Местное и муниципальное управление

Местное самоуправление как форма демократии: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во СПбГУП, 2011. — 23 с.

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Ввведение в основы местного и муниципального самоуправления

Данное учебное пособие по предмету «Местное самоуправление как форма демократии» составлено на основе требований федеральных, региональных и вузовских стандартов с учётом специфики организации учебного процесса. Изучение предлагаемого пособия позволит студентам усваивать теоретический материал курса лекций.

Предлагаемое Вашему вниманию учебное пособие является дополнением к учебному пособию Коваленко Н.Е. «Местное самоуправление как форма демократии» (Санкт-Петербург: Издательство СПбГУЭФ, 2008. 296 с.). Несмотря на относительную стабильность российского института местного самоуправления, в современной российской политике произошли многочисленные и далеко идущие по своему значению и последствиям события, а также трансформации данного политического и правового института. Поэтому, не умаляя значимости одной из фундаментальных работ учёного, в предлагаемом учебном пособии дополнены и развиты основные темы и разделы учебного пособия Н.Е. Коваленко, актуализируются и раскрываются новеллы в российском конституционном праве, а также анализируются особенности современного российского местного самоуправления.

Местное самоуправление как форма народовластие

Актуальность изучения основ местного самоуправления обусловлена необходимостью совершенствования методов разработок и практики применения управленческих решений, а также обеспечения функционирования муниципального права в Российской Федерации. Востребованность данного анализа также детерминирована необходимостью исследования субъектного потенциала развития основ местного самоуправления, прежде всего, активизации деятельности органов местного самоуправления. Недостаточная изученность особенностей функционирования местного самоуправления, отсутствие четких представлений об организационных формах обеспечения муниципальной практики в условиях формирования аппарата местного самоуправления, развития новых видов муниципалитетов также актуализирует дальнейшее изучение данной отрасли.

Наряду с указанными выше причинами, эффективное и организованное самоуправленческое начало в современной политико-правовой практике выступает в качестве одной из основ демократического общества, в котором совместно с государственными приоритетами не только признается, но и гарантируется соблюдение местных (муниципальных) интересов. Местное самоуправление способствует приближению локальных управленческих технологий и практик к гражданам, предотвращает отчуждение местных властвующих институтов от общества. В связи с этим в России, избравшей путь демократизации, исследование организационных основ системы местного самоуправления чрезвычайно актуально.

Исходя из актуальности рассматриваемой проблемы, весьма перспективным для дальнейшего изучения является осмысление состояния и развития местного самоуправления, а также комплексное изучение действующей системы местного самоуправления, анализ системных свойств, которые представляют ее специфические элементы и во многом определяют вектор ее дальнейшей трансформации. Соответственно, изучение основных системных параметров транзита местного самоуправления от системы бюрократического администрирования к системе непосредственной самоорганизации социально и политически активных граждан и их представителей представляет не только теоретико-концептуальную, но и практическую ценность.

Местное самоуправление является институтом публичной власти, локально приближенным к населению, а также институтом гражданского общества. Институты территориального общественного самоуправления являются территориальной формой самоорганизации граждан по месту их проживания и создаются резидентами на добровольной основе в рамках институализованных основ общественной самодеятельности.

Для осуществления местного самоуправления необходимо наличие определенных условий: некоторой степени солидарности местных резидентов в отстаивании собственных экономических, общественных и политических интересов, а также осознания необходимости согласования этих интересов с региональными и общегосударственными. Кроме того, для осуществления местного самоуправления необходимо наличие существенных материальных и финансовых ресурсов, а также регламентированное правовыми нормами разграничение полномочий между институтами государственной власти и институтами местного самоуправления.

Практика и традиции местного самоуправления предшествовали становлению государства как политического института и примерами тому служат общинное или городское самоуправления античного мира или средневековья. Именно поэтому государство не только делегирует институтам местного самоуправления властные полномочия, но также местное самоуправления изначально интегрировано в общую систему государственного управления. Одновременно местное самоуправление представляет собой действенный институт осуществления политической власти, который в совокупности с принципом делегирования властных полномочий детерминирует управленческие процессы в современном демократическом и плюралистическом государстве. Соответственно, институты местного самоуправления способствуют демократизации и плюралистичности политических процессов и государственного управления, взаимодействуя при этом с правительственными учреждениями и ведомствами. Кроме того, местное самоуправление как технология управления «малыми географическими пространствами» является менее бюрократизированной управленческой практикой, в большей степени адаптированной к местной политической культуре. Таким образом, местное самоуправление является действенной формой организации властных институтов на местной уровне и выражает многообразие всей практики социально-политической деятельности граждан в локальном политическом поле.

В настоящее время местное самоуправление понимается как важнейший элемент гражданского общества, как суть применения принципа народовластия. Одной из общепризнанных основных идей современного конституционализма является народовластие. Институты народовластия находятся в неразрывной связи с иными институтами политической системы общества. Являясь самостоятельным научным понятием, «народовластие» интегрирует в себе философские, политические и правовые идеи. Однако, основные характеристики понятия «народовластия» находятся в сфере изучения политической науки. Наиболее полным и всесторонним будет определение «народовластия» как основополагающего принципа демократического государства, выражающегося в признании народного суверенитета.

Местное самоуправление как форма народовластия представляет систему самоорганизации общественно-экономической и политико-правовой деятельности граждан, тем самым, обеспечивая самостоятельное решение местным населением или их представителями многих актуальных локальных проблем, связанных с процессом управления муниципальной собственностью в интересах всех резидентов определенного территориального сообщества. Существенной характеристикой местного самоуправления является осуществление населением непосредственно или через представителей самостоятельного управления собственными делами. Таким образом, местное самоуправление следует охарактеризовать как целенаправленный процесс управления, который обусловлен активным функционированием институтов представительства на локальном уровне.

В современной российской политико-правовой практике именно на Конституции Российской Федерации как на основополагающем документе зиждется вся российская система правового регулирования. Россия провозглашена в качестве демократического государства (п.1 ст.1), в котором народ выступает как носитель власти на федеральном, региональном и местном уровнях (п.1-2 ст.3). Исходя из данных конституционных положений, перечисленные критерии формируют основы существования народовластия как правовой категории, обуславливающей функционирование институтов демократического государства и признание народного суверенитета. Однако на современном этапе в России созданы лишь предпосылки для формирования гражданского общества и народного самоуправления на региональном и муниципальном уровнях, и дальнейшее развитие этих институтов зависит от последующих демократических реформ.

Теория местного самоуправления

Местное самоуправление как политико-правовой институт анализируется в социально-философском контексте как образец самоорганизованного социального действия; в политико-правовом – в качестве одного из способов реализации гражданами принципа народовластия в решении местных вопросов; а также как функциональный вид профессиональной деятельности по управлению локальными социальными экономическими процессами. Смысл, который вкладывался в понятие «местное самоуправление», зависел от времени, места и обстоятельств появления той или иной дефиниции, от политических убеждений того, кто ее давал. Многие теоретические положения или концепции местного самоуправления обосновывают идею о том, что граждане, активно участвуя в функционировании институтов местного самоуправления, способны гораздо эффективнее регулировать местные политические, правовые, социальные и экономические процессы, чем чиновники государственных ведомств и бюрократических организаций при иерархическом и централизованном управлении.

В теории муниципального права сформировались несколько основных концепций организации местного самоуправления:

Теорию «свободной общины» сформулировали на основе концепций естественного права, а также бельгийского права, немецкие ученые XIX в. К.-Ф. Гербер, Г. Аренс, Э. Мейер, О. Лабанд, О. Ресслер. Апологеты данной теории полагали, что право членов общины и их представителей на самоуправление является таким же неотчуждаемым правом, как и все остальные «естественные» права и свободы человека, поскольку община исторически сформировалась раньше государства. Именно поэтому государственные властные институты обязаны признать право общин на самоуправление и ограничить тотальное вмешательство во внутренние дела общины. Однако, данная теория, описывая исторические «естественные» права европейских общин, сформировавшихся на протяжении столетий, не позволяла обосновать применение данных «прав» на самоуправление для крупных муниципальных объединений (департаментов или регионов), сформированных непосредственно государством.

Сторонники общественной (общественно-хозяйственной) теории самоуправления (Р. Моль, В.Н. Лешков) разграничивали полномочия государства как политического института и общины как автономной социальной общности, обращаясь в своем обосновании данного принципа к признанию свободы и возможности осуществления территориальными общинами своих социально-политических и функционально-хозяйственных компетенций. В связи с этим славянофил В.Н. Лешков видел именно в русской артели и общине способность к самоуправлению и самодеятельности, подавляемые жесткой антинародной правительственной регламентацией петровского периода и антигуманной опекой государственных чиновников над частными лицами (Лешков, 2010). А сторонник общественной теории местного самоуправления А.И. Васильчиков полагал, что именно «та система и окажется лучшей, которая соблюла одновременно интерес государственный и пользу общественную, не пожертвовала нравственной и умственной самостоятельностью народа для величия страны, местными нуждами для общих польз и согласила, насколько соглашение возможно, порядок со свободой» (Васильчиков, 1872, С. IX). Таким образом, апологеты данной концепции разграничивали полномочия государственных ведомств и локальных сообществ, соотнося интересы местных общин и государства как частного с общим, отдавая приоритет первому. Однако существенный недостаток данного подхода к функциям местного самоуправления обусловлен сопоставлением прав самоуправляющихся территориальных общностей с гражданскими объединениями и организациями, членство в которых является добровольным, в то время как принадлежность к самоуправляющимся территориальным образованиям обусловлена местом проживания гражданина.

Наиболее известными сторонниками концепции государственной теории самоуправления были немецкие ученые XIX века Л. Штейн и Р. Гнейтс, а в России второй половины XIX в. – В.П. Безобразов и А.Д. Градовский. Согласно их воззрениям, источником полномочий местного самоуправления, как одной из разновидностей государственного управления, является непосредственно государственная власть. Например, Л. Штейн полагал, что учреждения местного самоуправления, не являясь государственными образованиями, сформированы государством как суверенным (верховным) политическим институтом и функционируют только на основе делегированных им государством полномочий (Штейн, 1874). Таким образом, именно поскольку местное самоуправление более эффективно осуществляется непосредственно местными жителями, чем назначенными правительством государственными чиновниками, постольку правительственные министерства и ведомства делегируют институтам местного самоуправления решение отдельных актуальных проблем местной социально-экономической практики.

Основополагающий тезис концепции дуализма муниципального управления основан на обосновании двойственного принципа функциональных полномочий учреждений местного самоуправления. Органы местного самоуправления, самостоятельно регулируя некоторые аспекты локальных социально-экономических процессов, выполняют определенные государственные функции (Кутафин, Фадеев, 1997, С. 45-49). Более того, в том случае, если органы муниципального управления, осуществляя функции регулирования социальными и экономическими процессами, оказывают влияние на иные сферы деятельности, то их активность следует рассматривать как элемент государственного управления. Соответственно, функциональная двойственность институтов местного самоуправления основана на том, что учреждения местного самоуправления решают локальные проблемы, тем самым, осуществляя функции государственного управления на местном уровне.

Основная идея теории социального обслуживания подчеркивает ведущую роль институтов местного самоуправления в осуществлении функции социального обслуживания жителей муниципального образования, то есть оказания услуг населению определенного муниципального образования для повышения их благосостояния и жизненного уровня.

Таким образом, многообразие концепций и теоретических подходов к сущности функциональных полномочий органов местного самоуправления обусловлено множеством форм реализации местного самоуправления.

Модели местного самоуправления

Выделяя основные типы организации системы местного самоуправления, представляется возможным отметить два наиболее ярких примера: систему самоуправления США как пример англо-саксонской модели и французскую как пример континентально-европейской. Исследуя европейско-континентальную и американскую практику самоуправления, французский общественный деятель А. де Токвиль (1805-1859 гг.) отмечал, что многие европейские революции ликвидировали местные традиционные властные институты и подчинили граждан тотальному контролю и гнетущей опеке государственных ведомств и чиновников. Более того, тенденция к централизации демократических государств превзошла те пределы, о которых даже не помышляли апологеты абсолютистской монархии. Токвиль утверждал: «государство постоянно расширяет свои прерогативы, становится более централизованным, предприимчивым, абсолютным и всемогущим. Граждане находятся под неусыпным надзором правительственных учреждений. Каждый день незаметно для себя они жертвуют государству новую частицу своей личной свободы. Эти люди, которые время от времени опрокидывают троны и попирают королей, – эти люди все легче и легче, не оказывая никакого сопротивления, подчиняются первому желанию любого государственного служащего» (Токвиль, 2000, С. 494). Данная модель взаимоотношения гражданина и государства, свойственная унитарным государствам, предполагает сочетание прямого государственного управления на местах и местного самоуправления (Франция). Другая модель, свойственная федеративным государствам, обуславливает сознательное ограничение центром сферы своего влияния на политическую практику регионов (США).

Действительно, в США организация местного самоуправления предполагает многообразие его форм в субъектах федерации и даже в пределах одного штата в городских и сельских поселениях. У местного самоуправления в США есть глубокие исторические корни. Америка первооснователей, страна с открытыми возможностями для каждого, была примитивным аграрным обществом, незатронутым индустриальной революцией. Демократическая политическая философия в североамериканских колониях основывалась на представлениях о государстве и обществе как добровольных объединениях, способствуя федеративной концепции государства в американской политической мысли. Среди принципов пуританства, приведших к демократии, следует назвать собрания левых пуритан или конгрегационалистов (Congregationalists). Принцип самоуправления и демократии в церкви (так как они равны перед Богом) приводил их к выводам о том, что все могут принимать участие в обсуждении вопросов на собраниях в маленькой общине (Hofstadter, 1989).

Именно в силу того, что американский народ любит управлять посредством участия в многочисленных органах территориального общественного самоуправления и совершенно различных социально-политических типов устройства бывших американских колоний, и был введён принцип федерализма в американской демократии. И это была первая федерация в своём классическом виде, одновременно закрепившая конституционный принцип республиканского централизма (1787 г.). Таким образом, федерализм США консолидирует (сплачивает) систему органов государства и систему органов местного самоуправления.

Принцип демократизма в местном самоуправлении также обуславливает, что в США большинство публичных властных должностей – выборные и очень мало назначаемых должностей. В США центральные партии, которые имеют представительства на местах, активно участвуют в выборах в местные органы государственной власти и самоуправления, и поэтому могут влиять на политическую активность жителей регионов, тем самым, предоставляя им возможность решать наиболее актуальные социально-политические проблемы. Данный феномен политической жизни и есть, в понимании американцев, настоящая демократия, однако американская демократия предполагает исключительно высокую культуру участия граждан в локальной и региональной политике, демократию участия (Barber, 1995). И именно поэтому в американских штатах укоренено местное самоуправление и в США по-прежнему работает «демократия малых пространств».

Пример Франции демонстрирует иную социально-политическую практику, в отличие от американской демократии и федерализма. Специфика системы самоуправления во Франции, обусловленная историческими событиями и процессами конца XVIII – начала XIX веков, и весьма отличается от истоков возникновения местного самоуправления в США. Французская община (коммуна), сформировалась на церковно-приходской основе на протяжении длительного исторического периода. Учредительное Собрание, упразднив власть феодальной аристократии, упразднило и исторически сформировавшееся деление Франции на земли и провинции. С тех пор территориальной единицей местного управления стал департамент, что привело к бюрократической централизации, осуществляемой с 1800 г. в процессе административной реформы Наполеона Бонапарта и создания института префектов.

Появление института префектов во французском аппарате административного управления аргументировалось необходимостью соблюдения единства и неделимости нации. Региональное многообразие, присущее феодально-монархической системе управления во Франции, было упразднено посредством формирования департаментов, управляемых назначенными представителями центральной власти, которым были предоставлены многочисленные полномочия для администрирования подведомственных им территорий. Данная сверхцентрализованная система управления просуществовала во Франции почти 200 лет, в том числе на основе Конституции 1958 г., вплоть до 1982 г. Таким образом, во Франции сформировалась традиция целенаправленного строительства системы муниципального управления, в которой самоуправление и гражданская инициатива поощрялись властями лишь в виду неэффективности государственного централизованного управления местными делами. Следует отметить, что в последнее время французские подходы к самоуправлению становятся всё более гибкими, что проявилось в уменьшении полномочий префектов с 1980-х гг., а также в значительном ослаблении контроля вышестоящих инстанций самоуправления над нижестоящими в системе административной иерархии (Местное…, 2006).

Генезис местного самоуправления в России

В XVI веке в России произошла замена системы «кормления» (местного управления через наместников и волостелей) губными и земскими учреждениями, что обусловило дальнейшее развитие местного самоуправления. В 30-е годы XVI века в уездах совместно с наместниками функционировали выборные всесословные губные учреждения, в деятельности которых принимали участие помещики, служилые люди и крестьяне. Подтверждение назначения избираемых в губную избу на всеуездном съезде губного дьяка, старосты или головы из числа дворян и детей боярских происходило в Москве. В 1555 г. Иван IV ввел земские учреждения, которые были наделены экономическими, финансовыми, полицейскими и судебными полномочиями, однако лишены всесословного представительства (в их функционировании не принимали служилые люди). В XVII веке происходит становление приказного и воеводского управления, когда губные учреждения функционировали под управлением воевод. При этом земским учреждениям удалось сохранить право независимо осуществлять свои финансовые и экономические функции.

В период правления Петра I усилились государственное вмешательство и бюрократическая опека над учреждениями местного самоуправления. В 20-е годы XVIII века бурмистерские палаты и земские избы под председательством бурмистра сменили магистраты и суд отделился от администрации. В дальнейшем эти представительные учреждения были упразднены преемниками Петра I, и вся полнота управления была передана губернаторам.

В последней четверти XVIII века, в период правления Екатерины II из всех сословий были созданы учреждения с некоторыми функциями местного самоуправления. Так, некоторые вопросы местного значения регулировались деятельностью «приказов общественного презрения», избиравшихся из всех трех сословий по два человека от каждого. В городах также сформировались учреждения, именовавшиеся «общая городская дума», представители которых выбирали исполнительный орган – «шестигласную думу». Таким образом, в последней трети XVIII в. в России были сформированы основы городского самоуправления.

Основной целью земской реформы 1864 г. и городской реформы 1870 г. являлось развитие системы учреждений местного самоуправления в России. В результате земской реформы, основанной на «Положении о губернских и уездных земских учреждениях» от 1 января 1864 г., в губерниях и уездах сформировались выборные земские собрания и избираемые земские управы. Земское избирательное право ограничивалось имущественным цензом, а выборы в уездах осуществлялись на сословных началах и в них принимали участие отдельные съезды землевладельцев, городских представителей и селян. В волостях и отдельных сельских поселениях функционировали следующие институты крестьянского самоуправления:
― сельский сход, на котором избирались сельский староста, сборщик податей, сельский писарь и другие выборные должности;
― волостной сход (объединявший административную единицу и состоящий из нескольких сельских обществ), на котором избиралось волостное правление, волостной старшина, волостной писарь, сотские, десятские и иные выборные должности.

Деятельность сельских учреждений самоуправления контролировалась непосредственно земскими начальниками.

Реформа городского самоуправления, основанная на «Городовом Положении» от 16 июня 1870 г., осуществлялась в соответствии с теми же принципами, что и земская реформа. Соответственно, в последней четверти XIX в. в России функционировали две системы местного самоуправления: земское и городское самоуправление.

При Александре III в соответствие с «Положением о губернских и уездных земских учреждениях» от 1890 г. усилилась роль сословного начала в избрании и деятельности учреждений местного самоуправления: возросла роль дворянства, а крестьяне были лишены возможности выбирать гласных. Также произошла тенденция к усилению надзора и контроля губернаторов за деятельностью учреждений местного самоуправления. В соответствии с «Городовым Положением» от 11 июня 1892 г. трехклассная система, учрежденная «Положением» от 1870 г., была заменена одним избирательным собранием всех городских избирателей, а также было ограничено пассивное избирательное право и был увеличен имущественный ценз. Несмотря на консервативный и охранительный характер реформ местного самоуправления, развитие земского и городского самоуправления в последней трети XIX в. и в начале ХХ в. привело к утверждению принципа всесословности и институализации основ местного самоуправления в России.

После октябрьской революции 1918 года учреждения земского и городского самоуправления были упразднены, а некоторые из них были инкорпорированы в аппарат местных Советов народных комиссаров. Согласно Конституции РСФСР 1918 г. система областных, губернских, уездных и волостных съездов, городских и сельских Советов как учреждений государственной власти, избираемых на основе многостепенных выборов, была основана на единстве и их непосредственном подчинении центральной власти. Конституцией СССР 1936 г. была упразднена практика съездов Советов и было введено всеобщее, равное, прямое избирательное право, а также принцип тайного голосования в местные Советы. Местные Советы и избираемые ими распорядительные органы – исполнительные комитеты – рассматривались советскими теоретиками государства и права как представительные учреждения, не только принимающие решения и обеспечивающие их исполнение, но и осуществляющие контроль за выполнением данных решений. Попыткой исправить несовершенство советской системы местного самоуправления и ее реформирования стало принятие Закона СССР «Об общих началах местного самоуправления и местном хозяйстве в СССР» от 09.04.1990 г, в котором упоминалась «коммунальная собственность» как объект приложения усилий учреждений местного самоуправления и Закона РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР» N 1550-1 от 06.07.1991 г. Однако данные реформы советской системы местного самоуправления не обеспечили необходимую основу для материальной и организационной самостоятельности учреждений местного самоуправления. Таким образом, местное самоуправление как институт и как форма реализации народовластия на региональном и локальном уровне не получила должной институализации и развития в царской и советской России.

Правовые основы местного самоуправления в РФ

Теоретико-методологические концепции, раскрывающие политико-правовую сущность местного самоуправления в современной отечественной и в зарубежной юридической науке весьма разнообразны. Муниципальное право как отрасль научного знания и прикладной деятельности включает принципы, регулирующие муниципально-территориальное деление и обуславливающие процесс регулирования и формирования муниципально-территориального устройства; систему учреждений местного или территориального общественного самоуправления, статус, полномочия, привилегии и иммунитет депутатов представительных учреждений местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления. В некоторых работах, в частности по муниципальному праву, местное самоуправление характеризуется как система организационно-правового, ресурсного обеспечения деятельности населения и учреждений местной власти по решению вопросов локального значения (Муниципальное право, 1998, С.6-8). В муниципальном праве выделяются также процессуальные нормы, регламент функционирования учреждений местного самоуправления, учреждений территориального общественного самоуправления, депутатов и выборных должностных лиц местного самоуправления.

Местное самоуправление является комплексной, многосоставной сферу общественных отношений, обеспечиваемой многочисленными отраслями права. Как отмечает профессор УрГЮА, судья Конституционного суда РФ А.Н. Кокотов, «основы местного самоуправления закладываются на уровне конституционного регулирования» (Кокотов, 2004, С. 54). В конечном итоге, местное самоуправление как предмет научного знания и объект применения правовых отношений регулируется многочисленными отраслями национального права, а также международного права.

Основополагающим международным документом в сфере местного самоуправления служит «Европейская хартия местного самоуправления» (была принята в Страсбурге 15 октября 1985 г.). Концептуальное основу для учреждения, формирования и развития национальных систем местного самоуправления предоставляет п.1 ст.6 Хартии, обуславливающий самостоятельное определение местными органами власти своей административной структуры, удовлетворяющей местным потребностям, для осуществления более эффективного управления.

Положения Европейской Хартии оказали существенное влияние на выработку современной концепции местного самоуправления в России, основные принципы которой отражены в Конституции РФ (статьи 8,9,12,130,131,132,133 и др.) и Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (закон о МСУ) от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ (недействующая редакция). Так, основываясь на нормах Конституции Российской Федерации и положениях Европейской Хартии местного самоуправления, Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ (ст.1) определил местное самоуправление как одну из основ конституционного строя Российской Федерации, как форму осуществления народом своей власти, то есть как одну из разновидностей демократии на местном уровне.

Конституция Российской Федерации закрепляет признанное международным сообществом право на местное самоуправление и его независимость от органов государственной власти (ст.12), содержит общие нормы о самостоятельном формировании населением органов и должностных лиц местного самоуправления (ст.130; ст.131). Таким образом, местное самоуправление осуществляется и регулируется на основе и в соответствии с Конституцией РФ, ФЗ № 131, а также иными федеральными законами, конституциями, уставами и законами субъектов РФ и уставами муниципальных образований.

Правовой основой местного самоуправления являются законодательство о местном самоуправлении и уставы муниципальных образований, которые принимаются представительными органами местного самоуправления или населением непосредственно (ч.2 ст.1 ФЗ № 131) и подлежат государственной регистрации. Законодательное регулирование субъектами РФ основных аспектов местного значения осуществляется в соответствии с Конституцией РФ и ФЗ № 131. Федеральные законы, законы субъектов РФ, определяющие нормы муниципального права, не должны вступать в коллизию (противоречие) с Конституцией РФ и ФЗ № 131, и не могут ущемлять гарантированные права для субъектов местного самоуправления. При выявлении противоречия местного законодательства нормам муниципального права, содержащихся в Конституции РФ и ФЗ №131, приоритет отдается положениям Конституции РФ и ФЗ № 131. Следует также отметить, что действие ФЗ № 131 относится ко всем республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономным областям, а также автономным округам на территории Российской Федерации. При этом законы о местном самоуправлении, принятые законодательными собраниями в субъектах РФ до вступления в силу ФЗ № 131, и противоречащие указанному федеральному закону, не подлежат применению и должны быть пересмотрены и изменены в соответствии с указанным выше Федеральным Законом.

Среди специальных актов, принятых высшими судебными инстанциями по вопросам, касающимся правового положения и деятельности органов местного самоуправления, в том числе и касающихся учредительной деятельности, можно назвать: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 мая 1996 г. № 13-П; Постановление Конституционного Суда РФ от 16 октября 1997 г. № 14-П; Постановление Конституционного Суда РФ от 3 ноября 1997 г. № 15-П, что является дополнительной формой контроля за деятельностью учреждений местного самоуправления и способствует развитию муниципального права.

Итак, учреждения местного самоуправления, являясь элементами самоуправления и самоорганизации на локальном уровне и взаимодействуя с системой государственных институтов, а также, будучи включенными в процесс государственного управления, в решение общенациональных задач, действуя на основе принципов, характерных для сущности любой государственной власти (обязательность решений для исполнения, возможность принуждения), являются институтом публичной власти (абзац третий пункта 2 мотив. части Определения Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 года № 435-О-О), представляющей совокупность государственной власти и власти местного самоуправления.

Система местного самоуправления в Российской Федерации

Конституционно-правовые нормы и Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ закрепляют основы местного самоуправления и принципы развития системы местного самоуправления. Например, часть 1 ст. 131 Конституции РФ устанавливает, что структура и организация работы органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно. Данная конституционная установка не запрещает федеральному, региональному законодателю вводить те или иные схемы организации местной власти. Однако, как указывает А.Н. Кокотов, подобное законодательное регулирование должно быть вариативным, предусматривать разные модели организации местной власти (Кокотов, 2004, С. 56).

Не менее значимым конституционным принципом выступает многообразие организационных форм местного самоуправления. Согласно п.п.1,2 ст. 34 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольный орган муниципального образования и иные органы местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования; наличие в структуре органов местного самоуправления представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования, местной администрации (исполнительно-распорядительного) органа муниципального образования является обязательным. Таким образом, федеральный законодатель, с одной стороны, закрепляет круг обязательных органов местного самоуправления, а с другой – не устанавливает их исчерпывающего перечня и, тем самым, не препятствует населению муниципальных образований в Российской Федерации самостоятельно определять их разновидности.

Общие положения о формировании органов и должностных лиц местного самоуправления также содержатся в отдельных статьях Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ: в ст.ст. 34-39, посвященных представительным органам; главам муниципальных образований; местной администрации; контрольным органам; избирательным комиссиям муниципальных образований. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусматривает разнообразные виды учредительной юридической деятельности на территории муниципального образования с участием соответствующего представительного органа: территориальное общественное самоуправление или самоорганизацию граждан по месту их жительства на части территории поселения для самостоятельного и под свою ответственность осуществления собственных инициатив по вопросам местного значения (п.1 ст. 27); принятие устава муниципального образования и внесение в него изменений и дополнений (п.7 ст. 27); определение порядка принятия решения о создании, реорганизации и ликвидации муниципальных учреждений (п.9(6) ст. 35).

К числу федеральных законов, содержащих отдельные нормы относительно муниципального учредительного процесса, относятся: Федеральный закон от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями), а также Федеральный закон от 26 ноября 1996 г. N 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (с изменениями и дополнениями). Среди законодательных нормативных актов, определяющих структуру органов местного самоуправления, действующих на территории Российской Федерации, особо следует выделить законы субъектов Российской Федерации в сфере местного самоуправления. Примером данного вида источника в структуре нормативно-правового регулирования учредительного процесса в системе местного самоуправления является Указ Президента РФ от 3 июня 1996 г. № 802 «О поэтапном формировании муниципальных органов охраны общественного порядка», в котором устанавливаются организационные, правовые и материальные условия для поэтапного формирования муниципальных органов охраны общественного порядка в соответствии с законодательством Российской Федерации и соответствующего субъекта Российской Федерации, а также необходимость предусматривать в уставах муниципальных образований выборность населением руководителей муниципальных органов охраны общественного порядка.

Следует также отметить, что федеральное законодательство указывает два вида органов местного самоуправления: 1) органы, формирующиеся на основе выборов – выборы органов местного самоуправления являются обязательными (в соответствии с Европейской хартией местного самоуправления, Конституцией Российской Федерации и ст.9 Федерального закона № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 года); 2) органы, формирующиеся невыборным путем – в результате назначения, делегирования части полномочий, кооптирования и т.д. (комиссии, комитеты, департаменты, отделы, подразделения). Среди форм местного самоуправления следует также отметить местный референдум (ст.22 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ) как непосредственное осуществление населением муниципальных образований прямого волеизъявления путем голосования по решению или обсуждению важных вопросов местного значения, отнесенных к компетенции местного самоуправления законодательством Российской Федерации.

Таким образом, систему органов местного самоуправления составляют:
1. Представительные органы местного самоуправления – собрания представителей местного населения, которые избираются непосредственно гражданами, проживающими на территории муниципального образования. Срок, на который избираются органы местного самоуправления, составляет не менее двух и не более пяти лет (п.1 ст.8 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).
2. Глава муниципального образования – выборное должностное лицо, возглавляющее деятельность по осуществлению местного самоуправления на территории муниципального образования.
3. Администрация муниципального образования, осуществляющая управленческую деятельность и объединяет специализированные исполнительные органы – комитеты, департаменты, отделы, управления.

Финансирование местного самоуправления

В отношении местного самоуправления Конституция Российской Федерации, закрепляя гарантии его экономической и финансовой самостоятельности, предусматривает, что учреждения местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, а также устанавливают местные налоги и сборы (статья 12; статья 132, часть 1).

Степень финансовой самостоятельности учреждений местного самоуправления определяется их бюджетной компетенцией, которая закрепляется Конституцией Российской Федерации и действующим законодательством (абзац шестой пункта 2.1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 17.06.2004 N 12-П). Соответственно, деятельность муниципальных образований как публичных субъектов в силу статьи 15 (части 2) Конституции Российской Федерации должна осуществляться в финансово-бюджетной сфере исключительно на правовых основаниях и в пределах, дозволенных Конституцией Российской Федерации и действующим законодательством (абзац четвертый пункта 2.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2004 года N 12-П; абзац четвертый пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2003 года N 16-П).

Правовые основы самостоятельности местного самоуправления согласно ФЗ № 131 (п.2 ст.1) обуславливают наличие материальных и финансовых ресурсов. Экономической основой местного самоуправления в Российской Федерации, в соответствии с п.1 ст.49 ФЗ N 131, являются различные материально-финансовые ресурсы: имущество (муниципальная собственность), местный бюджет, а также имущественные права муниципального образования.

Коммунальная собственность включает имущество, предназначенное для осуществления отдельных государственных полномочий, для обеспечения деятельности учреждений местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, создаваемое или приобретаемое учреждениями местного самоуправления за счет принадлежащих им средств, а также передаваемое безвозмездно государственными институтами и иными субъектами (ч.2-4 п.1 ст.50).

В собственности муниципальных образований могут находиться предприятия и учреждения, имеющие важное значение для обеспечения населения коммунально-бытовыми и социально-культурными услугами (ч.8-9 п.2 ст.50). Учреждения местного самоуправления правомочны самостоятельно проектировать и составлять планы социально-экономического развития территории в пределах своих полномочий (ч.6. п.1 ст.17 ФЗ №-131). Учреждения местного самоуправления также обладают правом организовывать и осуществлять международные и внешнеэкономические связи (ч.8 п.1. ст.17), однако в законе не определен их статус и не установлен порядок регулирования данных отношений.

Финансовой основой местного самоуправления является местный бюджет (ст. 52 ФЗ №-131). Самостоятельность учреждений местного самоуправления в финансовой сфере обусловлена невмешательством иных институтов государственной власти в процесс составления и исполнения бюджета, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Бюджет муниципального образования в Российской Федерации представляет собой финансовый документ по учету и расходованию финансовых поступлений для осуществления функций местного самоуправления. Основными доходными статьями местного бюджета, согласно п.1. ст.55 ФЗ №-131 являются: средства самообложения граждан; доходы от местных, региональных и федеральных налогов и сборов; безвозмездные поступления из других бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, включая дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности муниципальных образований, субсидии и иные межбюджетные трансферты и другие безвозмездные поступления; доходы от имущества, находящегося в муниципальной собственности; часть прибыли муниципальных предприятий, остающейся после уплаты налогов и сборов и осуществления иных обязательных платежей; штрафы, установление которых в соответствии с федеральным законом отнесено к компетенции органов местного самоуправления; добровольные пожертвования.

Бюджетные и имущественные права, предоставленные ФЗ №-131 учреждениям местного самоуправления позволяют формировать и реализовывать местные бюджеты, распоряжаться муниципальными предприятиями и получать доходы от их деятельности. Самостоятельное управление формированием и реализацией бюджетных расходов усиливает экономическую самостоятельность и эффективность хозяйственной деятельности учреждений местного самоуправления, позволяет развивать территориальную инфраструктуру. Таким образом, местные бюджеты являются совокупностью экономико-правовых отношений, способствующих территориальному перераспределению доходов, гарантирующих определенный уровень жизни и качество жизни населения, обеспечивая при этом стабильность функционирования системы местного самоуправления.

Участие учреждений местного самоуправления как института представительства интересов в процессах, связанных с экономико-хозяйственной деятельностью, определяется также нормами гражданского и предпринимательского права. Гражданский Кодекс РФ, в части, касающейся муниципальной собственности (часть 1, ст.124-126, 215, 294), муниципальных унитарных предприятий (часть 1, ст.294); а также другие федеральные законодательные акты закрепляют и регулируют основы местного самоуправления в бюджетно-финансовой сфере.

Анализ действующего законодательства в сфере регулирования финансов и бюджета местного самоуправления показывает, что в современной России последовательно развивается концепция самостоятельности местного самоуправления. Данный процесс позволяет надеяться, что с расширением экономических и финансовых прав учреждений местного самоуправление позволит развивать инфраструктуру городских и сельских поселений, а также улучшать качество жизни населения на подведомственных территориях. Данные тенденции в организации самоуправления являются существенным фактором реализации конституционных прав и свобод граждан на участие в решении местных дел.

Местное самоуправление в Санкт-Петербурге

С 1993 г. и до 1997 г. в Санкт-Петербурге не существовало местного самоуправления и только летом 1997 г. Законодательным собранием г. Санкт-Петербурга были приняты законы о территориальном устройстве Санкт-Петербурга и о местном самоуправлении в Санкт-Петербурге. В соответствии с законом Санкт-Петербурга от 25 июля 2005 года № 411-68 «О территориальном устройстве Санкт-Петербурга», весь Санкт-Петербург был разделен на 111 муниципальных образований, 81 из которых находятся в черте города, а остальные включают в себя города-спутники и поселки (внутригородские территории города федерального значения Санкт-Петербурга).

Полномочия учреждений местного самоуправления (муниципальных образований) Санкт-Петербурга значительно сокращены по сравнению с полномочиями органов местного самоуправления других регионов России и их деятельность в настоящее время регулируется, кроме вышеперечисленного законодательного акта, следующими законами и нормативными актами:
• Закон Санкт-Петербурга «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге» от 23 сентября 2009 года N 420-79 (с изменениями от 14 марта 2011 года);
• Закон Санкт-Петербурга от 14 ноября 2008 г. N 681-118 «О выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга» (с изменениями от 15 июня 2010 г.);
• Закон Санкт-Петербурга от 15.02.2000 N 53-8 «О муниципальной службе в Санкт-Петербурге» (в ред. Закона Санкт-Петербурга от 20.07.2006 N 348-54);
• Закон Санкт-Петербурга от 20.07.2006 N 348-54 «О Реестре муниципальных должностей в Санкт-Петербурге» (в ред. от 28.02.2011 г);
• Постановление Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от 10.05.2001 N 367 «О «Часе муниципальных образований»» от 01.08.2001 г.
• Определение Конституционного Суда РФ от 05.06.2003 N 274-О;
• Определение Конституционного Суда РФ от 31.05.1999 N 60-О;
• Определение Уставного суда Санкт-Петербурга от 26.12.2000 N 001-4.

Правовым основанием для ограничения полномочий местного самоуправления в Санкт-Петербурге является абз. 1-2 пункт 3 статьи 79 Федерального Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (ред. от 20.03.2011 г.) «Перечень вопросов местного значения, источники доходов местных бюджетов внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга определяются законами субъектов Российской Федерации – городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга исходя из необходимости сохранения единства городского хозяйства. Установленные настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами источники доходов местных бюджетов, не отнесенные законами субъектов Российской Федерации – городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга к источникам доходов бюджетов внутригородских муниципальных образований, зачисляются в бюджеты субъектов Российской Федерации – городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга». Предусмотренные федеральными законами полномочия органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения осуществляются органами местного самоуправления внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в том случае, если соответствующие вопросы определены как вопросы местного значения законами субъектов Российской Федерации – городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга.

Аналогичные правовые нормы, ограничивающие права местного самоуправления были внесены в Налоговый Кодекс, абз. 4-6 пункт 4 статьи 12 которого устанавливает, что «местные налоги в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге устанавливаются настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации о налогах, обязательны к уплате на территориях этих субъектов Российской Федерации […] Местные налоги вводятся в действие и прекращают действовать на территориях городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в соответствии с настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации. При установлении местных налогов представительными органами муниципальных образований (законодательными (представительными) органами государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) определяются в порядке и пределах, которые предусмотрены настоящим Кодексом, следующие элементы налогообложения: налоговые ставки, порядок и сроки уплаты налогов, если эти элементы налогообложения не установлены настоящим Кодексом. Иные элементы налогообложения по местным налогам и налогоплательщики определяются настоящим Кодексом. Представительными органами муниципальных образований (законодательными (представительными) органами государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) законодательством о налогах и сборах в порядке и пределах, которые предусмотрены настоящим Кодексом, могут устанавливаться налоговые льготы, основания и порядок их применения».

Анализ перечисленных выше нормативных актов демонстрирует, что существенное ограничение полномочий учреждений местного самоуправления необходимо только для сохранения единства городского хозяйства и только в том случае, если исполнение определенной функции учреждением местного самоуправления явно и существенно угрожает нарушению единства городского хозяйства, то такое полномочие может быть исключено из компетенции учреждения местного самоуправления. При этом сам концептуальный термин «единство городского хозяйства» способствует амбивалентному толкованию в качестве городского хозяйства или как хозяйствования в субъекте Российской Федерации – городе федерального значения. Однако все вышеперечисленные правовые нормы вовсе не означают, что федеральные законы, устанавливающие полномочия учреждений местного самоуправления, в Санкт-Петербурге не действуют. Тем не менее, приходиться констатировать, что делегирование полномочий учреждениям местного самоуправления Санкт-Петербурга и его пригородов не сопровождается делегированием им надлежащих источников дохода и передачей соответствующих объектов, способных существенно увеличить доходы муниципальных образований.

Список источников и литературы по курсу

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Коваленко Н.Е. (2008) Местное самоуправление как форма демократии: учеб. пособие. – Санкт-Петербург: Изд-во СПбГУЭФ. – 296 с.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Астафичев П.А. (2004) Народное представительство и парламентаризм: конституционные проблемы / Под ред. Г.Н. Комковой. – Орел: Изд-во Орловского государственного университета. – 218 с.
2. Безобразов В.П. (1882) Государство и общество. Управление, самоуправление и судебная власть: Статьи. – СПб.: Типография В. Безобразова и Ко. – 760 с.
3. Васильчиков А.И. (1872) О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений. В 3-х тт. – Т. 1. – СПб.: Тип. В.В.Пратц. – 460 с.
4. Гражданский кодекс (ГК РФ) Часть 1 (с изменениями и дополнениями) // «Российская газета» от 8 декабря 1994 г. N 238-239.
5. Денисов А.И. (1999) Становление местного самоуправления в Санкт-Петербурге в 1995- 1998 гг. // Становление местного самоуправления в Российской Федерации. – Вып. 12. – С. 59-77.
6. Закон Санкт-Петербурга «О территориальном устройстве Санкт-Петербурга» от 30 июня 2005 года № 411-68 (с изменениями, внесенными Законом Санкт-Петербурга от 28 февраля 2011 года N 51-22) // «Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга» от 14.03.2011 N 9.
7. Закон Санкт-Петербурга «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге» от 23 сентября 2009 года N 420-79 (с изменениями, внесенными Законом Санкт-Петербурга от 14 марта 2011 года N 65-29) // «Санкт-Петербургские ведомости» от 22.03.2011 г. N 49.
8. Закон Санкт-Петербурга от 14 ноября 2008 г. N 681-118 «О выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга» (с изменениями, внесенные Законом Санкт-Петербурга от 15.06.2010 N 338-83) // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. — N11 от 28.06.2010 г.
9. Закон Санкт-Петербурга от 15.02.2000 N 53-8 «О муниципальной службе в Санкт-Петербурге» (в ред. Закона Санкт-Петербурга от 20.07.2006 N 348-54) // Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга от 31.07.2006 г.
10. Закон Санкт-Петербурга от 20.07.2006 N 348-54 «О Реестре муниципальных должностей в Санкт-Петербурге, Реестре должностей муниципальной службы в Санкт-Петербурге и предельных нормативах размеров оплаты труда депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга, членов выборных органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге, выборных должностных лиц местного самоуправления в Санкт-Петербурге, осуществляющих свои полномочия на постоянной основе, муниципальных служащих в Санкт-Петербурге» (в ред. Закона Санкт-Петербурга от 28.02.2011 N 51-22) // «Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» от 14.03.2011 г.
11. Кокотов А.Н. (2004) Муниципальное право в Российском праве: понятие, назначение и структура // Правоведение. – № 3. – C. 54-62.
12. Кутафин О.Е., Фадеев В.И. (1997) Муниципальное право Российской Федерации: Учебник. – М.: Юристъ. – 428 c.
13. Лешков В.Н. (2010) Русский народ и государство / Сост., предисл., примеч. А.Д. Каплина; Отв. ред. О.А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации. – 688 с.
14. Местное самоуправление во Франции / Посольство Франции в России. – Москва: Сканрус, 2006. – 63 с.
15. Муниципальное право: вопросы и ответы / под ред. проф. А.И. Коваленко. – М.: Изд-во: «Новый юрист», 1998. – 160 с.
16. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 N 146-ФЗ (принят ГД ФС РФ 16.07.1998) (ред. от 28.12.2010) // «Российская газета». от 06.08.1998 г. N 148-149.
17. Определение Конституционного Суда РФ от 05.06.2003 N 274-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности абзаца второго пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и жалобы администрации муниципального образования «Смольнинское» на нарушение той же нормой конституционных прав и свобод» // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2003. – N 6.
18. Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 435-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фориса Константина Михайловича на нарушение его конституционных прав абзацем десятым подпункта 2 пункта 1 статьи 49 Земельного Кодекса Российской Федерации» // «Вестник Конституционного Суда РФ». – 2009. – № 1.
19. Определение Конституционного Суда РФ от 31.05.1999 N 60-О «По делу о проверке конституционности положений статей 4, 5 и 6, части второй статьи 7 и статьи 9 Закона Санкт-Петербурга «О порядке регистрации уставов муниципальных образований Санкт-Петербурга»» // Собрание законодательства РФ. — 07.06.1999. – N 23. – ст. 2891.
20. Постановление Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от 10.05.2001 N 367 «О «Часе муниципальных образований»» (вместе с Положением о порядке рассмотрения вопросов в рамках «Часа муниципальных образований») // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. – N 7-8 от 01.08.2001 г.
21. Постановление Конституционного Суда от 16 октября 1997 года, № 14-П по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 49 Федерального закона от 28 августа 1995 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // «Российская газета» от 23 октября 1997 г.
22. Постановление Конституционного Суда от 3 ноября 1997 года, № 15-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26 ноября 1996 г. «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления в связи с запросом Тульского областного суда» // «Российская газета» от 12 ноября 1997 г.
23. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2003 г. № 16-П по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 81 Закона Челябинской области «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Челябинской области» в связи с запросом Челябинского областного суда: // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 46. – ст. 4509.
24. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2004 г. N 12-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 155, пунктов 2 и 3 статьи 156 и абзаца двадцать второго статьи 283 Бюджетного кодекса Российской Федерации в связи с запросами Администрации Санкт-Петербурга, Законодательного Собрания Красноярского края, Красноярского краевого суда и Арбитражного суда Республики Хакасия» // «Российская газета» от 25 июня 2004 г. N 134.
25. Постановление Конституционного Суда РФ от 30 мая 1996 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 58 и пункта 2 статьи 59 Федерального закона от 28 августа 1995 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изменениями от 22 апреля 1996 года)»» // «Российская газета» от 15 июня 1996 г. – N 112.
26. Токвиль А. де. (2000) Демократия в Америке; Пер. с франц. – М.: Весь Мир. – 560 с.
27. Указ Президента РФ от 3 июня 1996 г. № 802 «О поэтапном формировании муниципальных органов охраны общественного порядка» // СЗ РФ. – 1996. – № 23. – Ст. 2755.
28. Федеральный закон «О ратификации Европейской Хартии местного самоуправления» от 11 апреля 1998г. № 55-ФЗ // «Собрание законодательства Российской Федерации». – 1998. – №15. – Ст.2695. – N 36. – Ст. 4466.
29. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 22 апреля 1996 г. N 38-ФЗ, 26 ноября 1996 г. N 141-ФЗ, 4 августа 2000 года N 107-ФЗ.) // Собр. закон. РФ. – 2000. – N 32. – ст. 3330. (недействующая редакция)
30. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (закон о МСУ) от 06.10.2003 N 131-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральными законами от 08.05.2010 N 83-ФЗ и от 29.11.2010 N 315-ФЗ и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. – 06.10.2003. – N 40. – ст. 3822.
31. Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) // «Российская газета» от 15 июня 2002 г. N 106.
32. Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // «Парламентская газета» от 7 марта 2007 г. – N 34.
33. Федеральный закон «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» от 26 ноября 1996 г. N 138-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // «Российская газета» от 4 декабря 1996 г. N 232.
34. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. с послед. изм. // «Российская газета» от 18 октября 2005 г.
35. Федеральный закон «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 8 января 1998 г. № 8-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 2. – Ст. 224. (утратил силу).
36. Федеральный закон Российской Федерации «О государственной регистрации уставов муниципальных образований» от 21 июля 2005 г. N 97-ФЗ // «Российская газета» от 26 июля 2005 г.
37. Штейн Л. (1874) Учение об управлении и право управления с сравнением литературы и законодательства Франции, Англии и Германии: Руководство, изд. Лоренцом Штейном, проф. Венского ун-та, как основание его лекций / Пер. с нем. с предисловием И. Е. Андреевского, орд. проф. С.-Петербургского ун-та. – СПб.: изд.А.С.Гиероглифова. – 594 с.
38. Barber B. (1995) Participatory Democracy // Encyclopaedia of Democracy. – New York. – Vol. 3.
39. Hofstadter R. (1989) The American Political Tradition: And the Men Who Made it. – NY: Vintage books. – 560 p.

Вопросы к итоговой отчетности по курсу

1. Теоретико-методологические основы исследования проблем самоуправления
2. Принцип народовластия в современных теориях демократии
3. Самоуправление как форма народовластия
4. Взаимосвязь гражданского общества и местного самоуправления
5. Референдум как форма местного самоуправления
6. Соотношение понятий «самоуправление» и «местное самоуправление»
7. Понятие и основные признаки местного самоуправления
8. Эволюция концепций местного самоуправления
9. Специфика государственной теории самоуправления
10. Основные положения общинной теории местного самоуправления
11. Местное самоуправление как форма публичной власти
12. Основные положения Европейской Хартии местного самоуправления
13. Исторические формы самоуправления: зарубежный опыт
14. Особенности самоуправления в древнегреческом полисе
15. Особенности самоуправления в средневековом городе
16. История самоуправления в России (IХ – ХIХ вв.)
17. Особенности становления самоуправления в древней Руси
18. Самоуправление в боярских республиках Новгороде и Пскове
19. Содержание реформ местного самоуправления эпоху Ивана Грозного
20. Специфика проводившейся при Петре 1 реформы городского самоуправления
21. Реформа российского местного и сословного самоуправления в конце ХУШ века
22. Земское самоуправление: опыт и достижения (1864-1918 гг.)
23. Процедура формирования земских органов и учреждений
24. Основные источники доходов земских учреждений
25. Городское самоуправление в Российской империи в последней трети XIX в.
26. Опыт российского самоуправления на основе Советов (1918-1990 гг.)
27. Реформирование системы местного самоуправления на рубеже 1980-90-х гг.
28. Понятие «местное самоуправление» в Конституции Российской Федерации
29. История развития местного самоуправления в постсоветской России
30. Местное самоуправление в современной России
31. Права человека и местное самоуправление в Российской Федерации
32. Особенности российского межмуниципального сотрудничества
33. Финансово-экономические основы местного самоуправления в современной России
34. Актуальные проблемы формирования местного самоуправления в Российской Федерации
35. Современные зарубежные модели местного самоуправления
36. Характерные черты англосаксонской модели местного самоуправления
37. Французская (континентальная) модель местного самоуправления
38. Особенности коммунального самоуправления в современной Германии
39. Особенности функционирования иберийской модели местного самоуправления
40. Самоуправление в Санкт-Петербурге: исторический опыт и современное состояние

© Hulio

Вместе с этим читают:
Ван Эвера С. Методическое руководство для аспирантов-политологов
Политическая жизнь современной России
Социальный менеджмент
Тесты по политологии
Пособие по SPSS

Реклама от Google
вак
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 1231

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *