данные исследования послужат ценным средством разработки и применения эффективных моделей и методов урегулирования этнополитических конфликтов на Африканском регионе. Более того, данные исследования будут ценными пособиями в прояснении этнических (национальных) различий, коренных интересов африканских народов, что также весьма полезно для достижения и поддержания мира и сотрудничества на Африканском континенте.

Особенности этнополитических конфликтов в районе Великих озер

Кровавые события в Руанде, начавшиеся в апреле 1994 г., когда в течение ста дней было истреблено приблизительно 500 тыс. человек, то есть три четверти руандийских тутси, считаются наиболее масштабной гуманитарной катастрофой в мире. Подробная хроника геноцида в Руанде, написанная сотрудницей международной организации «Хьюман Райтс Уотч» Элисон Форже, основана на обширной документальной базе (в том числе, свидетельствах случайно спасшихся жертв, убийц, иностранных наблюдателей и журналистов, письменных приказах главарей резни) и опровергает ряд расхожих представлений об этой трагедии.

Этнический фактор стал одной из причин, вызвавших небывалый в новейшей истории геноцид. Уничтожение руандийских тутси часто оценивают как «неконтролируемую» вспышку тлевшей веками межэтнической вражды. Сторонники такой точки зрения оперируют весомыми аргументами. У этнической розни между этими двумя народами глубокие исторические корни. Переселившиеся в район Великих озер из верховий Нила воинственные скотоводы-кочевники тутси покорили автохтонное население, земледельцев-хуту. Захватившие Руанду в середине XIX в. немецкие колонизаторы и сменившие их после первой мировой войны бельгийцы использовали монополию тутси на посреднические функции между бельгийской администрацией и местным населением на подмандатной территории Руанда-Урунди. Это обеспечило тутси доступ к образованию, собственности и власти, что вызывало растущую ненависть у хуту.

Когда в 1950-е годы в Африке нарастало национально-освободительное движение антиколониальных выступлений, в Руанде оно приняло форму кровавых межэтнических столкновений. В 1959 г. было вырезано 100 тыс. человек, в большинстве своем — тутси. Погромы неоднократно повторялись с 1962 г., когда Руанда стала независимым государством. В 1990 г. базирующийся в Уганде тутсийский Руандийский патриотический фронт (РПФ) начал военные действия против руандийского правительства, где доминировали хуту.

Признавая исторические корни конфликта, Де Форже утверждает, что события 1994 г. были преднамеренным, заранее и хорошо спланированным геноцидом, осуществленным правящей верхушкой хуту для достижения своих политических целей. «Этот геноцид», — считает она, — «стал результатом осознанного выбора современной элиты, которая стремилась сохранить власть, разжигая ненависть и страх. Эта небольшая привилегированная группа сначала настроила большинство [хуту] против меньшинства [тутси] для подавления усиливавшейся внутри Руанды оппозиции. Затем, столкнувшись с военными и дипломатическими успехами РПФ, эти облеченные властью люди трансформировали стратегию разделения по этническому принципу в геноцид. Они считали, что уничтожение тутси будет способствовать восстановлению единства хуту под их руководством и поможет выиграть войну или, по крайней мере, повысит их шансы добиться мира на благоприятных условиях. Они захватили контроль над государством и использовали институты власти для осуществления резни».

Автор подробно и скрупулезно прослеживает осуществлявшийся под руководством президента Руанды Жювеналя Хабьяриманы процесс превращения государства в машину геноцида. В 1992-1993 годах было создано надпартийное движение с символическим названием «Власть хуту» и «Гражданские формирования самозащиты», военизированные отряды молодежи. Вооружать эти отряды огнестрельным оружием было дорого, и для них было закуплено огромное количество мачете, ставших основным орудием убийств. Государственные средства массовой информации целенаправленно разжигали этническую рознь, последовательно создавали из тутси образ врага. Всерьез доказывалось, например, что тутси — это потомки евреев, заблудившееся в Центральной Африке «колено Израилево», которое эксплуатирует «коренных африканцев». Планы действий по уничтожению тутси в час «Х» были доведены руководством страны до каждого правительственного чиновника вплоть до районного уровня. Затем 6 апреля 1994 самолет, на котором летел Хабьяримана, был сбит около аэропорта Кигали, президент погиб. Кто и как сбил самолет, не установлено до сих пор, но в этом тут же обвинили тутси, и конвейер массовых убийств был запущен. В книге множество леденящих кровь сцен зверских расправ, насилия, погромов, грабежей, причем убивали не только тутси, но и отказывавшихся участвовать в этой кровавой вакханалии хуту.

Этот этнический конфликт отразил и противоречия между великими державами, борющимися за сферы экономического и политического влияния на континенте, как и неспособность мирового сообщества предотвратить конфликт и потушить пожар в «горячих точках». В западных СМИ был распространен тезис о том, что события в Руанде были «внутренней войной», и вмешательство мирового сообщества на стороне слабых могло лишь усугубить ситуацию. По мнению Де Форже, слабой в военном отношении стороной было осуществлявшее геноцид руандийское правительство, которое через три месяца было свергнуто РПФ, а не участвовавшие в войне мирные жители были всего лишь заранее намеченными к уничтожению жертвами. Она считает, что ООН и западные страны могли остановить геноцид, но не сделали этого. Две тысячи миротворцев ООН пытались прекратить убийства в Кигали всего лишь в течение нескольких часов, а затем быстро ретировались. В Руанду были срочно переброшены элитные части французской, итальянской и бельгийской армий, которые занялись эвакуацией иностранных граждан, после чего тоже спешно покинули страну. Американские морские пехотинцы и вовсе остановились в соседней Бурунди, когда стало ясно, что граждане США эвакуированы без их помощи. «Большинство лидеров зарубежных стран», — приходит к выводу автор, — «спокойно отнеслись к массовой резне тутси, руководствуясь узко понимаемыми национальными интересами. Это если не вдохновило, то, по меньшей мере, и не остановило главарей и исполнителей геноцида».

Геноцид в Руанде дестабилизировал политическую ситуацию в этом регионе. На нестабильность региона Великих озер также влияют конфликты в регионе Центральной Африки. С 1961 года ангольцы воевали против португальских колонизаторов, а с 1975 года воюют друг против друга. Главной причиной гражданской войны, которая не утихает до сегодняшнего дня, является сложность этнической структуры населения Анголы, традиционная вражда и острые межэтнические противоречия между ее крупнейшими народностями, в том числе, между амбунду и овимбунду.

Ангольская трагедия, порожденная этническими, региональными и глобальными факторами, преподала дорогостоящий, но важный урок всему человечеству. Этот урок состоит в том, что региональные конфликты и гражданские войны должны урегулироваться не с помощью силы, а только исключительно путем переговоров между противоборствующими сторонами, причем большую помощь, на взгляд А.М. Хазанова, «могут оказать ООН и великие державы».

В настоящее время происходит некоторая стабилизация в регионе. События в Конго, Руанде, Бурунди, которые в предыдущий период охватила гуманитарная катастрофа, позволяют сделать вывод, что в регионе Великих озер возможен путь мирного урегулирования вооруженных межэтнических столкновений. Таким образом, можно прийти к выводу, что на современном этапе проблема этнических конфликтов в Африке и в регионе Великих озер далека от завершения.

Миротворчество ООН в странах африканского континента

UN logoЗа 60 лет своего существования миротворческая деятельность ООН и система осуществления миротворческих операций проделала значительную эволюцию, что получило отражение в развитии института миротворчества как фактора стабилизации региональной и международной безопасности. Произошло изменение стиля и активизации миротворческой деятельности, усиление мощи и влияния США в результате распада советского блока. Это привело к гегемонии США и большей возможности США осуществлять миротворческие операции и гуманитарные интервенции, преследуя собственные геополитические интересы (например, в Югославии, Ираке).

На рубеже XX-XXI веков возросло влияние угроз невоенного характера, как для региональной стабильности, так и для миротворческих миссий (например, заболевания и инфекции) во многих геополитических регионах, которые коренным образом изменили характер миротворческих операций, что и будет продемонстрировано в этой заметке на примере осуществления миротворческих операций ООН на Африканском континенте.

В последние десятилетия, после деколонизации, конфликтогенные регионы африканского континента, внутри — и межгосударственные, а также этнические конфликты, угрожали системе региональной безопасности. По своим масштабам, продолжительности, интенсивности этнические конфликты на африканском континенте значительно превосходят другие социально-политические конфликты (более 40 крупных и продолжительных региональных и локальных конфликтов после 1960 г.).

Именно поэтому, в последние десятилетия после деколонизации, этот регион стал объектом основного внимания миротворческих операций ООН. ООН и её структурные подразделения являются в настоящее время ключевыми акторами в процессе миротворчества в конфликтогенных районах Африканского континента. Но ресурсы ООН для предотвращения и урегулирования конфликтов в этом регионе весьма ограничены.

В качестве примера деятельности миссий ООН по предотвращению этнических конфликтов в районе Великих озер на африканском континенте следует назвать штаб-квартиру миссии, расположенную в Кигали, которая действовала с октября 1993 года по март 1996 года. Число погибших среди миротворцев составило 26 человек. 22 ноября 1994 г. в Лусаке было подписано очередное мирное соглашение, на основе которого началось развертывание третьей миссии ООН в Анголе, получившей название UNAVEM III. Основной ее задачей было наблюдение за соблюдением условий перемирия и обеспечение условий для мирного политического разрешения конфликта. Наблюдатели ООН выполняли поставленные задачи в качестве миротворцев в составе многонациональных групп военных наблюдателей, размещенных на всей территории Анголы. Помимо решения задач чисто военно-политического характера, наблюдатели ООН принимали участие в выполнении различных гуманитарных программ, в частности, продовольственных, медицинских (анти-эпидемиологических и др.), которые проводились не только в рамках структур ООН, но и рядом международных неправительственных организаций. Постоянной задачей военных наблюдателей, являлось, в частности, сопровождение колонн с продовольствием для голодающего населения в районы с напряженной военно-политической обстановкой.

ООН также считало свою помощь ДРК очень важной гуманитарной акцией. К апрелю 1998 года УВКБ израсходовало на нее 18 млн. долл. Помощь ДРК по линии УВКБ включала три основных блока мероприятий: помощь беженцам, находящимся в этой стране; их репатриацию в страны исхода; осуществление многопрофильной гуманитарной программы в Восточном Конго.

Необходимость первого блока обусловлена тем, что в ДРК, при всех ее внутренних неурядицах, постоянно прибывают беженцы из соседних стран, в которых ведутся гражданские войны или устраиваются гонения на оппозиционеров. Только в 1997 году удалось обустроить 130 тыс. ангольских беженцев в Киншасе, Нижнем Конго, Катанге; 61 тысячу суданских и угандийских беженцев в Восточной провинции; беженцев из Конго-Браззавиль в Киншасе; оказать им медицинскую помощь и помощь в получении образования (от начального до высшего).

Второй блок мероприятий начал осуществляться нормализацией отношений новых властей ДРК с соседними странами. Тогда конголезские беженцы стали добровольно возвращаться в ДРК, а из ДРК на родину — ангольцы, правобережные конголезцы, руандийцы и бурундийцы (только из конголезского района Великих озёр выехали 57,8 тыс. человек).

Специальная многопрофильная программа была разработана для восточноконголезских провинций в связи с массовым наплывом туда беженцев из соседних стран. Она включала 345 мероприятий по оказанию беженцам продовольственной, агротехнической помощи, соблюдению норм санитарии, обеспечению питьевой водой, домашним скотом и необходимыми для него вакцинами, мероприятий по охране окружающей среды (лесопосадки в зонах интенсивной вырубки, восстановительные работы в национальных парках Вирунга и Кахузи Биега), по инфраструктуре (строительство мостов, восстановление дорог, организация рынков, скотобоен), мероприятий в области здравоохранения (открытие медпунктов, аптек) и социального развития. Уже к середине 1998 года оказание беженцам в Северном и Южном Киву медицинской и продовольственной помощи стало весьма затруднительным. С началом в августе того же года военных действий УВКБ было вынуждено закрыть лагеря беженцев в городе Гома и прекратить репатриацию конголезцев из Танзании.

Верховный комиссар Садако Огата дважды — в феврале 1998 и июне 1999 года провела в Киншасе переговоры с властями ДРК об оказании помощи беженцам в этой стране. Положение в ДРК было обстоятельно рассмотрено Советом Безопасности ООН 19 марта 1999 года. В обсуждении приняли участие представители 17 государств. Среди многих аспектов кризиса рассматривалась и проблема беженцев. На нее как на следствие военных действий и общего ухудшения политической обстановки в регионе Великих озер особо указали представители Габона, Гамбии, Канады, Франции.

В деятельности ООН, как и других международных организаций, были провалы: так, поскольку беженцы из района Великих озер не были удалены на безопасное расстояние от границ стран их происхождения, как того требовал чартер Организации африканского Единства, а некоторые из них были перевооружены в лагерях в Заире, то в условиях нарушения договоренностей, Организации Объединенных Наций, Международный Красный Крест, гуманитарные неправительственные организации и сами государства отказались от принятия участия в судьбе сотен тысяч беженцев хуту в лесах и саванне восточного Конго-Киншасы. Тем не менее, только в 1997 году УВКБ обеспечивал 75 процентов беженцев в регионе Великих озер продовольствием и питанием.

Итак, рассмотрев основные аспекты проблемы статуса и деятельности проектов ООН, миротворческих миссий этнического конфликта (на примере Африки), следует подчеркнуть, что ООН значительно ограничила степень своей вовлеченности в урегулирование этнополитических, региональных и локальных конфликтов на африканском континенте после неудачных миротворческих акций ООН в Сомали и Анголе. Однако растущая необходимость в урегулировании этнополитических и внутригосударственных конфликтов обусловили дальнейшую миротворческую активность ООН в начале нового тысячелетия.

Миротворческая деятельность Африканского Союза

African UnionРегиональные организации могут быть полезными в урегулировании этнических конфликтов. Данный подход представляется экономисту-международнику Э. Лебедевой «в принципе наиболее конструктивным для снятия кризисов» на Африканском континенте, поскольку эта модель предлагает заменить унитарное «государство-нацию», дискредитировавшую себя в Африке, к федералистской модели государственности регионального масштаба как наилучший путь к становлению в Африке демократии и системы региональной безопасности. Африканский Союз с 2002 г. (ранее ОАЕ), является на сегодня одной из самых крупных организаций, объединившей практически все суверенные государства Африканского континента. Эта организация известна, в частности, благодаря своим усилиям в процессе урегулирования этнических конфликтов.

Много внимания уделяется организацией АС миротворческой деятельности по урегулированию кризисных ситуаций в странах Африканского континента. Так, в августе 1999 года в Либревиле (Габон) президенты семи государств обсудили проблему беженцев в центральноафриканском регионе, особенно в Конго-Браззавиль, ЦАР и ДРК. Они призвали конфликтующие стороны придти к примирению, а мировое сообщество — к активизации усилий по оказанию помощи Африке в решении проблемы беженцев. Президент Габона О. Бонго предложил АС создать общеафриканскую структуру по чрезвычайным ситуациям, в функции которой вошло бы, в частности, оказание помощи беженцам. Однако практических мер со стороны АС так и не последовало.

Несмотря на намерения АС урегулировать региональные этнические конфликты, данная организация не располагает собственными средствами и силами и поэтому вынужден обращаться к помощи извне. Однако сотрудничество АС с европейскими странами в области осуществления миротворческих операций развивалось весьма проблематично из-за опасений правительств африканских стран вмешательства западных держав в их внутренние дела посредством миротворческого контингента ООН. Таким образом, в дальнейшем АС должна развивать сотрудничество с ООН для того, чтобы не только успешно разрешать споры, возникавших между африканскими государствами, но и выработать процедуры совместного проведения миротворческих миссий.

Более того, сами процедуры сотрудничества АС и ООН еще недостаточно разработаны и недоукомплектованы высококвалифицированными кадрами, специалистами и правоведами, о чем свидетельствует список вакансий АС на должности, в компетенцию которых входит координация и правовая поддержка миротворческих миссий. Данная проблема недостаточно эффективного сотрудничества АС и ООН при проведении миротворческих миссий является весьма актуальной после признания СБ ООН на основе гл. 8 Устава ООН полномочий Совета по миру и безопасности Африканского Союза (African Union Peace and Security Council (AU PSC) в деле урегулирования внутри- и межгосударственных конфликтов на Африканском континенте.

ЮАР в миротворческих миссиях АС

Из-за недостаточного взаимодействия АС с ООН в деле осуществления совместных миротворческих миссий, на современном этапе ЮАР является ведущей страной на африканском континенте, которая в рамках АС и САДК участвует в урегулировании этнических конфликтов. Обязательство Южной Африки участвовать в операциях по поддержанию мира указано в Белой Книге об участии ЮАР в миротворческих миссиях во всем мире, которая была принята Парламентом в октябре 1999 года. Этот документ обусловил поддержку ЮАР инициатив африканского Единства, цель которых состоит в предотвращении, управлении и решении международных конфликтов. До настоящего времени, Южная Африка участвовала в миротворческой миссии в Эфиопии/Эритреи (UNMEE), в организации африканской миссии связи единства для Эфиопии/Эритреи (OLMEE) и в Демократической республики Конго (MONUC). Миссии влекли за собой внешнее развертывание южноафриканских сил в течение периодов в пределах системы ротации персонала, пребывающего на шестимесячном основе. Южная Африка в настоящее время подписала Меморандум о понимании с отделом миротворческих миссий относительно условий судебных и юридических услуг для расследований в Анголе.

В рамках мандата АС правительство ЮАР способствовало урегулированию конфликта в Заир. США и ЮАР способствовали проведению переговоров в январе 1997 между президентом Сесе Секо Мобуту и заирскими повстанцами, которые проходили в Кейптауне. Н. Мандела способствовал проведению встречи с представителем президента Мобуту и обсудил возможность новых переговоров президента Заира с представителем повстанцев. Сам Н. Мандела не участвовал в переговорах между заирскими повстанцами и президентом Заира, но своими личными действиями он намеревался достичь их примирения для установления перемирия. Вооруженная борьба повстанцев против режима закончилась в 1997 г. свержением Мобуту, однако новое правительство не справилось с социально-экономическим кризисом в стране и не смогло урегулировать этнические противоречия.

В процессе урегулирования этого вооруженного конфликта различные африканские государства не согласовывали свои действия, так что одни государства поддерживали центральное правительство, а другие государства поддерживали повстанцев — и в этом проявилось отсутствие координации действий. При этом Н. Мандела до ухода в отставку неоднократно подвергался критике за недостаточное использование своего морального авторитета для урегулирования конфликтов в Африке, и за отдельные внешнеполитические действия правительства ЮАР. Но следует отметить, что Н. Мандела также принимал участие в переговорах о вводе войск ЮАР в 2001 году в Бурунди для того, чтобы не допустить геноцида в Руанде.

Правительство Южной Африки также полагало, что Соглашение о перемирии в Лусака (LCA) — единственная структура, в рамках которой могут быть достигнуты стабильность и мир в Конго. Южная Африка поэтому активно сотрудничает со всеми сторонами, вовлеченными в конфликт, а также с региональными лидерами. Межконголезский диалог (ICD) был официально открыт в Аддис-Абебе 15 октября 2001 года, но был вскоре приостановлен впоследствии из-за нескольких соображений, включая нехватку фондов. Однако, впоследствии ЮАР участвовала в попытках продолжить диалог между конфликтующими сторонами.

Таким образом, из-за ограниченной возможности АС создать эффективный механизм по предотвращению этнических конфликтов, региональные державы и государства самостоятельно поддерживают инициативу в этой области, в рамках мандатов АС и САДК. Рассматривая роль африканских региональных организаций, прежде всего АС, в урегулировании этнических конфликтов следует отметить, что данная организация не обладает самостоятельными миротворческими силами и не может выполнять свои задачи по предотвращению этнополитических конфликтов. Поэтому ООН и в будущем, в сотрудничестве с региональными организациями, будет вынуждена продолжать осуществлять миротворческие операции по поддержанию региональной безопасности и предотвращению эскалации социально-политических и этнических конфликтов, а также межгосударственных конфликтов.

На современном этапе социально-политического развития общества африканских государств миротворческие операции не способны с помощью обычных миротворческих мер урегулировать этнополитические конфликты и предотвратить этнополитические конфликты в будущем. Для выработки эффективного механизм урегулирования межэтнических конфликтов необходимо прибегнуть к более радикальным мерам – например, предоставление территориальной и культурной автономии, а также оказание эффективной социально-экономической помощи, столь необходимой для достижения устойчивого развития многих африканских народов. Только комплекс мер, предпринимаемых международными и региональными организациями на африканском континенте станет эффективным препятствием для проявлением вооруженных этнических конфликтов в будущем.

Коллективные усилия государств-членов, направленные на предотвращение и урегулирования этнополитических конфликтов, оправданы как экстренный и необходимый способ предотвращения. Тем не менее, данный вид миротворческих операций не устраняет причины региональных и локальных конфликтов. Так, для предотвращения насильственных конфликтов народов Африканского континента необходимо найти и создать таких общие ценности и политические институты, которые станут основой для мирного сосуществования этносов, культур, цивилизаций Африки, основанные на нормальном процессе этнического развития, а не ксенофобском противостоянии «чужакам», «этносам-врагам». Данная задача требует не только политических средств, но и усилий в рамках культурного и цивилизационного диалога народов африканского континента.

Региональные организации также должны приложить усилия с целью разработать и воплотить общую идентичность для различных африканских этносов, создать политические и культурные механизмы для регионального и панафриканского диалога. Необходимо создать именно цивилизационные основы для плюралистических обществ многих африканских государств как эффективное средство предотвращения вооруженных этнических конфликтов в случае неэффективного функционирования африканских государств-наций. Тем не менее, следует признать, что АС не обладает другими средствами урегулирования насильственных региональных и локальных конфликтов, кроме как используя контролируемое использование силы в рамках ООН или других региональных держав. Однако, историческая практика показывает, что и данное средство зарекомендовало себя как малоэффективное в урегулировании региональных конфликтов (что видно из опыта ООН и АС). Более того, данный способ урегулирования конфликтов не несет в дальнейшей перспективе никакого значительного и конкретного решения проблемы региональных этнических конфликтов, а является всего лишь консервацией статус-кво и сохранением взрывоопасной ситуации.

Роль Красного Креста в урегулировании этнических конфликтов

МКККВ силу своей деятельности НПО, ООН и африканские региональные организации приняли ответственность за поддержание общественного порядка в регионе Великих озер в середине 1990-х г.г. Но «в результате данного вмешательства, полномочия государственных структуры уменьшаются» ― утверждает М. Тшимбе. Насколько справедливо данная точка зрения рассмотрено в этом разделе.

Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МККК) исполняет свои функции на основании Женевских конвенций, наблюдает за выполнением норм международного гуманитарного права, помогает жертвам вооруженных конфликтов. На современном этапе МККК присутствует более чем в пятидесяти странах, большая часть миссий МККК расположена в Африке. Миссия МККК при этнических конфликтах заключается в помощи по восстановлении способности населения к самообеспечению; организации медицинской помощи и доступа к питьевой воде; а также других специализированных программ помощи для разных стран.

Основными направлениями этой деятельности, нацеленной на то, чтобы снизить уровень заболеваемости и смертности среди жертв конфликта, являются охрана здоровья, поддержание уровня экономической безопасности и обеспечение водоснабжения и приемлемых жилищных условий. При этом приоритетное значение имеет предоставление населению, а также создание удовлетворительных санитарно-гигиенических условий. Для того чтобы привычка получать гуманитарную помощь не переросла в экономическую зависимость, Международный Комитет Красного Креста ставит своей долгосрочной целью восстановление способности населения к самообеспечению. Такой подход позволяет также обеспечить защиту достоинства пострадавших во время конфликта.

Тем не менее, конфликт в районе Великих озер в середине 1990-х г.г. поставил перед Международным Комитетом Красного Креста сложные задачи. Программы по оказанию помощи жертвам этнического конфликта направлены на то, чтобы обеспечить соблюдение прав человека и прав беженцев. МККК старается добиться отказа властей от практики применения жестокого обращения и облегчить страдания жертв конфликта путем оказания им материальной и медицинской помощи.

Деятельность Международного Комитета Красного Креста продолжает сильно зависеть от того, насколько удавалось обеспечить условия безопасности в странах, где работала организация, и от получения доступа в некоторые регионы. Диалог, касающийся предоставления защиты гражданскому населению, продолжался с властями, силовыми ведомствами и вооруженными группировками в странах, где ведутся конфликты. В Руанде МККК продолжал предоставлять продовольственную помощь, но начал постепенное свертывание этой программы, которая была завершена в 2006 году.

Международный Комитет Красного Креста продолжал посещать и тех лиц, которые содержались под стражей Международным уголовным трибуналом для Руанды в Аруше. В рамках своей деятельности в местах содержания под стражей МККК предоставлял материальную помощь, что позволило улучшить там условия содержания. Такая помощь заключалась, среди прочего, в ремонте либо сооружении систем водоснабжения, и в распределении медицинских материалов и предметов гигиены.

В некоторых странах, таких как Руанда, Международный Комитет Красного Креста начал или продолжил диалог с администрацией тюрем с тем, чтобы помочь им выполнить их обязанности по отношению к содержащимся там лицам. В некоторых странах он провел семинары, которые дали возможность персоналу тюрем обменяться информацией и мнениями со специалистами, представителями тюремной администрации и делегатами МККК по таким вопросам, как общие условия содержания под стражей, проблемы здравоохранения, обучение и возможности для работы, регистрационные документы тюрем и юридические гарантии.

В 2003 г. Международный Комитет Красного Креста посетил 469,647 пленных и задержанных, содержащихся в 1,933 местах содержания под стражей в 73 странах. В ходе этих посещений МККК проследил за судьбой 126,922 лиц. Посещая лиц, содержащихся под стражей, МККК ставит своей целью положить конец исчезновениям людей, практике убийств без суда и следствия, искоренить пытки и жестокое обращение, а также улучшить условия содержания людей. В 2004 году более 10,576 лиц, получивших ранения в ходе военных действий были помещены в больницы, пользующиеся поддержкой МККК в 11 странах, где было проведено свыше 82,487 операций. МККК на регулярной основе поддерживал 9 пунктов первой помощи, расположенных вблизи районов боев для неотложной медицинской помощи лицам, получившим ранения в ходе военный действий.

Больше всего помощь Международный Комитет Красного Креста в розыске лиц, пропавших без вести, требовалась в Африке, особенно в Анголе и Демократической Республике Конго. Подписание мирных соглашений и переговоры, которые привели к этому, содействовали в некоторых случаях усилиям МККК по воссоединению детей с их родственниками.

Несмотря на то, что принуждение к занятиям проституцией, сексуальное насилие и другие формы уничижительного обращения запрещены Четвертой Женевской конвенцией, в ситуациях вооруженного конфликта риск оказаться жертвой этих явлений как никогда высок. Международный Комитет Красного Креста оказывает медицинскую помощь жертвам сексуального насилия или организует поддержку местных медицинских учреждений, куда пострадавшие могут обратиться в случае необходимости. Например, в Бурунди была разработана программа сотрудничества МККК с местными неправительственными организациями и Министерством здравоохранения по обеспечению более свободного доступа в медицинские учреждения. МККК также сотрудничает с Алжирским Красным Полумесяцем, организуя программы психологической помощи пострадавшим. Создаются программы занятости женщин в сфере сельскохозяйственного производства, в результате чего у них отпадает необходимость искать иные пути заработать на жизнь.

В нескольких странах Африки Международный Комитет Красного Креста осуществляет программы, в основе которых лежат принципы первичного здравоохранения, помогая тем самым обеспечивать, а если надо, восстанавливать, доступ к услугам здравоохранения людям, перемещенным или изолированным в результате конфликта. Матери с детьми как особо уязвимая категория находятся в зоне особого внимания, в частности в следующих сферах деятельности:
— широкомасштабные кампании по вакцинации;
— мониторинг роста;
— партнерство с ВОЗ в области искоренения полиомиелита;
— контроль над инфекционными заболеваниями;
— наблюдение за беременностью, предродовая и послеродовая медицинская помощь;
— просветительская работа в сфере здравоохранения в сотрудничестве с преподавателями;
— отправка детей в больницы (при необходимости);
— подготовка местного персонала в области лечения детских болезней (глобальный подход к здравоохранению).

Дети в возрасте до 15 лет, раненные в ходе вооруженных конфликтов, проходят лечение в больницах Международного Комитета Красного Креста и получают другую помощь от МККК в Анголе. В Уамбо (Ангола) в первые четыре месяца 2002 г. были приняты в больницу 5 тыс. 624 ребенка в возрасте до 15 лет (428 из них умерли). Из 1,479 детей, которые лечатся в этих больницах, 239 получили травмы от противопехотных мин. Дети в возрасте до 15 лет составляют в среднем 5% ампутированных, для которых изготавливают протезы конечностей в протезно-ортопедических мастерских МККК в Анголе.

Международный Комитет Красного Креста накопил значительный опыт работы в условиях этнических конфликтов и превратился в крупнейшую международную гуманитарную организацию. Эффективное сотрудничество МККК с региональными организациями позволяет быстро и эффективно предлагать и оказывать помощь во время этнических конфликтов.

© Hulio

Реклама от GoogleAdvertisments
быстро опубликуем статьи вак
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 3243

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *