Партийная коалиция

Реклама от GoogleAdv
помощь рядом
 

Коалиционное правительство

Coalition governmentТермин «партия» происходит от латинского глагола partire – разделяю и в XVIII – первой половине XIX вв. данный термин имел негативный контекст, когда под партией понимали фракцию, то есть явление, вносящее раскол в общество. Однако в последней трети XIX в., в связи с появлением массовых партий в политической практике, партии стали рассматриваться как естественное явление политической жизни общества.

Современное понимание политических партий начало формироваться в конце XIX – начале ХХ в. Наиболее приемлемое определение предоставил немецкий социолог, профессор экономики Мюнхенского университета Макс Вебер (1864-1920 гг.), который полагал, что партии следует определить как общественные организации, опирающиеся на добровольный приём членов, ставящие целью завоевание власти для своего руководства и обеспечение активным членам соответствующих условий, как духовных, так и материальных, то есть для получения определённых материальных выгод или личных привилегий, либо для того и другого одновременно.

Политическую партию следует определить как институт, который выражает интересы определённой социальной группы (или многих групп) и стремится к завоеванию государственной власти для их реализации. С концепцией партийной деятельности связана концепция выборности, существующая для обеспечения народного суверенитета и представительства всех групп в политической системе общества посредством партий.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

По мнению главного научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН К.С.Гаджиева, партия является организованной группой людей, объединившихся для участия в политической жизни и преследующих цель завоевания политической власти. Таким образом, по мнению Гаджиева, партии призваны преобразовывать разнообразные интересы в альтернативные политические курсы и реализовывать их на государственном уровне, и с данным мнением трудно не согласиться, учитывая важный вклад политических партий в представительство интересов в современной политической системе общества. В этом качестве в большинстве случаев партии выражают интересы определённых социальных сил и призваны представлять эти силы в правительственных ведомствах, министерствах и парламенте.

При многопартийной системе за власть борются несколько партий, а если ни одна из них не получает большинства на выборах, то правительство формируется на коалиционной основе. Под коалицией понимается сознательное объединение партий для совместного достижения своих целей в относительно долгосрочной перспективе. Проблема составления партийных коалиций требует подробного изучения.

Коалицию следует отличать от объединения, когда партии кооперируются на базе «негативного консенсуса», а также от альянсов «временного большинства», заключаемых по сиюминутным основаниям. Партийная предвыборная коалиция образуется на период избирательной кампании и формируется в период выборов на весь срок полномочий выборного органа или на короткий срок (конъюнктурная).

Доминирующую роль в исследовании партийных коалиций и коалиционного взаимодействия в политической науке играют дедуктивные концепции, строящиеся на теории рационального выбора. В рамках таких концепций следует подразделить теории, исходящие исключительно из количественных критериев, таких как размер и состав партийной коалиции. Примером здесь может служить концепция «минимальной выигрышной коалиции», предложенная профессором политологии Рочестерского университета Уильямом Райкером (Riker; 1920-1993 гг.) в труде «The Theory of Political Coalitions», в соответствии с которой число объединившихся в коалицию политических акторов не должно превышать необходимое и достаточное для победы на выборах и формирования правительства. Согласно данной схеме, стремясь сделать собственное положение более весомым при распределении министерских портфелей, партии пытаются минимизировать количество союзников и выбирают наименьшую по размеру коалицию. Райкер полагал, что самой оптимальной коалицией является коалиция минимального преобладания (minimal winning coalition) ― минимальное парламентское большинство, в котором идеологическая близость не учитывается.

Согласно теории «конкурентного подкупа», Райкер утверждал, что состав такой коалиции определяет «взятка» должностями и назначениями, а структура правительства устанавливается в организационно-властной сфере, при которой принципиально-ценностное измерение в политике игнорируется. Одной из разновидностей указанной концепции является «модель с наименьшим числом партий», основанная на «теореме сделки». Суть её, как указывает профессор Виргинского университета Кэрол Мершон (Mershon) в работе «Costs of Coalition», заключается в том, что партии, желая сократить издержки по переговорам с потенциальными партнерами, будут выбирать те коалиционные конфигурации, в которых меньше всего участников. Одновременно постулируется, что коалиция с минимальным числом членов более маневренна и устойчива.

Дедуктивные концепции второй группы включают, помимо количественных, критерии близости партийных программ и политических предпочтений. Так, сторонники модели «минимального пространства» полагают, что сходство политических преференций облегчает процесс заключения соглашения между партиями. В качестве эмпирического показателя программных различий обычно берётся дистанция, разделяющая партии по лево-правому континууму. Чем меньше «дистанция» между партиями, тем вероятнее заключение коалиции между ними. Другой вариант подобной концепции — теория «минимально связанной коалиции», приверженцы которой ориентируются на идейную близость партий по лево-правой шкале. Согласно заключению профессора политологии университета штата Калифорния (Сан-Диего) Аренда Лейпхарта, ссылающегося в работе «Демократия в многосоставных обществах: сравнительное исследование» на результаты многочисленных исследований, последние две модели обладают реальной предсказательной силой.

Вместе с тем, прогностические возможности этих концепций вызывают у него серьёзные сомнения. Действительно, профессор социологии Амстердамского университета Абрам ДеСван (DeSwaan) в работе «Coalition Theories and Cabinet Formation» путём эмпирических наблюдений за процессами составления правительственных коалиций пришёл к выводу, что при составлении правительства из нескольких партий весьма распространена идейная близость партий, которая приводит к формированию сплошных коалиций (connected coalition) из идеологически смежных партий. Далее он выяснил, что наиболее распространённой формой составления партийных коалиций является не сплошная коалиция минимального преобладания (connected minimal winning coalition), а коалиция, в состав которой входит несколько больше участников, чем это необходимо для завоевания минимального парламентского большинства (oversized coalitions). Он также пришёл к выводу, что случаи составления коалиций из почти всех парламентских (grandcoalitions) весьма редки.

Принимая тезис о рациональной деятельности партий и признавая возможную валидность дедуктивных теорий при описании коалиционного поведения, следует также согласиться с тем, что подобные теории не позволяют адекватно интерпретировать многие результаты исследований. В связи с этим целесообразно принять положение индуктивной теории о необходимости более широких рамок анализа коалиционной политики.

Важнейшим достоинством дедуктивных концепций является их компактность, а главным недостатком — пренебрежение институциональными, региональными и субъективными особенностями. Даже в тех случаях, когда подобные теории демонстрируют высокую предсказательную силу, они не всегда объясняют полученные ранее результаты. В свою очередь, сторонники индуктивной модели впадают в другую крайность ― в анализ вводится слишком много переменных, следствием чего становится излишняя дескриптивность и склонность к объяснению коалиционной политики специфическими чертами страны. Вместе с тем представляется, что индуктивный и дедуктивный подходы имеют рациональные аспекты, позволяющее применять их для изучения коалиционного взаимодействия партий. Действительно, как отмечал российский политолог А.Н. Щербак, «дедуктивный подход чересчур абстрактен, индуктивный — слишком описателен, что делает неэффективным их использование в «чистом» виде». Однако, если попытаться совместить их сильные стороны, то можно избавиться и от абстрактности, и от описательности.

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль III. Часть 10. СПб., 2008. 51 с.

© Hulio

Реклама от GoogleAdvertisments
быстро дешево гарантия
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 310

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *