Внешняя политика ФРГ по отношению к ГДР

Реклама от GoogleAd
поможем всем учащимся
 

Восточная политика ФРГ и объединение Германии

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Внешнеполитические ориентиры «восточной политики» ФРГ на преодоление разобщения немецкой нации

German FlagОбретение Германией государственного единства считалось на протяжении всего существования ФРГ главной целью ее политики, получившей название «восточной». В своей речи от 17 июня 1967 г. федеральный канцлер К.Г. Кизингер охарактеризовал путь к общеевропейскому мирному устройству как долгий и тяжелый, но как единственный шанс для преодоления разделения Германии: «Германия, вновь объединенная Германия, имеет критическую величину. Она слишком большая, чтобы не оказывать никакого влияния на баланс сил, и слишком мала, чтобы самой держать силы вокруг себя в равновесии. Поэтому […] и предложит Совету министров ГДР новые переговоры на правительственном уровне без дискриминации какой-либо из сторон. Цель этих переговоров — достижение соглашения o сотрудничестве. Правительство ФРГ считает невозможным признать ГДР субъектом международного права. Хотя на территории Германии и существуют два государства, они не могут быть иностранными государствами по отношению друг к другу; их взаимоотношения могут носить лишь специфический характер».

Эти высказывания означают, что Рубикон в западногерманской политике был перейдён. Позднее, в 1971 году, В. Брандт обратился к своим согражданам с телевизионным обращением: «Завтра исполняется девять лет со дня строительства Берлинской стены. А сегодня нам, как я крепко надеюсь, удалось сделать первый шаг к преодолению разобщённости, чтобы люди не гибли больше на колючей проволоке, и чтобы в один прекрасный день наш народ снова смог бы объединиться».

Брандт понимал, что оппозиция и организации немцев, изгнанных после войны из восточной части «третьего рейха», встретят договор бурным негодованием. До сих пор считалось, что Восточная Пруссия и Кенигсберг — он же Калининград — это территории, аннексированные Советским Союзом, а Силезия и части Померании лишь находятся под управлением Польши. Поэтому, быть может, ключевая с точки зрения внутригерманской дискуссии фраза телеобращения Брандта звучала так: «Дорогие сограждане! С подписанием этого договора мы не теряем ничего, что не было бы проиграно уже давным-давно». Некоторые депутаты покидали правящую коалицию и переходили в ряды оппозиции. Большинство коалиции в парламенте таяло на глазах. Оппозиция пыталась сместить Брандта, однако безуспешно. Положение правящей коалиции оставалось крайне непрочно — у неё осталось слишком мало депутатов, чтобы провести Восточные договоры через бундестаг. Правительство вынуждено искать компромисс с оппозицией. Однако блок ХДС/ХСС отверг договоры в их редакции. В итоге депутаты всех фракций бундестага составляют обращение к советскому руководству, в котором толкуют спорные пункты соглашений с немецкой точки зрения. Советское руководство заявило о готовности передать резолюцию бундестага ещё до окончательной ратификации Московского договора Президиуму Верховного Совета. Тем самым резолюция была официально принята к сведению.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

В эру разрядки напряженности лозунг о необходимой «европеизации немецкого вопроса» был увязан с общеевропейским лейтмотивом поиска нового «европейского мирного устройства». Затем произошло взаимное признание ФРГ и ГДР и их включение в ООН. Эти компромиссы носили вынужденный характер, закрепляя послевоенный раздел Европы на две части.

Фактически Советский Союз оставался все годы существования ГДР оккупационной силой, но, тем не менее, он никогда не воспринимался как оккупант-чужак, от гнета которого нужно непременно избавится. В отличие от Венгрии (1956), Чехословакии (1968) и Польши (1970, 1981), в ГДР, даже после строительства Стены в 1961 году, не было ни одной попытки насильно изменить навязанную Советским Союзом систему.

«Тринадцать» — так называется ГДРовская пропагандистская песня, в которой идёт речь о 13 августа 1961 года — в этот день Западный Берлин был полностью отрезан от восточной части города бетонной стеной. ГДРовские средства массовой информации прославляют это как удачный — и неожиданный — удар по планам «западных агрессоров». На долю тех, кто всё же отваживается с риском для жизни бежать из ГДР, достаются лишь язвительные насмешки. Между тем, только в Берлине при попытке перебраться через стену в западную часть города гибнут в общей сложности свыше 70 человек.

Примерно с 13 августа 1961 года большая часть жителей Восточной Германии смиряется с диктатурой СЕПГ. Партия, в свою очередь, начинает создавать более гибкую экономическую систему и вводить в плановую экономику элементы конкуренции. Новые материальные стимулы поощряют предприятия и их работников к увеличению объёмов производства. Руководство СЕПГ надеется добиться таким путем существенного увеличения производительности труда. И действительно, вскоре ГДР по своему промышленному потенциалу превращается во вторую после Советского Союза страну социалистического лагеря.

«Наша Конституция — самая демократическая конституция в Западной Европе», — заявляет партийно-государственный лидер ГДР Вальтер Ульбрихт, имея в виду новую конституцию этого государства, принятую в 1968 году. Если раньше в статье 1-й было записано, что Германия является единой демократической республикой, то теперь ГДР именуется «социалистическим государством германской нации». Восточногерманская политика больше не преследует цель объединения страны. Вместо этого правительство ГДР было намерено, как сказано в новой конституции, под руководством рабочего класса и его марксистско-ленинской партии вести строительство социализма.

19 марта 1970 года в восточногерманском городе Эрфурте канцлер ФРГ Брандт встречается с премьер-министром ГДР Штофом. Первое рукопожатие глав немецких правительств символизирует новый этап в развитии отношений двух государств. Однако практические результаты этой встречи невелики — так считает политолог кёльнского университета Вернер Линк: «Федеративная Республика Германия хотела развивать двухсторонние отношения, чтобы поддерживать и углублять контакты между немцами по обе стороны границы. ГДР же стремилась к закреплению рубежей, чтобы таким образом упрочить свои позиции».

Единственный конкретный результат германо-германских переговоров в Эрфурте — договорённость о новых встречах. Вернувшись в Бонн, канцлер Брандт заявляет перед бундестагом: «Поездка в Эрфурт была правильным, необходимым и полезным шагом. Эрфурт мог стать лишь началом — и он им стал».

С 1971 года во главе ГДР стоит Эрих Хонеккер. Под его руководством СЕПГ проводит своеобразную реформу правописания: прилагательное «немецкий» везде, где только можно, заменяется на «социалистический». Партийные лидеры всячески стараются подчеркнуть, что между Федеративной Республикой Германия и ГДР нет ничего общего. Восточногерманская пропаганда утверждала, что существуют две немецкие нации — капиталистическая «там» и социалистическая «здесь». Особенно наглядно это демонстрируют слова председателя Совета министров ГДР Вилли Штофа, сказанные им в 1972 году: «Между социалистической ГДР и империалистической ФРГ не может и никогда не будут существовать какая-либо внутренняя общность или какие-либо связывающие их узы».

В декабре 1972 года два немецких государства подписывают в Восточном Берлине договор об основах взаимоотношений. Этот документ состоял из нескольких частей. Однако эта точка зрения не отражена в тексте Основного договора. В целом договор между ГДР и ФРГ с юридической точки зрения представляет собой чрезвычайно сложный документ, который не может считаться соглашением между двумя полностью суверенными государствами. Политолог Вернер Линк объясняет, что этим договором «…был признан особый характер взаимоотношений этих двух государств. Между ними не были установлены дипломатические отношения. В Восточном Берлине и Бонне открылись лишь постоянные представительства — но не посольства — двух немецких государств. Всё это можно расценивать как признание государственности ГДР в сочетании с недвусмысленным указанием на то, что Федеративная Республика не считала Восточную Германию иностранным государством».

Итак, первый шаг к сближению двух немецких государств сделан. Договор заложил основы взаимоотношений между ними, затем он должен был наполнен конкретным содержанием. Речь идёт о транзитных транспортных путях между Западной Германией и Западным Берлином, о поездках граждан ФРГ в Восточный Берлин и в ГДР. Что касается граждан ГДР, то они тоже получили разрешение ездить на Запад, но лишь по срочным семейным делам. В других случаях действовало старое правило, по которому гражданин ГДР может совершать частные поездки на Запад лишь по достижении пенсионного возраста Одной из основных тем переговоров по-прежнему оставалось транзитное движение из ФРГ в Западный Берлин. При этом верхушка СЕПГ шла на всевозможные ухищрения, чтобы не допустить чрезмерного, с её токи зрения, укрепления связей между Восточной и Западной Германией. Один из излюбленных приёмов руководства ГДР — повышение объёма обязательного обмена валюты. Когда с Запада приезжало много посетителей, их в принудительном порядке заставляли менять всё больше марок ФРГ на восточногерманские марки, пока волна поездок не идёт на убыль.

В 1973 году ГДР, так же как и ФРГ, становится членом Организации Объединённых Наций. Восточный Берлин достиг многих целей: ГДР получила международное признание, с ней устанавливают дипломатические отношения почти все государства.

Выводы

Социалистического лагеря больше не существует. И сегодня при всем желании нельзя подвести единый знаменатель под те отношения, которые выстраивает ФРГ с бывшими социалистическими странами, не говоря уже о том, что некоторые из них просто перестали существовать. В каком-то смысле, видимо, и сегодня можно говорить о Востоке. Однако он стал настолько разнородным, что вести речь о какой-то цельной «восточной политике» ФРГ едва ли возможно. Но, тем не менее, «восточная политика» имеет огромную историческую значимость и достойна всестороннего изучения и рассмотрения её успехов и опыта.

Кризис политической системы ГДР в конце 1980-х гг. и позиция СССР по отношению к «германскому вопросу»

Разрушение Берлинской стены под натиском массовых демонстраций жителей ГДР 9 ноября 1989 г. оказалось совершенно неожиданным для советского руководства. Недели спустя М.С. Горбачев все еще не рассматривал германское объединение как насущную проблему. Его бездействие не было обусловлено, как утверждают некоторые, стремлением не раздражать консерваторов в своем окружении. Оно было порождено надеждой на то, что руководство ГДР при Э. Кренце окажется способным провести политические и экономические реформы, необходимые для спасения социалистической ГДР.

По всем действиям Горбачева в тот критический период видно, что он не желал крушения ГДР, стремился сохранить ее, предпочитая определенный риск подконтрольного, как предполагалось, процесса реформ угрозе хаоса взрывной оппозиционности закосневшему и окончательно утратившему ощущение реальности правящему режиму. Однако действия советского лидера были крайне нерешительны и непоследовательны. Разумеется, речи не могло быть о том, чтобы навязывать ГДР реформы по перестроечному образцу. Следовало, однако, по меньшей мере, откровенно высказать собственное мнение по поводу того, что делалось или, наоборот, не делалось руководством ГДР. Именно этого тщетно ждали от советского лидера все, кто пытался добиться обновления социализма в республике, а не его простой замены на капитализм. Одной из причин краха усилий революционных реформаторов в ГДР было молчание советского руководства, компрометировавшее политику СССР и ставившее под вопрос его ведущую роль в мире в качестве одной из двух сверхдержав.

Судя по всему, восточногерманские лидеры, отметавшие с порога любые «перестроечные» тенденции, довольно неплохо чувствовали себя в «обновленном» социалистическом содружестве и правили бы, наверное, до сих пор, если бы народ не вышел на улицы, чтобы самому решить свою судьбу. Поскольку в условиях «реального социализма» мнение народа не было определяющим фактором практической политики, вердикт, вынесенный населением ГДР, оказался совершенно неожиданным для руководства республики, пришедшего на смену команде Э.Хонеккера, не говоря уже о советском руководстве, считавшем, что если Э.Кренца благословил М.С.Горбачев, если обещаны экономические реформы и демократия, то вопрос решён. На самом деле решение германского вопроса еще только предстояло.

В условиях революционных выступлений широких масс М.С. Горбачев, вопреки мнению многих своих советников, осознал неизбежность объединения ГДР и ФРГ и не пытался его остановить. Таким образом, М.С.Горбачева вынудила признать неизбежность объединения Германии не столько «восточная политика» ФРГ, сколько всеохватывающий кризис «социалистического содружества». В связи с этим нет достаточных оснований и для утверждения, что объединение Германии стало непосредственным результатом политического курса ФРГ. Вопреки ожиданиям большинства ведущих западногерманских политиков объединение Германии произошло не в результате постепенного изменения европейского политического ландшафта, а в итоге революционной трансформации системы международных отношений вследствие глубочайшего всеобъемлющего кризиса «социалистического содружества». Воздействие «восточной политики» не было самодостаточным. Сама по себе она едва ли могла подвести к объединению. Не случайно такой авторитетный специалист по вопросам «восточной политики», как Г. Шмидт, откровенно отмечал в этой связи, что «без процесса внутреннего распада СССР в 1990 г. объединение Германии было бы невозможно».

Следует отметить, что наиболее существенный вклад «восточная политика» внесла в развитие взаимоотношений ФРГ и Советского Союза и в создание благоприятного политического климата в Европе. Важнейшая задача установления хороших отношений с ведущей восточной державой была выполнена вполне успешно. Результаты всесторонних целенаправленных усилий ФРГ в этой области не остались незамеченными советскими учеными. Они нашли отражение в целом ряде концептуальных разработок и документов, которые подготовили в 1990 г. институты Академии Наук СССР для М.С. Горбачева и его внешнеполитических советников.

© Hulio

Реклама от Google
вак
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 240

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *