Политический конфликт

Политический конфликт в современном обществе

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Понятие, структура и особенности политического конфликта

ПОЛИТИЧЕСКИЙ
КОНФЛИКТ
В этой заметке представлен политологический анализ конфликта и конфликтного поведения как феномена (от греч. phainomenon — являющееся; явление) социально-политической практики современного общества. Под политическим конфликтом следует понимать такой способ взаимодействия людей, социальных общностей и политических институтов, при котором действия одной стороны, столкнувшись с противодействием другой стороны, вступают в противоречие с политическими целями или интересами своего противника или конкурента.

Для возникновения конфликта необходимы противоречия двух и более политических акторов, цели которых объективно или субъективно воспринимаются как несовместимые. Целью сторон или участников социально-политического конфликта является завоевание государственной власти, а также усиление политического влияния индивида или социальной группы.

Наибольшую значимость представляют те политические конфликты, которые связаны с распределением таких недостающих ценностей, как власть, материальные блага и социальный престиж. Наличие власти у одних неизбежно порождает стремление добиться перераспределения власти со стороны других, что сопровождается неизбежным развёртыванием политических конфликтов. Не меньшую роль в возникновении политического конфликта играют материальные блага и духовные ценности. Ресурсы в количестве, достаточном для удовлетворения потребностей всех членов общества, как правило, в современной экономике и политике отсутствуют. Нехватка определённых ресурсов, к которым стремятся различные социальные группы, влечёт за собой социально-политические конфликты. Поэтому разногласия и политические конфликты по поводу распределения весьма ограниченных ресурсов являются неизбежными. Таким образом, одной из важнейших причин возникновения и развертывания социально-политических конфликтов выступает неравное положение, которое занимают люди в обществе, в организациях и ассоциациях, связанное с властью и собственностью.

Такое явление, как компромисс, проявляется во взаимных уступках, соглашениях, в поисках того, что сближает участников конфликта, а не разделяет их. В демократических странах общепризнанным является согласование интересов противоборствующих и конфликтующих сторон. Предпосылкой политического компромисса является осознание конфликтующими сторонами общей ответственности субъектов политики за благополучие, стабильность, поиск решений в урегулировании сложных политических проблем и противоречий. Следует отметить, что эффективность политического компромисса очень высока, если он достигается на основе целостного решения, которое охватывает все стороны возникшей проблемы и все высказываемые способы их разрешения.

Изучение и осмысление политических конфликтов

Интерес к месту и роли конфликтов в политической жизни общества возник в Новое время, как и предпосылки для формирования теории конфликта, например, в трудах флорентийского государственного деятеля Никколо Макиавелли (1469-1527 гг.) и Томаса Гоббса (1588-1679 гг.). Насильственное принуждение и конфликт всегда являются вероятной и даже оптимальной моделью поведения в играх с нулевым результатом (суммой), особенно тогда, когда ресурсы ограничены, а выигрыш одной стороны воспринимается как проигрыш другой стороны. Т. Гоббс считал такую ситуацию естественным социально-политическим феноменом в догосударственном состоянии. И только государство как политический институт усмиряет эгоистичных индивидов, преследующих узкорациональные интересы.

В марксистской теории конфликта все столкновения социальных акторов (лат. actor — действующее лицо; деятель), а также граждан с государством рассматриваются через призму конфликта между господствующим классом и эксплуатируемыми массами. Таким образом, конфликт рассматривался Карлом Марксом (1818-1883 гг.) как конфронтация больших социальных групп и классов.

Профессор государственного права Венского университета, сторонник кантианской и гегельянской традиция в философии, Людвиг Гумплович (1838-1909 гг.) предложил несколько отличающуюся от марксисткой трактовку политического конфликта в обществе. Гумплович полагал, что при капитализме классовая борьба смягчается, так как политическое развитие в условиях капитализма ведёт к возрастанию прав низших слоёв общества. «Цивилизованное» государство отличается равноправием и законностью, либерально-демократическим режимом, парламентаризмом, участием различных социальных групп в принятии политически значимых решений, а также стремлением обеспечить всеобщее народное благосостояние, как материальное, так и духовное. Таким образом, Гумплович, стремившийся примирить гегельянство с кантианской традицией, предложил концепцию «либеральной демократии» как механизма для смягчения социальных и политических конфликтов.

В дальнейшем широкую известность получили подходы к проблеме социально-политического конфликта немецких социологов Г. Зиммеля и Р. Дарендорфа.

Анализируя значение конфликта в социально-политической жизни общества, немецкий социолог, профессор Страсбургского университета Георг Зиммель (1858-1918 гг.) утверждал, что пересечение множественных конфликтов может привести к значительной общей стабилизации противоречивой общественной структуры. Так, противостояние рабочих и предпринимателей в Германии конца XIX века было смягчено наличием конфликта между католиками и протестантами (Kulturkampf), а также присутствием популистских праворадикальных партий в Рейхстаге, которые своей демагогической пропагандой отвлекали рабочих от классовой борьбы. Напротив, сегментация и социокультурный раскол в обществе ведут к неуправляемости и к накоплению розни, вражды и политических противоречий. Так, потеря центристскими и либеральными партиями влияния в немецкой политике на рубеже 1920-30-х гг. создала ситуацию кризиса и поляризации германского общества, что и привело к установлению нацистской диктатуры.

Пристальное внимание проблеме социально-политического конфликта уделяет немецкий социолог, профессор Сент-Энтони колледжа Оксфордского университета Ральф Дарендорф, который рассматривает наличие политического конфликта в социальных процессах как естественное явление, не обязательно угрожающее стабильности. Данная ситуация обусловливает различие интересов и ориентаций субъектов политики, ведет к антагонизмам, взаимным трениям и, соответственно, к структурным изменениям самого общества. Социально-политические конфликты объективно порождаются самим ходом общественного развития. Однако, вместе с тем, Дарендорф не отрицает возможности общества воздействовать на изменение протекания политического конфликта. При защите своих интересов различные социально-политические силы в процессе конфликта, постоянно сталкиваясь друг с другом, могут добиваться решений, обеспечивающих им определённые выгоды без радикальных преобразований общества посредством некоторых институциональных изменений политической системы или политического режима.

Таким образом, общества различаются не присутствием или отсутствием политического конфликта, а только различным отношением к нему. Например, в политике общества США конфликт интересов различных социальных и этнических групп рассматривался как естественное явление, вызванное социальной стратификацией и экономической дифференциацией (расслоением). В то время как в СССР политический конфликт рассматривался как нежелательное явление, вносящее раскол в единство социалистического общества. Однако подавление политического конфликта способствует его обострению, а его рациональное регулирование ведёт к контролируемой эволюции общества.

Социально-политический конфликт рассматривался профессором университета Брэндис в Бостоне Льюисом Коузером (1913-2003 гг.) как естественный элемент социального процесса, как социальная норма и как неизбежное следствие столкновения интересов групп и индивидов. Поэтому Коузер прямо наделил социально-политический конфликт стабилизирующей и интегративной (от лат. iteger ― целый; сплачивающей) функцией. Вместе с тем, любое общество представляет собой относительно прочную, стабильную, хорошо интегрированную структуру элементов; каждый элемент общества имеет свою функцию, тем самым, способствуя сохранению всего социума.

Более того, несмотря на свои деструктивные качества, как и другим социально-политическим явлениям, политическим конфликтам присущи не только дисфункциональные (негативные) последствия, но и позитивные аспекты, которые могут проявляться с большей силой, чем дисфункциональные. В качестве примера можно привести конфликт между правительством и парламентской оппозицией. Данный вид политического конфликта не только создаёт угрозу достигнутому статус-кво, но и способствует стабилизации и интеграции общества посредством институционализации конфликта и его протекания в стенах парламента как политического института.

Одним из популярных направлений исследования насильственных политических конфликтов в 1950-60-е гг. стала проблема политического насилия и агрессивного поведения в политике. Ведущей тенденцией в этих исследованиях стала «социальная этология» (греч. ethos — обычай, нрав, характер; наука о поведении животных), связанная с именем известного австрийского ученого-биолога, бывшего члена НСДАП, Конрада Лоренца (1903-1989 гг.). Данное направление изучает политические конфликты на всех уровнях, в том числе и между индивидуумами. Политические конфликты между индивидуумами обусловлены столкновением интересов, например, конфликт в день выборов между американскими супругами, один из которых республиканец, а другой ― демократ. Конфликты интересов в полной мере имеют социальный контекст, например, бойкот коммуниста коллегами по работе в американском рабочем коллективе в 1950-е гг.

Типология политических конфликтов

Для различных обществ роль политического конфликта оценивается по-разному, что связано с особенностями политической культуры регионов и отдельных стран. В различных политических системах можно проследить два подхода к восприятию социально-политического конфликта:

* в закрытых (недемократических) обществах конфликты разделяют общество на враждебные группы и подрывают иллюзорную возможность достижения коллективного согласия. Результатом данных политических процессов может стать разрушение социальных связей и самой политической системы посредством революционного насилия. В таких обществах правящая элита стремится устранить политические конфликты с целью создать иллюзию всеобщей социальной гармонии, единомыслия и всеединства, как, например, в Испании во время правления Франциско Франко с 1939 г. до 1975 г. Однако от этого политические конфликты не исчезают, а эскалируют и обостряются. Поскольку противоречия своевременно общества не разрешаются, а игнорируются, данные политические конфликты трансформируются в насильственные, неинституциональные формы. Причём, вместо многочисленных частных конфликтов в обществе возникает один макроконфликт, например, революция или бунт;

* в открытых (демократических) обществах, которые по своему устройству имманентно (изначально) предрасположены к конфликтным ситуациям, политическим конфликтам даётся политико-правовое разрешение. В данных типах общества функционируют определённые политико-правовые институты (например, Конституционный суд, институт выборов и сменяемость правящей элиты), которые способствуют разрешению политических конфликтов и поиску согласия. Институционализация политических конфликтов в таких политических системах обеспечивает нормальное функционирование политического режима.

Итак, конфликт занимает важное место в политической жизни общества, а политика является средством урегулирования социально-политических конфликтов. Несмотря на многочисленные исторические примеры деструктивных последствий социально-политических конфликтов, они способствуют эволюции политической системы общества и её отдельных институтов, препятствуя их стагнации, позитивно влияя на развитие политико-правовых институтов и отношений политических акторов (лат. actor — деятель; действующих лиц политики). В таком случае, политический конфликт в его ненасильственных и институализированных формах является одним из естественных феноменов политической жизни современного общества. Политический конфликт, несмотря на издержки и его деструктивные аспекты, следует считать важным фактором социально-политического развития, совершенствования политической системы и политического режима.

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль III. Часть 11. СПб., 2008. 31 с.

Конфликтогенный потенциал российской политики

Стремительно увеличившееся количество самых разнообразных политических конфликтов, особенно в последние две декады, в эпоху кардинальной трансформации политической практики российского общества, обуславливает пристальное внимание к политическим конфликтам и консенсусу как феноменам политической действительности. Как справедливо отмечает профессор Института мировых цивилизаций (г.Москва) С.Л. Прошанов, «развитие современного российского общества обусловило необходимость научного осмысления проблемы политических конфликтов, исследования факторов их воспроизводства в условиях трансформирующихся политических процессов, соответствующих политическим ценностям и нормам переходного периода» (Прошанов, 2008, С. 6). И, как утверждает профессор Воронежского государственного университета А.В. Глухова, в России политические конфликты приобрели особую остроту, так как в современной России «сложился целый кризисный комплекс, взаимоналожение нескольких глубоких деформаций – общецивилизационного, российского этнического, демографического, социокультурного, политического кризисов, а их отражением становится жёсткая поляризация политических сил» (Глухова, 2000, С. 5).

Конфликты в условиях российской социально-экономической и политико-правовой действительности приобрели особую значимость, поскольку одной из самых опасных тенденций современного социально-политического развития стало заметное увеличение количества, остроты и деструктивности социально-политических конфликтов на самых различных уровнях российской политической практики (локальном, региональном и федеральном). Согласно мнению ведущего научного сотрудника Центра анализа социально-политических процессов Института социологии РАН Л.И. Никовской, «проявления политической конфликтности в современном российском обществе подтверждают формирование предпосылок конфликта между представителями государственной власти и плюрализмом гражданских интересов, за которыми стоят общественно-политические группы гражданского общества, вызванные к жизни ходом демократических преобразований политической сферы» (Никовская, 2006, С. 83). Именно поэтому в современных условиях политические конфликты являются основным фактором, создающим угрозу безопасности Российской Федерации, фактором, который существенно замедляет становление демократического политического режима, правового государства и гражданского общества.

Основными причинами социально-политической напряжённости в российском обществе являются проблемы социального и экономического характера. Многие наиболее интенсивные социально-политические конфликты в российской политике имеют ярко выраженный региональный аспект. Недостатки социально-экономической политики региональных и муниципальных властей провоцируют политические конфликты между региональной государственной властью и местными органами самоуправления; в структурах региональных органов государственной власти между исполнительной и законодательной ветвями власти, а также в структурах местного самоуправления; между местными властями и избирателями; между малым бизнесом и мэриями крупных городов; между социально ущемлёнными группами населения, муниципальными и региональными властями (Роговая, 2008). В ряде регионов России социальное недовольство коренного населения приобретает явно выраженное антииммиграционное проявление.

Более того, «в российской политической системе осуществляется представительство интересов, главным образом, различных элитных группировок, но не массовых слоёв общества. Российская политическая система по-прежнему […] чересчур персонифицирована», и, согласно мнению ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН В.И. Пантина, в «силу этих общих дисфункций политической системы в ближайшие 5-10 лет не исключены очередные политические кризисы, конфликты и потрясения» (Пантин, 2008, С. 39). Данное предположение особенно актуально в связи с экономическим кризисом 2008-2009 гг. и невозможностью государства осуществлять финансирование многих социальных целевых программ.

Отсутствие одобряемого современным российским обществом общепризнанного политического консенсуса обуславливает потенциальную нестабильность российского политического режима. Как отмечает профессор Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева Г.И.Козырев, «из-за дефицита толерантности в российском обществе, нередко человек, имеющий иное мнение, воспринимается как враг, хотя для «инакомыслящих» больше подходит понятие «оппонент» (лат. opponens – возражающий; лицо, имеющее противоположное мнение и выступающее с критикой в споре) (Козырев, 2008, С. 39). Более того, согласно мнению сотрудника института Европы РАН А.А. Куликова, «российская политическая элита уже почти 20 лет живёт без консенсуса, а относительная политическая стабильность курса страны, – по мнению аналитика Куликова, – обеспечивается исключительно жёсткими рамками президентской власти», в то время как «ни правые, ни левые в их современном институциональном и идейном состоянии не могут сформировать разумную альтернативу так называемой ‘партии власти’» (Куликов, 2008).

Проблема отсутствия ярко выраженного политического консенсуса в современном российском обществе усугубляется тем, что, по мнению сотрудника Института философии и права Уральского отделения РАН В. Мартьянова, «вынужденную деполитизацию общества, скептицизм и разочарование не следует отождествлять с конформизмом и лояльностью» (Мартьянов, 2006). В отсутствие целостной официальной идеологии отношения власти и общества всё чаще принимают материально-денежный характер, когда российские граждане отвыкли ориентироваться на общие с представителями государственной и политической власти идеи и ценности.

Именно поэтому российские проправительственные интеллектуальная и политическая элиты заинтересованы в поиске формулы или системы верований и убеждений, способных обеспечить национальное согласие. Первой подобной попыткой стало стремление первого заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации В.Ю. Суркова теоретически обосновать оксюморон (греч. oxymoron«острая глупость»; нарочитое сочетание противоречивых понятий) «суверенная демократия» как концепт формирования государственной власти «исключительно российской нацией во всём её многообразии и целостности ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами, социальными группами и народами, её образующими» (Сурков, 2007, С. 21-26). Затем понятие «суверенной демократии» было сформулировано идеологами партии «Единая Россия» в «Плане Путина»: «Реализуя стратегию качественного обновления страны на принципах суверенной демократии [выделено автором], мы исходим из неотъемлемого права свободного российского народа самостоятельно определять свою историческую судьбу, распоряжаться национальным достоянием в интересах всей нации, каждого гражданина» (Предвыборная…, 2007).

Концепт «суверенная демократия» был раскритикован не только ведущими Санкт-Петербургскими политологами (О дискуссии…, 2007), но также и ведущими российскими политиками. Так Д.А. Медведев выступил с критикой данного термина, заметив, что концепты «суверенитет» и «демократия» являются разными понятийными категориями и сравнивать их нельзя: «Если же к слову «демократия» приставляются какие-то определения, это создаёт странный привкус. Это наводит на мысль, что всё-таки речь идет о какой-то иной, нетрадиционной демократии» (Медведев, 2006). Во время встречи с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» Президент РФ В.В. Путин также отметил, что «суверенная демократия, на мой взгляд, это спорный термин. Это всё-таки небольшое смешение. Суверенитет – это нечто такое, что говорит о качестве наших взаимоотношений с внешним миром, а демократия – это наше внутреннее состояние, внутреннее содержание нашего общества» (Встреча…, 2007). Впоследствии Д.А. Медведев отмечал приверженность классическим определениям, в то же время не находя расхождений с прокремлёвскими идеологами относительно принципа суверенной демократии. Демократия, по его мнению, «может быть эффективной только в условиях полноценного государственного суверенитета, а суверенитет, как независимость государственной власти внутри страны и вне её, может давать свои результаты только в условиях демократического политического режима» (Медведев, 2007, С. 502).

В дальнейшем, в Послании Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации указываются следующие основополагающие ценности, «устои нашего общества, наши нравственные ориентиры […] общее представление о которых и делает нас единым народом, Россией […] то, от чего мы не откажемся ни при каких обстоятельствах»: справедливость, свобода, семейные ценности и патриотизм» (Послание…, 2008). Однако, как заметил президент Фонда эффективной политики Г. Павловский на заседании клуба «4 ноября», темой которого стало «Либерально-консервативное направление развития российской политики в свете Послания Президента РФ Федеральному Собранию», сегодня патриотизм не является политическим приоритетом: «… какой теперь патриотизм – теперь все патриоты. И Френкель в тюрьме патриот». Павловский также отметил, что «теперь нужны иные сигналы, чтобы изменить идеологические приоритеты в политике». Поэтому, согласно его мнению, «Президенту предстоит борьба за консенсус в элитах» (Павловский, 2008). И действительно, «консолидация российской элиты возможна только на одной платформе – для сохранения эффективной государственности в пределах существующих границ. Все остальные идеологемы вторичны», – отмечал Д.А. Медведев ещё в бытность первым заместителем Председателя правительства России (Медведев, 2005). Таким образом, в современной российской политике отсутствуют эффективные политико-правовые институты, способные смягчить многочисленные политические конфликты, а консенсус российских политических элит и масс граждан основан на пассивной аполитичности и формальной лояльности политическому режиму до тех пор, пока стратегия избегания конфликтного политического поведения является выигрышной с точки зрения подсчёта издержек и затрат.

Список литературы

1. Встреча Президента РФ В.В. Путина с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» 14 сентября 2007 года, г. Сочи // Официальный сайт Президента Российской Федерации. Режим просмотра: http://www.kremlin.ru/appears/2007/09/14/2105_type63376type63381type82634_144011.shtml
2. Глухова А.В. (2000) Политические конфликты: основания, типология, динамика. М.: Эдиториал УРСС. 280 с.
3. Козырев Г.И. (2008) «Враг» и «образ врага» в общественных и политических отношениях // Социологические исследования. № 1. С. 31-39.
4. Куликов А.А. (2008) Доживем ли до консенсуса? Власть и «лево-правая» оппозиция едины только в своей непримиримости друг к другу // Независимая газета. 3 апреля.
5. Мартьянов В. (2006) Проблемы-2008 не существует // Политический журнал. № 31-32 (126-127). 28 августа. Режим просмотра: http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=213&issue=173
6. Медведев Д. (2005) Сохранить эффективное государство в существующих границах. Интервью с главой администрации президента Д. Медведевым // Журнал «Эксперт». №13 (460). 5 апреля. Режим просмотра: http://www.expert.ru/printissues/expert/2005/13/13ex-medved/
7. Медведев Д.А. (2006) Для процветания всех надо учитывать интересы каждого. Интервью первого вице-премьера правительства России Дмитрия Медведева главному редактору журнала «Эксперт» Валерию Фадееву // «Эксперт». №28 (522). 24 июля. Режим просмотра: http://www.expert.ru/printissues/expert/2006/28/interview_medvedev/
8. Медведев Д. (2007) О демократии. Фрагмент выступления на встрече с представителями молодежных организаций // PRO суверенную демократию. Сборник / сост. Л.В. Поляков. М.: Издательство «Европа». С. 501-502.
9. Никовская Л.И. (2006) Трансформация в России с точки зрения теории конфликта // Социологические исследования. № 9. С. 79-85.
10. О дискуссии вокруг понятия «суверенная демократия» // ПОЛИТЭКС / POLITEX. Научный журнал. 2007. Том 3. № 3. С. 268-302.
11. Павловский: Медведеву предстоит борьба за консенсус в элитах // Официальный сайт партии «Единая Россия». 7 ноября 2008г. Режим просмотра: http://www.edinros.er.ru/er/text.shtml?774/100102
12. Пантин В.И. (2008) Политическая и цивилизационная самоидентификация современного российского общества в условиях глобализации // Политические исследования. №3. С. 29-39.
13. Послание Президента Российской Федерации Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 года // Официальный сайт Президента Российской Федерации. Режим просмотра: http://www.kremlin.ru/appears/2008/11/05/1349_type63372type63374type63381type82634_208749.shtml
14. Предвыборная Программа Всероссийской политической партии «Единая Россия»: «План Путина – достойное будущее великой страны». Принята VIII Съездом Всероссийской политической партии «Единая Россия» 1 октября 2007 года, г. Москва // Официальный сайт партии «Единая Россия». Режим просмотра: http://edinros.er.ru/er/text.shtml?32252/100063
15. Прошанов С.Л. (2008) Социология конфликта в России: История, теория, современность. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 232 с.
16. Роговая А.В. (2008) Становление региональной конфликтологии как междисциплинарной отрасли знаний (по материалам экспертного опроса 2007 г.) // Право и образование. №3. С. 139-144.
17. Сурков В.Ю. (2007) Основные тенденции и перспективы развития современной России. М.: Изд-во Современного гуманитарного ун-та. 48 с.
18. Эпштейн Е.Е. (2009) Политический консенсус как национальный проект в современном российском обществе // Проблемы глобально политики и безопасности современной России: мат. международ. научн. конф. Ч. 1. Санкт-Петербург, 28-29 мая / Балт. гос. техн. ун-т. СПб., 2009. С.156-161.

© Hulio

Дата последнего изменения:

Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 501

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Ответы на личные вопросы не даются!

Ваш адрес email не будет опубликован.