Меркантилизм

Реклама от GoogleCommercial Ads
для ученых и аспирантов
 

Исследования меркантилизма в российских диссертациях

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Выбор темы диссертации про меркантилизм

В российских диссертационных советах диссертации про «меркантилизм» защищаются по следующим специальностям: ʻʻ 07.00.03 Всеобщая история (соответствующего периода)ʼʼ (исторические), ʻʻ08.00.01 Экономическая теорияʼʼ (экономические), ʻʻ08.00.14 Мировая экономикаʼʼ (экономические), ʻʻ12.00.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государствеʼʼ (юридические).

По тематике «меркантилизм» были защищены следующие диссертации:

• Авраменко Андрей Николаевич. Идеи меркантилизма и протекционистская политика во внешней торговле Англии второй половины XVII века: диссертация … кандидата исторических наук: 07.00.03.- Смоленск, 2001.- 215 с.: ил. РГБ ОД, 61 02-7/80-1
• Гайнутдинов Равиль Камилевич. Политико-правовая идеология меркантилизма в России XVII — первой четверти XVIII вв.: Дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.01. Москва, 2005 350 с. РГБ ОД, 71:06-12/18
• Дубровина Ольга Алексеевна. Соотношение протекционизма и фритредерства во внешней торговле: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.14. Москва, 2005 151 с. РГБ ОД, 61:05-8/3247
• Синёв Владислав Михайлович. Внешнеэкономический либерализм и протекционизм в условиях глобализирующейся экономики: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.01 : Москва, 2003 154 c. РГБ ОД, 61:03-8/3118-6
• Хвинтелиани Виссарион Гуриелович. Этапы и направления эволюции теории стоимости в экономической науке: дис. … д-ра экон. наук: 08.00.01 Москва, 2006 327 с. РГБ ОД, 71:06-8/430
• Эрлихсон Ирина Мариковна. Общественно-политическая и экономическая мысль Англии во второй половине XVII века: Дис. … канд. ист. наук: 07.00.03, 07.00.09 Рязань, 2004 220 с. РГБ ОД, 61:05-7/430

Развитии экономики в Европе XVII века

History of capitalismС развитием капитализма совершенствовались способы международных платежей. Следует сказать о тех затруднительных обстоятельствах, которые существовали в средние века в Западной Европе. Рынки, называемые ярмарками, позволяли коммерсантам из Фландрии (сейчас это север Франции, Бельгии и Нидерландов) встречаться с коммерсантами из Италии и Франции с целью продажи товаров. Представьте себе торговца из Фландрии, отправляющегося в Италию или, наоборот, итальянского коммерсанта, едущего во Фландрию. Они были должны преодолеть сотни километров по лесам под угрозой встречи с волками и бандитами, готовыми убить ради денег. Таким образом, не рекомендовалось перемещаться куда-либо из опасения встречи с волками или бандитами, в особенности, имея при себе деньги.

Эти причины и привели средневековых торговцев к созданию способа оплаты с помощью переводного векселя. Естественно, что эти операции совершаются банком не безвозмездно, он получает за это оплату, называемую учетным банковским процентом или процентом за совершение банковской операции. Со времен средневековья переводной вексель адаптировался в соответствии с экономическими обстоятельствами, как с точки зрения законодательства, так и юриспруденциии (т.е. совокупностью судебных постановлений, в том случае, если законодательством этот спор не был точно определен).

Если XV в. в истории европейских стран ― период выздоровления после катастрофического XIV века, политических реформ, революций, зарождения буржуазных и рыночных отношений, то примерно к 1500 г. сформировались основы торгового капитализма. В Нидерландах, в особенности в Амстердаме XVII века, различные инновации и институты были собраны вместе, чтобы создать предка современных рынков, позволившего развиваться обмену и коммерции. Политика открытых дверей в отношении иммигрантов привлекала деловых людей. Были развиты эффективные методы финансирования торговли с дальними странами, поскольку существовали рынки капитала и скидки в финансовых домах, которые снижали издержки страхования этой торговли. Развитие техники распределения рисков и трансформации неопределенности в актуарный, просчитываемый риск также, как и создание рынков большого масштаба, позволили снизить информационные издержки.

Несмотря на то, что именно в Нидерландах впервые были созданы эффективные рынки, сама промышленная революция произошла в Англии. Ей предшествовали несколько событий. Во-первых, политический конфликт конца XVII века, которому обязан своим триумфом английский парламент в 1689 году, и последовавший расцвет рынка капитала, продолжавшийся в течение 25 лет, расширение масштабов торговли с дальними странами. Во-вторых, улучшение институтов, обеспечивающих исполнение контрактов, и снижение уровня неопределенности, которые появились благодаря развитию коммерции и акционерных обществ. Эти условия подготовили английскую промышленную революцию конца XVIII в.

Что же отличало Западную Европу от остального мира, где не наблюдался такой последовательный экономический рост. В остальных странах было последовательное изменение набора адаптивно эффективных институтов, которые упорно, но постепенно снижали стоимость заключения сделок, производственных издержек и транспортировки. Таким образом продолжалась эволюция роста производительности. Об этом процессе мы знаем слишком мало. Однако новые институты и улучшение способов обеспечения исполнения контрактов были важными шагами на этом пути. Это было движение от автаркии и локализованной торговли к расширению масштабов последней и увеличению специализации, хотя бы для некоторых стран (Нидерланды и Англии). И это были шаги в направлении создания более эффективных форм экономической организации.

Причина, почему современный экономический рост начался именно в Европе, а не где-нибудь еще, для экономических историков связана с фрагментированной политической структурой региона. Это привело к сильной конкуренции между странами за лидерство. Но, безусловно, это только часть ответа. Не только соперничество привело к улучшению военных технологий, которые необходимы для достижения мирового господства. Также необходимость дополнительных доходов вынуждала государство вступать в сделки с купцами, чтобы повышать защиту прав собственности и создавать третейскую сторону, обеспечивающую исполнение контрактных обязательств.

Но в то время, как конкуренция была необходимым условием для возникновения инноваций, это было недостаточным условием, чтобы создать для других образцы различных способов развития (или их было слишком мало). Действительно, разошедшиеся пути развития Нидерландов и Англии, с одной стороны, Испании и Португалии, с другой, дают нам важное объяснение процесса экономического роста. Понятно, что основной частью этого процесса были все добавляющиеся изменения институтов и развитие, основанное на предыдущих веках истории. Благодаря анализу зависимости от пути развития мы можем многому научиться, как из примера тупиковой ветви развития, которой следовали Испания и Португалия, несмотря на все институциональные нововведения, так и из успешного опыта более эффективного институционального развития Нидерландов и Англии.

Последствия роста или упадка уже обозначились в структуре сильно отличающихся друг от друга экономик XVII века. Уже тогда в Испании и Португалии была создана централизованная бюрократическая структура, которая устанавливала контроль над всеми параметрами экономики и политики. В отличие от этого, сначала в Нидерландах, потом в Англии постепенно рождались институты, способствовавшие развитию эффективных экономических рынков и децентрализованного принятия решения в политике. При выборе одной из этих двух резко отличных линии развития все дальнейшие изменения институтов не позволяли отклониться от выбранного пути.

Меркантилизм и национальная экономика

MercantilismusЭта заметка посвящена меркантилизму как одной из теорий международной торговли. В ней я рассмотрю политические аспекты данной теории. Это экономическое учение зародилось в Европе благодаря политическому плюрализму. Именно свободная инициатива людей способствовала распространению товаров и торговле на далекие географические расстояния через границы. Но последующее экономическое развитие протекало в XVI-XVIII веках с помощью государственной поддержки. Именно государства способствовали возникновению класса предпринимателей и открытию, а также освоению Нового Света. Именно правительства осуществляли финансирование и покровительство торговым и географическим экспедициям, которые имели конкретные экономические и политические цели, обоюдно выгодные и предпринимателям, и державам.

В меркантилизме происходило отождествление национального торгового баланса (притоку золота в казну) с национальной безопасностью. Это отождествление приводило к возникновению обостренного соперничества между европейскими державами за экономические ресурсы Нового Света. И это было проявлением агрессивного меркантилизма или империализма. Ведь каждая империя стремилась подчинить под свой контроль наибольшее количество заморских колониальных территорий. И с помощью эксклюзивной торговли на этих территориях монархи стремились обеспечить непрерывный поток слитков золота и других значимых экономических ресурсов в метрополию.

В течении долгого периода времени в мировой экономике Нового времени находилось немного места для транснациональных компаний и независимых мини-государств. Таким образом можно утверждать, что мировая экономика XIX века и начала XX века была не космополитической, но интернациональной. Она была национальной экономикой, заключенной в границах государств, ведущих экономические отношения. И именно национальная экономика играла тогда огромную роль.

Экономический национализм (меркантилизм) как наиболее ранний в современный период подход к пониманию функционированию принципов международной экономики основывался на принципе главенства политики над экономикой. Политические интересы державы определяли развитие национальной экономики, индустрии, а также правила и приоритеты внешней торговли. Внутренний рынок был подчинен государственному интересу. Правительство определяло условия внешнеэкономических отношений и проводило политику протекционизма по отношению к местным производителям. Это была политика защиты местных производителей от конкуренции с иностранными производителями с помощью пошлин и торговых барьеров.

Правительства европейских стран прибегали к подобным мерам, так как стремились увеличить национальный доход. Такая экономическая политика получила название «меркантилизм». Ее сутью является создание отечественными торговцам и предпринимателям льготных условий при помощи пошлин, квот и других ограничений на пути свободной торговли между странами.

Данная политика приводила к разнообразным «экономическим войнам» между европейскими державами. Но этот факт не останавливал правительства европейских стран от принятия все новых и новых протекционистских шагов по защите собственных национальных производителей. Ведь среди торговцев, политиков и экономистов было весьма широко распространено мнение, что «торговые войны», наоборот, укрепляют государственную мощь уже тем, что препятствуют оттоку денег из страны за вырученные импортные товары в страны-производители, что может привести к искаженному торговому балансу и опустошению казны.

Эти тенденции нашли свое место во многих воззрениях и теоретических работах различных известных философов, политиков и экономистов. Так, например, в 1667 г. на территории России иностранным торговцам запрещалось торговать друг с другом. Лишь при Петре I этот указ был отменен. Известный американский политик и экономист, Александр Гамильтон, подчеркивал первостепенную значимость развитой индустрии для независимого существования страны и превосходство индустрии над сельскохозяйственным сектором (в противовес Томасу Джефферсону, чьи воззрения были схожи с воззрениями французских физиократов). Поэтому Александр Гамильтон стремился в 1789 г. создать систему тарифных барьеров для поощрения развивающихся национальных мануфактур и индустрии Соединенных Штатов и препятствовать проникновению промышленных товаров из Старого Света в Новый Свет. Однако, индустрия — также не единственный источник государственной мощи, вопреки тому, что считал А. Гамильтон. Самодостаточное и самообеспечивающие основные национальные потребности в продуктах питания сельскохозяйственное производство приводит к снижению затрат на импорт продуктов питания, что также необходимо для эффективного развития индустрии и создания уравновешенного торгового баланса с другими странами.

Немецкий философ Иоганн Готлиб Фихте (1762-1814 гг.) в труде «Замкнутое торговое государство» (Der geschlossene Handelsstaat) (1800 г.) применял принцип территориального суверенитета в области экономики (по аналогии со государственным суверенитетом). Фихте утверждал, что все экономические отношения граждан государства с иностранными торговыми партнерами должны осуществляться при посредничестве правительственных агентов. Фихте полагал, что следует прекратить свободную торговлю между странам. Международная торговля должна стать монополией держав. Следует также прекратить свободный обмен валюты и ограничить выезд граждан за рубеж.

Правительства европейских территориальных государств в Новое время прибегали к политике меркантилизма, несмотря на то, что внешнеэкономическое развитие в целом, одновременно усиливает конкуренцию на некоторых внутренних рынках. В дальнейшем меркантилистские воззрения сменились новыми идеями экономического либерализма.

Влияние теории и политики неомеркантилизма на тарифные ограничения

Lesbian weddingДо Второй мировой войны рост торговли был ограничен массивными дисфункциональными явлениями в мировой экономике. Они включали высокие тарифные барьеры на торговлю, партикулярные межгосударственные соглашения, широко распространенную картелизацию местной и международной индустрии. Как отмечает К.Р. Макконел, в конце 1930-х гг. международная торговля упала к половине предыдущего пика. Международные потоки капитала, которые имели фундаментальную важность в ранние годы роста, были ограничены частным и общественным контролем, так что они сократились до 1/5 от прежнего довоенного объема. Это привело к очередной эскалации американо-японских и американо-европейских торговых конфликтов. Отчасти неомеркантилизм и привел ко второй мировой войне. Но неомеркантилистские идеи не прекратились и во второй половине XX века.

На международной арене, согласно меркантилистским воззрениям, происходит постоянная борьба между государствами за экономические ресурсы. Считается, что богатство и экономический потенциал определяют престиж государства, его жизнеспособность и мощь. Теория меркантилизма связывает воедино мощь государства и его благосостояние. Согласно меркантилистским воззрениям, экономическая активность должна быть подчинена интересам и целям государства — национальной безопасности, военной силе, его выживанию на международной арене.

В рамках парадигмы нео-меркантилистского подхода к международной торговле, стороны, вовлеченные в конфликт, усматривают в проигрыше другой стороны выигрыш для себя, и наоборот. Более того, в этом конфликте с «нулевой суммой» конфликтующие стороны зачастую вступают в противостояние руководствуясь представлениями, принципиально отличающимися и не позволяющими поиск политического компромисса. Каждая из конфликтующих сторон старается нанести другой стороне максимальный урон и предотвратить любой выигрыш другой стороны. Такое соревнование не ограничено взаимоотношениями между двумя сторонами, но и влияет на поведение других участников на международной арене. Каждая из сторон пытается увеличить выгоду, получаемую от торговли и ограничить прибыль, которую получает противоположная сторона. Причем, очень часто этот конфликт не ограничен взаимоотношениями в области внешней торговли. Однако такой подход к международной торговле является во многом ошибочным, о чем будет подробно рассмотрено в заметке, рассматривающей экономический либерализм в международной торговле.

Собственная относительная прибыль или преимущество (relative gain) и уменьшение дохода других держав ставилась как более важная задача внешней политики территориальных государств стран Европы, чем общая прибыль (mutual gain), достигаемая с помощью сотрудничества в осуществлении международной торговли. Нео-меркантилистскую точку зрения можно сформулировать так: даже если национальные государства не опасаются за собственное физическое выживание, они обеспокоены тем, что уменьшение их мощи (power capabilities) относительно других держав ограничит их политическую автономию или снизит их возможность разрешать в свою пользу политические разногласия с союзниками и противниками.

Существовал и продолжает существовать до сих пор также и «оборонительный меркантилизм». Цель политики «оборонительного» экономического национализма или меркантилизма ― индустриализация и поддержание национальной индустрии в качестве конкурентоспособной с промышленностью других государств. Таким образом, государству отводилась весьма важная, с точки зрения меркантилистов, функция защиты развивающейся или упадочной национальной экономики от внешних политических и экономических сил. Местные производители требовали от правительства принятия «защиты» от потока иностранных товаров, а также дополнительных мер по охране существующих, уже сложившихся цен на товары, производимые местными производителями.

Доводы в пользу тарифов и квот для защиты от конкуренции со стороны импорта имеют много различных форм. Например, американские производители пытались всячески закрепить внутренний рынок сбыта за американскими фирмами и предприятиями. Но не обязательно «то, что хорошо для GM, хорошо и для американцев», ― так можно оценить современные предпочтения американских потребителей.

Среди аргументов неомеркантилистов существуют и неэкономические доводы, например, достижение таких целей, как национальная безопасность или снижение безработицы за счет ограничения свободной торговли. Если не ввести тарифные и не-тарифные ограничения на пути импортных товаров, утверждают сторонники нео-меркантилизма, то государство получит меньшую сумму налогов.

Тем не менее, американский экономист Пол Кругман отвергает взаимосвязь между падающим уровнем жизненных стандартов в США и снижающейся способностью американских фирм доминировать на внешних мировых рынках. Он считает, что снижение внутренней производительности труда объясняет падение жизненных стандартов в США. Тоже самое, по его мнению, происходит в Европе и Японии. По мнению Кругмана, прогресс в жизненном уровне должен следовать за увеличением производительности труда внутри страны. Даже если всемирная торговля возросла по сравнению с прежними послевоенными показателями 1950-60-х гг., стандарты национального жизненного уровня определяются внутренними факторами, а не конкуренцией на мировых рынках. Согласно его мнению, безусловно, на международной арене всегда и постоянно существует соперничество за статус и власть. Те государства, экономический рост которых происходит быстрее, приобретают более значимое положение в международной иерархии. Но нельзя утверждать, согласно Кругману, что рост экономики одной экономически развитой страны снижает жизненные стандарты другой. Хотя, безусловно, рост экономики одной страны снижает статус другой державы в международной иерархии.

Подводя итоги нео-меркантилистского подхода к международной торговле, можно прийти к следующим выводам.

Во-первых, международная экономика и торговля ― это не только игра или конфликт с «нулевой суммой». Во-вторых, меркантилизму была присуща ошибка в идентификации денег (в металлах и купюрах) с реальным богатством. Реальное богатство и экономическое развитие страны определяется не только наличием золота в казне. Причем, некоторые современные страны отказались от этого стандарта. Да и к тому же, всего золотого запаса такой страны, как США не хватит для обеспечения всех банкнот Федерального казначейства, находящихся в обращении во всем мире. Богатство нации обусловлено также уровнем развития промышленности и сельского хозяйства, людскими ресурсами и степенью их квалификации, наличием природных полезных ископаемых, географическим расположением страны, ее престижем и репутацией и тому подобным.

В-третьих, протекционизм выгоден для развивающейся индустрии, Однако высокий уровень протекционизма приводит к отсутствию конкуренции, к сращиванию государственных структур, финансовых и промышленных кругов, и к стагнации местной индустрии, к ее слабой развитости. Более того, сильная роль государства в протекции экономики является недостаточным условием для жизнеспособности национальной экономики ― также важна организация производственных сил в самой индустрии и сельском хозяйстве.

В-четвертых, экономический национализм не предоставляет удовлетворительную теорию внутригосударственного общества, государства и внешней политики. Меркантилизм рассматривает общество как унитарное единство. Внешняя торговая политика в нем выражена в формуле национального интереса. Но общество всегда плюралистично. Внешняя торговая политика есть результат конфликтов внутри различных групп каждого общества, которые преследуют свои специфические интересы. Поэтому, чрезмерное, неуравновешенное и несбалансированное преследование меркантилистских целей и протекционистской торговой политики — катастрофично.

© Hulio

Реклама от GoogleAdvertisment
опубликовать статью в журнале
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 748

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *