Российско-французское сотрудничество в 90-х

Реклама от GoogleAdPromo
узнать цену
 

Российско-французское взаимодействие в 1990-е гг.

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Российско-французское сотрудничество в 1990-е гг.

France — Russia
 

В результате проводимого внешнеполитического курса России в течение 1990-х гг. к началу 2000 г. с внешнеполитической точки зрения российско-французские оказалась в трудной ситуации. В основе этих тенденций лежат двоякие причины — объективные и субъективные. К первым относятся столь очевидные факторы, как всесторонний кризис, переживаемый российским обществом на переходном этапе — экономический, политический, духовный, ослабление влияния страны в мире после распада СССР, сравнительно ограниченный объем российско-французского делового сотрудничества. Однако к этим общим факторам добавляются другие, присущие именно Франции.

Парадокс Франции в том, что у нее, в отличие, например, от Германии конец «холодной войны», исчезновение призрака советской военной угрозы, кризис коммунистического движения не улучшили, а скорее ухудшили образ России. Этот процесс начался еще в конце 50-х гг. Разоблачение культа личности Сталина, вторжения советских войск в Венгрию, Чехословакию, Афганистан, деятельность диссидентов и репрессии против них, помехи эмиграции советских евреев — все это год за годом неуклонно подтачивало репутацию СССР в глазах французской общественности. Особенно болезненно их переживала интеллигенция, подавляющее большинство которой в конце концов рассталось с марксистскими иллюзиями, радикально пересмотрела прежние взгляды и бесповоротно порвала как с компартией, так и с Москвой.

К тому же в 80-90-х гг. численность Французской компартии и ее удельный вес в избирательном корпусе сократились в 2-3 раза (8-10%) по сравнению с первыми послевоенными десятилетиями. Оттесненная социалистами на вторые роли в левом лагере, компартия стала в сущности маргинальной силой. Крах «реального социализма» на востоке Европы нанес ФКП непоправимый морально-психологический удар. Признав «глобально негативными» плачевные итоги советского эксперимента, ФКП шаг за шагом дистанцировалась от КПСС, постепенно сползая на «итальянский» путь социал-демократизации. После бурного, но кратковременного всплеска надежд, вызванных горбачевской перестройкой, Французская компартия и левые вообще с большой настороженностью встретили новый российский режим, чьи методы перехода к рыночной экономике либерально-монетаристическими путями шли вразрез с этатистской психологией французского левого движения. Поэтому немало французских националистов по инерции перенесли свое прежнее неприятие тоталитарного режима бывшего СССР на нынешнюю демократическую Россию.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

Россия 1990-х гг. в публикациях французских журналистов

Война в Чечне, хаос в экономике, разгул коррупции и преступность, болезнь президента Б. Ельцина способствовали смыканию отрицательных стереотипов образа современной России слева и справа, создавая общий негативный крен в освещении ее действительности. В корреспонденциях из России большинство французских газет, независимо от их политического оттенка, в статьях еженедельников, иллюстрированных журналов, репортажах телепрограмм доминировали ныне такие темы, как ослабление контроля над бывшим советским ядерным арсеналом и угроза его расползания в страны, практикующие государственный терроризм, экологические катастрофы, развал армии, организованная преступность мафиозного типа, углубление социальных контрастов — обнищание большинства населения и вызывающий образ жизни “новых русских”, влияния экстремистских политических течений, сект и т.д.

Подобные темы привлекали отнюдь не только французские, но и все прочие западные СМИ, будучи почерпнуты из российских же источников (если не просто подготовлены самими российскими журналистами). Но во Франции за последние годы, пожалуй, больше, чем где-либо на Западе, внимание общественности привлекает появление в печати архивных документов КПСС, КГБ, МИД СССР. Авторы основанных на них публикаций обвиняют французских государственных и политических деятелей (как правило, уже умерших), в сознательном или невольном сотрудничестве с советскими спецслужбами в ущерб интересам собственной страны и Запада в целом («дела» бывших министров П.Кота, Ш.Эрню, председателя Национального совета Сопротивления Ж.Мулена). Типичным образчиком такой скандальной литературы являются книги журналистов Ж.Бортоли «Столь долгое попустительство» или Т.Вольтона «Франция под влиянием».

Вполне понятно чувство раскаяния бывших «попутчиков» компартии и СССР из представителей левой интеллигенции за свою прежнюю слепоту, примиренчество к порокам советского режима. Используя его, историки, публицисты, писатели правого толка не просто продолжают идейные баталии 30-50-х гг., стремясь задним числом взять реванш за былое преобладание просоциалистического и просоветского течения среди интеллектуальной элиты страны. Затянувшееся сведение счетов с прошлым не может не играть на руку наиболее консервативному крылу политического спектра страны, исповедующему ультралиберализм англо-саксонского образца. Моральные же издержки за эти «франко-французские» ссоры приходится нести новой России, которая вынуждена расплачиваться за грехи своей тоталитарной предшественницы. Характерно, что А.Мэнк прямо приветствовал в статье под заголовком «Спасительное пугало» успехи коммунистов и националистов на выборах в российскую Госдуму в 1995 году, утверждая, что они полезны Западу, ибо повышают его бдительность, способствуя закреплению военного присутствия США в Европе, прочнее привязывая воссоединенную Германию к Евросоюзу и оправдывая расширение НАТО на восток.

Другой мотив публикаций или телерепортажей, наносящий ущерб образу России — судьба нескольких тысяч французов, ставших в разные периоды узниками советского ГУЛАГа (репрессированные в 1937 г. работники Коминтерна, французы, угнанные в 1942-1945 гг. на принудительные работы в Германию и интернированные там советскими войсками, насильственно мобилизованные вермахтом эльзасцы, оказавшиеся в советском плену, и т.д.). Неудивительно, что мнение средних французов о России, еще недавно являвшееся, по сравнению с другими западными странами, слишком приукрашенным, не могло не пострадать.

Российско-французское парламентское сотрудничество

Чрезвычайно широкие во времена СССР связи в общественно-политической сфере, целиком монополизированные тогда КПСС и ее фактическими филиалами (ВЦСПС, ВЛКСМ, Комитеты мира, советских женщин, за европейскую безопасность и т.п.) с крахом советского режима, естественно, ушли в прошлое. Нынешние межпартийные контакты имеют место лишь между крайне левыми и крайне правыми флангами политических спектров обеих стран — КПРФ и ФКП, ЛДПР и Национальным фронтом, но в весьма скромном, скорее символическом объеме и вряд ли способствуют улучшению образа России во Франции. Попытки Французской соцпартии, представитель которой П.Моруа является председателем Социнтерна, найти в России сколько-нибудь весомых партнеров социал-демократического толка не увенчались заметным успехом. На сугубо личностном уровне такие контакты поддерживаются и между умеренными праволиберальными партиями (Республиканская партия — ДВР, ОПР — НДР).

Ослабление в условиях плюрализма межпартийных контактов в известной мере восполняется ростом объема межпарламентских обменов, которым способствовало вступление России в Совет Европы, чья штаб-квартира находится в Страсбурге, активизация связей Федерального Собрания РФ с Европарламентом, Ассамблеей ЗЕС в Париже. 13-15 сентября 1999 г. прошло трехстороннее парламентское совещание в Москве (делегацию возглавлял г-н Бьянко, председателя группы Франко-Российской дружбы в Национальной Ассамблее). 19-24 сентября 1999 г. состоялся приезд в Россию группы Франко-Российской дружбы Сената (делегацию возглавлял г-н Шомон). В обеих палатах французского парламента Национальном собрании и Сенате — сохраняются и функционируют довольно многочисленные группы дружбы Франция-Россия на межпартийной основе, хотя их деятельность заметно снизила конкретную отдачу (особенно в Сенате), причем в основном по вине российской стороны. Французам весьма импонирует готовность использовать ее опыт в государственном строительстве демократической России, ее администрации, функционировании выборных представительных учреждений, подготовке кадров.

Трудно переоценить важность для формирования позитивного образа новой России во Франции постепенного выхода связей выборных органов, администраций, деловых кругов, деятелей культуры обеих стран за пределы Москвы и Парижа, в провинцию — регионы, департаменты, породненные города. Несмотря на значительную заформализованность, низкую пока экономическую эффективность, слабое взаимное знакомство с местными реалиями, в области межрегионального сотрудничества имеется огромный неиспользованный потенциал для российско-французского взаимодействия на всех уровнях.

Российско-французские внешнеполитические отношения

В первые годы постсоветской дипломатии Россия основывала внешнеполитические отношения с Францией преимущественно в рамках многосторонних встреч с представителями ведущих европейских держав, а также международных и общеевропейских политических финансовых институтов. При этом не использовались многие возможности развить потенциал российско-французских отношений.

Анализирую развитие российско-французских отношений в последующий период, следует обратить внимание на очевидный факт: во взаимоотношениях России с Францией в 1999 г. не было былой теплоты. Особенно это бросается в глаза на фоне дипломатической активности Владимира Путина, который постоянно принимал у себя глав государств и сам ездил по Европе — в Великобританию, Италию, Испанию, Германию. Но не во Францию. Хотя еще до избрания его президентом Жак Ширак 4 февраля передал личное приглашение посетить страну. Французы, в общем-то, правильно поняли демонстративно сдержанную позицию Путина как ответную реакцию на попытку вмешательства Парижа во внутренние дела Росси на Северном Кавказе.

Правда, министр иностранных дел Юбер Ведрин примерно раз в неделю делал бодрые заявления, что ничего, мол, страшного нет и что вскоре все образуется. Здесь напоминали, что с 1 июля Франция должна заступить на председательство в Европейском союзе. Это означает, что хотят того россияне или нет, но до конца года так или иначе им придется иметь дело с Францией. Во-вторых, Франция числится в Парижском клубе, и от нее многое зависит в проведении процедур по отсрочке платежей странами-должниками. Поскольку Россия лидирует среди таких стран, то на это обстоятельство делается особый упор. В-третьих, во главе Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) недавно встал француз Жан Лемьер, и это также подается как козырь в руках. Торгово-экономические отношения России с Францией развиваются на прочной договорно-правовой базе. В 90-е годы достигнуты успехи в сотрудничестве в промышленности, а также в сфере финансов и услуг.

В соответствии с установленным порядком председательства стран в ЕС с 1 июля по 31 декабря 2000 эту функция исполняла Франция. Приоритеты председательства были очерчены во время выступления премьер-министра Франции Лионеля Жоспена в Национальном Собрании по случаю 50-летия Декларации Шумана. Среди приоритетов были обозначены выработка механизмов формирования единой внешней политики и политики безопасности, развитие стратегического партнерства, в том числе с Россией. Амбиции Франции были весьма высоки — «идеолог европейской интеграции», занявшая место председателя ЕС вскоре после юбилея знаменитой Декларации Шумана, претендовала на качественно новый этап в строительстве Европы. Одним из итогов французского председательства стал «новый старт» в диалоге ЕС-РФ. Политико-правовая основа стратегического партнерства заложена в Соглашении о партнерстве сотрудничестве.

В конце 1999 г. — начале 2000 г. российско-французские отношения постепенно стали объективно улучшаться. Об этом свидетельствуют многократные визиты ведущих французских и российских политиков. 26 марта 1999 г. состоялся визит в Москву господина Лужкова, Мэра Москвы; 4-7 мая 1999 г. прошел визит в Париж господина Ходырева, Министра по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства; 1-2 июля 1999 г. состоялся Визит в Москву Премьер министра, господина Лионеля Жоспена; 14-17 сентября 1999 г. прошел визит в Россию господина Жосслена, Министра по Сотрудничеству; 20 сентября — состоялся приезд в Москву господина Хеннекина, Генерального Секретаря Министерства Иностранных Дел для консультаций с господином Авдеевым, Первым замминистра Иностранных Дел; 4-5 октября 1999 г. состоялся приезд в Париж господина Селезнева, председателя Госдумы, в рамках 5-ой большой парламентской Комиссии; 18-19 октября 1999 г. состоялся визит в Москву госпожи Гигу, министра Юстиции, в рамках межминистерского совещания министров Внутренних Дел и Юстиции стран «Восьмерки»; 27-28 октября 1999 г. состоялся Визит в Париж господина Иванова, в рамках ЮНЕСКО. 3-4 февраля 2000 г. прошел визит в Москву господина Юбера Ведрина, Министра Иностранных Дел; 2 марта 2000 г. прошли переговоры в Лиссабоне Ведрин/Иванов; 6 марта 2000 г. состоялись консультации в Министерстве Иностранных Дел Франции Первого замминистра Иностранных Дел, господина Александра Авдеева; 13-15 марта 2000 г. прошел визит в Париж Председателя Совета Федерации РФ Егора Строева; 31 мая 2000 г. прошел визит в Париж вице-Министра Иностранных дел РФ Ивана Иванова; 15 сентября 2000 г. в Нью-Йорке за рамками 55ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, встреча Министра Иностранных дел Франции Юбера Ведрина с его российским коллегой; 27-29 сентября 2000 г. состоялся визит в Москву Министра Иностранных дел Франции Юбера Ведрина. Эти и другие события привели к возможности официального визита В. Путина во Францию. 29 октября-1 ноября 2000 г. состоялся официальный визит В. Путина во Францию.

Одной из важных повесток переговоров 15 января 2002 г. стало углубление сотрудничества России и Франции в области безопасности. Главным результатом первого раунда переговоров в парижском Елисейском дворце президентов РФ Владимира Путина и Франции Жака Ширака стало решение о создании двустороннего общего совета по вопросам обороны и безопасности для обсуждения стратегических вопросов.

Франция желает способствовать формированию многополярного мира, в котором как Россия, так и Европейский Союз будут основными полюсами. В качестве ядерных держав обе страны несут особую стратегическую ответственность. Значимость этих вопросов требует, чтобы Россия и Франция активизировали диалог для достижения общих подходов по вопросам нераспространения вооружений.

Во время встречи Жак Ширак пообещал содействовать упрощению системы отношений между Россией и Евросоюзом. Невозможно не учитывать тот факт, что без поддержки Франции интегрироваться в Европу России будет сложно. По утверждению Бориса Шмелева «без учета позиции Франции невозможно сближение с ЕС и НАТО». По этому поводу, председатель правления Центра политических технологий Марк Урнов считает, что внешнеполитические инициативы президента Владимира Путина направлены больше на создание целой сети государств, на которые Москве удобнее опираться во внешней политике, чем на «разрозненные» отношения с отдельными, пусть и очень влиятельными державами. Одной из ячеек этой сети в Европе является Франция.

Франко-русское сотрудничество в области культуры

Флаг ФранцииПосле распада прежней Ассоциации «Франция-СССР», опиравшейся главным образом на аппарат компартии и финансировавшейся в основном за счет льготных тарифов «Интуриста» и «Аэрофлота», возникли два общества Ассоциация дружбы со странами бывшего СССР и «Софарюс». Первая объединяет ряд местных организаций бывшей Ассоциации (в основном из активистов компартии старшего поколения), вторая под председательством бывшего посла Франции в Москве, затем мининдел Бернар-Рэмона — деятелей преимущественно правого толка. Хотя реальная эффективность обоих оставляет желать лучшего, их основание явилось безусловно положительным фактом, создавая рамки для контактов общественности обеих стран в более широком, чем прежде, политическом диапазоне.

Как отметил бывший президент Франции Ж. Ширак, «успешно развиваются традиционно прочные отношения между Францией и Россией в области культуры и науки. Культура двух стран, их история тесно переплетены». В рамках русско-французского сотрудничества в области библиотечного дела и литературы осуществляется программа помощи издательскому делу «Пушкин», программа помощи библиотекам, направление во Францию и приглашение в Россию писателей, издателей, переводчиков. В сфере общественных наук совместные программы осуществляют Французский Университетский Колледж Московский филиал, Французский Университетский Колледж в Санкт-Петербурге, Центр Марка Блока, Стипендии им. Дидро, Научно-исследовательские обмены Для осуществления артистического сотрудничества осуществляются совместные программы Французского Культурного Центра в Москве Альянс франсез (организация по преподаванию французского языка иностранцам).

Гораздо большую роль, нежели юбилейные церемонии, для улучшения образа России во Франции продолжают играть культурные связи. Освобожденные от жесткой идеологической опеки компартии и государства, они ощутимо выросли по объему, стали разнообразнее по формам, но вместе с тем приобрели хаотический и главное — чересчур явно коммерческий уклон, неизбежно отражающийся на их качестве. Многие видные российские деятели искусства живут в Париже (Ростропович, Спиваков) или регулярно посещают его для участия в выставках, концертах, спектаклях.

Репертуар парижских театров никогда не обходится без произведений русской классики, особенно Чехова, художественные выставки — без русского авангарда начала ХХ в. или художников советского «андерграунда» 6О — 80 гг. С учетом крайней ограниченности бюджетных средств Минкульта РФ российские культурные мероприятия во Франции начинают финансироваться меценатами из отечественных деловых кругов.

Весьма полезной в принципе является практика проведения под эгидой общества дружбы «Софарюс» коллоквиумов по экономическим и социально-политическим проблемам России, в которых участвуют почти все видные «русологи», практики и журналисты. Конкретным отраслям и регионам посвящены коллоквиумы, организуемые крупными фирмами («Аэрспасьяль»), презентации российских регионов (Удмуртия, Урал, Рыбинск и т.д.).

Но необходимо отметить, что результаты опросов, проводимых местными институтами по изучению общественного мнения (ИФОП, СОФРЕС, Луи Харрис, БВА и т.д.), говорят о том, что от года к году интерес французов к пост-советской России, еще недавно весьма острый, постепенно притупляется. Наглядным признаком этого может служить неуклонное падение числа изучающих русский язык в школе (сейчас их не более 20 тыс. — в три раза меньше, чем в 60-х-70-х гг.), причем он, как правило, является вторым, если не третьим иностранным языком.

Более того, негативное восприятие противоречивых российских реалий нередко берет верх над позитивным. Вместе с тем, деидеологизация восприятия новой России, лишившее ее роли объекта внутренних конфликтов между французами, является для нас в перспективе скорее плюсом, нежели минусом. Наиболее концентрированное выражение данная тенденция воплотилась в голлизме, чей основатель — генерал де Голль исходил из того, что идеологии и политические режимы проходят, а нации остаются. Потеряв немало фанатичных приверженцев, особенно местных коммунистов, Россия перестала служить и пугалом для антикоммунистов. Главное же в том, что запас традиционных симпатий ко всему русскому во Франции далеко не растрачен. Он остается неоценимым морально-политическим капиталом нашей страны, восстановление и приумножение которого вполне достижимы при условии, если это станет предметом целенаправленных усилий как на общественном, так и на государственном уровнях. Причем речь идет не столько о крупных материальных затратах, сколько о выработке эффективной стратегии и тактики, организационных и медиатических мерах, соответствующих новым, коренным образом изменившимся условиям.

Самыми верными друзьями нашей страны во Франции всегда были и остаются ветераны второй мировой войны, которые не забыли решающей роли СССР в победе над германским нацизмом и огромной цены, заплаченной его народами, особенно русским, за общую победу союзников. Ветеранские организации во Франции весьма многочисленны, они пользуются значительным общественным весом, имеют собственное министерство. Это дает себя знать в ходе многочисленных памятных мероприятий в столице и особенно на местах по случаю годовщин крупных сражений, освобождения от германской оккупации и т.д. Связи этих организаций с российскими, особенно ветеранов авиаполка «Нормандия-Неман», весьма прочны. Достаточно хорошо отработаны и контакты с ними посольства России во Франции (награждения в связи с юбилеями и т.п.). Изданы книги об истории посольства РФ, привлекающего ежегодно в т.н. «дни наследия» тысячи французских посетителей, о России в названиях парижских улиц.

Однако одними воспоминаниями о прошлом жить, конечно, нельзя, тем более, что старшее поколение, помнящее войну, стареет и уходит из жизни. Позиции практиков-дипломатов, чиновников государственных ведомств — гражданских и военных, руководителей и служащих частных экономических структур, которые принимают решения о политике в области российско-французских отношений, во многом складываются под прямым или косвенным влиянием университетских специалистов, журналистов, играющих роль консультантов, в том числе на самых высоких уровнях (Елисейский дворец, аппарат премьер-министра, МИД, патронат). Разброс их аналитических оценок, мнений, субъективного отношения к нашей стране весьма широк. Поэтому имеет смысл дать краткую характеристику академического и медиатического пейзажа «русоведения» в современной Франции.

Наиболее влиятельным является «Центр по изучению русского, советского и постсоветского мира» Высшей школы исследований в области социальных наук, проводящий семинары по истории, экономике, культуре российского общества и издающий специальный журнал «Кайе дю монд рюсс, совьетик э пост-совьетик». Другой аналогичный центр функционирует в Институте восточных языков и цивилизаций (директор -Ж.Радвани). Его деятельность, наряду с лингвистикой, охватывает географию, экономическую жизнь, региональную и этническую проблематику.

Ведущими университетскими центрами по изучению русского языка и литературы — как классической, так и современной служат столичные университеты «Париж-IV» (Сорбонна) и «Париж — VIII», а российского права — Институт сравнительного правоведения при университете «Париж-1». Квалифицированные специалисты по изучению внешней политики и внешнеэкономических связей России работают в трех главных исследовательских организациях международного профиля — Французском институте международных отношений (ИФРИ), Центре по изучению международных отношений Национального фонда политических наук (СЕРИ), Центре международных экономических исследований и прогнозирования при Генеральном комиссариате планирования (СЕПИИ). Информационной базой для них, как и для всех заинтересованных госучреждений — МИД, МО, министерств экономики, финансов и бюджета, внешней торговли и т.д. служит Центр исследований и документации о бывшем СССР, Китае и Восточной Европе (СЕДУСЕЕ), руководимый Ф.Барри. Входя в состав информационного управления при премьер-министре — «Докюмантасьон франсэз», этот центр располагает библиотекой на многих языках (более 13 тыс. томов), досье российской прессы и иной периодики, где обрабатываются более 70 названий, электронным банком данных «Логос». Он издает ежемесячный журнал «Курье де пэи де л’Эст», документальные справочники, сборники проблемных статей по экономическим, социальным, политическом вопросам (серия «Россия» — три раза в год) и ежегодник.

Кроме того, конкретная экономическая информация по России и другим странам СНГ имеется в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), штаб-квартира которой находится в Париже, а коммерческая — во Французском центре внешней торговли и Франко-российской торговой палате. Работающие в этих учреждениях специалисты по России придерживаются, естественно, весьма различных позиций, которые дают себя знать в их аналитических материалах и публикациях. То же относится к журналистам, специализировавшихся на российской тематике и объединенных в собственную профессиональную ассоциацию, где представлено большинство самых влиятельных СМИ Франции. Именно они отражают противоречивый образ современной России в общественном мнении страны, и содействуют — каждый по-своему — его формированию, косвенно влияя тем самым на подход к российским проблемам руководителей французского политического, административного и делового мира.

При всем разнообразии позиций профессиональных «русологов» из французской университетско-академической или медиатической среды их взгляды можно разбить на три основных течения:

Первое течение характеризуется непримиримой враждебностью к России, в т.ч. нынешней, мотивируемой ссылками на т.н. «российский неоимпериализм». Проводится мысль о том, будто Россия как национальное государство вообще никогда не существовало — оно с самого начала родилось-де как многонациональная империя, непрерывное расширение которой во все стороны, где не встречала сопротивления, оправдывало и поддерживало несовместимую с правами человека деспотическую центральную власть, беспощадно подавлявшую гражданское общество. Отсюда — необходимость жесткой позиции Запада в отношении Москвы и максимальной поддержки независимости нерусских республик бывшего СССР, что, мол, в конечном счете окажет услугу делу демократии в самой России.

Родоначальник и лидер этой школы, находящейся в явном меньшинстве, — А.Безансон, в молодости один из руководителей Союза студентов-коммунистов, порвавший в начале 6О-х гг. с ФКП и перешедший на крайне правое крыло консервативного лагеря. Долгое время был профессором Высшей школы исследований в области социальных наук, сейчас уже в отставке по возрасту. Его линию продолжают ученицы Безансона Ф.Том и М.Мандрас, у которых прежний антисоветизм и антикоммунизм превратились просто в антирусские чувства, какой бы характер не носил политический режим в России.

Второе, гораздо более распространенное течение сохранение субъективных симпатий к России, но более и менее явная недоброжелательность к ее нынешнему режиму, в котором подчеркиваются негативные черты. Основная критика направлена на то, что после крушения СССР российское руководство ошибочно избрало под влиянием монетаристской школы и МВФ путь «шоковой терапии», неподходящий к российским условиям. Высокие социальные издержки этого курса повлекли за собой как хозяйственные неудачи (инфляция, спад производства, неплатежи), так и политические последствия (засилье номенклатурно-криминальной олигархии, авторитарный крен, коррумпированность и неэффективность государственной власти, разгул мафиозной преступности, углубление социальных контрастов, ущемление независимости СМИ, особенно телевидения). Все эти факторы играют, по мнению представителей этого течения, на руку жесткой оппозиции — коммунистам и националистам, чей возврат к власти чреват откатом России к тоталитаризму внутри и противостоянию Западу во вне. Очевидно, что подобные оценки во многом почерпнуты из арсенала «Яблока», а отчасти и левой оппозиции.

Большинство представителей указанного течения во Франции состоит из традиционной левой интеллигенции, в прошлом если не просоветского, то лояльного СССР толка, особенно коммунистов и социалистов. Она возлагала в свое время большие надежды на горбачевскую перестройку, в которой видела перспективу «социализма с человеческим лицом», и была глубоко разочарована ее крахом. Многих из числа экономистов уязвило то, что не они со своими неокейнсианскими рецептами, а правые либералы типа норвежца Эслунда или американца Дж.Сакса были избраны гайдаровской командой в качестве советников для определения стратегии переходного периода. Типичными представителями данного течения можно считать Ж.Сапира с его книгой «Русский хаос», М.Вьеворку — соавтора монографии «Русские снизу» (Высшая школа исследований в области социальных наук), Ж.Радвани, опубликовавшего книгу «Новая Россия — новое смутное время» («Институт восточных языков и цивилизаций»).

Наконец, третье течение представлено интеллигенцией в основном право-либерального толка. Будучи во времена бывшего СССР настроена крайне антикоммунистически, она критиковала половинчатость Горбачева и горячо приветствовала крушение советского режима, решительно став на сторону Б.Н.Ельцина. В основе видения ею сегодняшней России лежит оптимистическое убеждение в том, что страна, несмотря на трудности, бесповоротно стала уже на путь создания рыночной экономики, демократии и правового государства, навсегда порвав с тоталитарно-имперским прошлым. В качестве доказательства приводятся соблюдение конституции, плюрализм выборов, свобода слова, печати, демонстраций и т.д. Она активно поддерживает российскую внутреннюю и внешнюю политику, призывая Запад, в т.ч. Францию, оказывать нынешнему российскому руководству всяческую помощь и поддержку. Самым авторитетным лидером данного течения выступает член Французской академии политолог Элен Каррер д’Анкос (урожденная Зурабишвили). На той же платформе стояла умершая ныне Анни Кригель, в молодости коммунистка, перешедшая затем направо. К тем же позициям примыкает и основная масса специалистов по русской литературе, как классической, так и современной, многие из которых — потомки «первой волны» эмиграции межвоенных лет (Г.Струве, Д.Шаховской и др.), сохранившие монархические симпатии и тесно связанные с православной церковью — Константинопольской или Московской патриархиями. Издаваемая в Париже русскоязычная газета «Русская мысль» колеблется между вторым и третьим течениями. Эмиграция «третьей волны» ближе ко второму течению.

Остальные «русологи» делятся между тремя этими основными течениями, в основном вторым и третьим — экономисты Ж.Соколофф, Ж.Вильд, М.Аглиетта, юрист М.Лесаж и др.

Этот анализ вполне приложим и к экспертам по России из медиатического сообщества. Наиболее критически из них настроены журналисты, пишущие в левых или левоцентристских органах печати, многие из которых были или остаются до сих пор постоянными корреспондентами соответствующих французских газет, журналов, телепрограмм: Д.Верне, М.Татю, С.Шихаб («Монд»), Ж.Амальрик, П.Бриансон («Либерасьон») и т.д. Более умеренную, сбалансированную тональность выдерживает правая пресса — та же Э.Каррер д’Анкос, И.де Шикофф, Л.Мандевиль («Фигаро»). Где-то между ними располагаются сотрудники распространенных еженедельников «Пуэн», «Экспресс», иллюстрированного «Пари-матч».

Аудиовизуальные средства и коммуникационные технологии

Деятельность в области телевизуальных средств, направленная прежде всего на содействие в приобретении французских телевизионных программ, проводится совместно с телеканалом FI, в международную базу данных которого систематически поступает информация о привилегированных партнёрах и о развитии коммерческих возможностей российских каналов. Вторым приоритетом этой деятельности в России является возможность ретрансляции франкоязычного канала TV5, а также ряда других каналов французского государственного и негосударственного телевидения, как, например, MCM, через посредство спутников, MMDC, LMDS и кабельных сетей в Москве и в провинции.

RFI (Французское международное радио http://ru.rfi.fr/ ) является основным оператором французского сотрудничества в области радио. Программы RFI принимаются в Москве и в Санкт-Петербурге на средних волнах (1440 Khz). RFI развивает свою деятельность в России также посредством размещения своего спутникового сигнала в кабельных сетях или на радио партнёрах, вещающих на волнах FM. RFI предлагает также подписку на свои музыкальные программы на французском языке и предполагает проведение в России различных культурных мероприятий.

Французское присутствие в России является наиболее активным в области художественного кино. Так, Отдел по Сотрудничеству и Культуре оказывает российским покупателям и дистрибюторам французского кино поддержку, которая выражается в оплате расходов по субтитрированию и организации при помощи Unifrance film предварительных кинопремьер в Москве, а также в провинции. В рамках сотрудничества с Музеем кино и с московским кинотеатром «Иллюзион» при поддержке Госфильмофонда России в Москве и в провинции регулярно проводятся показы французских фильмов, что соответствует политике распространения французской культуры.

Углубление связей между Госфильмофондом и французской Синематекой будет способствовать реализации двух новых инициатив в области хранения архивов. В области образования предусмотрено развитие более целенаправленного сотрудничества между российским институтом кинематографии ВГИК и его французским партнёром FEMIS.

В основу деятельности этого сектора, к которому относится документальное кино, положен обмен программами, посвящёнными культуре. Так, государственному телеканалу «Культура» и некоммерческой организации «Internews» предоставляются французские документальные фильмы, права на которые были приобретены Министерством Иностранных Дел Франции. Отдел по Сотрудничеству и Культуре принимает также активное участие в создании агентства, целью которого является поддержка производства и проката высококачественных российских и зарубежных художественных и документальных фильмов. Недавно был утверждён устав этой ассоциации, именуемой «Диалог», созданной Российским Союзом кинематографистов, установлены контакты со многими зарубежными партнёрами, в частности, в связи с проведением в ближайшее время в Москве панорамы французского документального кино.

Выводы

Демонтаж «железного занавеса», смягчивший завесу секретности времен «холодной войны», способствовал развитию российско-французского сотрудничества в области науки, где престиж России у французов всегда был весьма высок. Программы взаимодействия между ведущими научно-исследовательскими центрами обеих стран по таким ключевым направлениям, как космос, ядерная энергия, агрономия, телекоммуникации, социология, история, лингвистика, литература и т.д. довольно обширны, давая обеим сторонам ощутимую пользу. Но драматическое материальное положение российской науки ставит ее в трудное, нередко унизительное положение перед лицом французов, получающих возможность навязывать утилитарно-прагматический подход, имеющий целью дать односторонние выгоды французской стороне там, где она может воспользоваться заделом России.

Деидеологизация восприятия новой России, лишившее ее роли объекта внутренних конфликтов между французами, является для нас в перспективе скорее плюсом, нежели минусом. Потеряв немало фанатичных приверженцев, особенно местных коммунистов, Россия перестала служить и пугалом для антикоммунистов. Главное же в том, что запас традиционных симпатий ко всему русскому во Франции далеко не растрачен. Он остается неоценимым морально-политическим капиталом нашей страны, восстановление и приумножение которого вполне достижимы при условии, если это станет предметом целенаправленных усилий как на общественном, так и на государственном уровнях. Причем речь идет не столько о крупных материальных затратах, сколько о выработке эффективной стратегии и тактики, организационных и медиатических мерах, соответствующих новым, коренным образом изменившимся условиям.

В настоящее время наиболее масштабные усилия были предприняты Россией для установления военно-технической кооперации с французским ВПК. Выбор в пользу французских партнеров легко объясняется множеством причин политического, экономического и даже психологического порядка. Одновременно с этим на пути развития эффективного франко-российского военно-технического сотрудничества имеется и немало преград. Чаще всего соединение технологических потенциалов двух стран дает хороший эффект при интеграции французских электронных и оптических систем на дешевые и хорошо отработанные российские платформы. Особенно эффективным этот вид кооперации является при выполнении экспортных заказов. Создание «гибридных» систем вооружений значительно повышает их экспортный потенциал.

Таким образом, франко-российское, а в более широком смысле — российско-европейское сотрудничество развивается отнюдь не без проблем. Но похоже, что реальных альтернатив ему у России просто не существует. Вхождение, пусть даже частичное, в формирующееся единое европейское пространство должно стать частью глобального геополитического выбора нашей страны в следующем тысячелетии. Финансовая и экономическая ситуация России не позволяет надеяться на то, что мы сможем оставаться независимым технологическим и инновационным полюсом мира. Наша история, культура и новейшая ориентация на либеральные и демократические западные ценности делают естественным, хотя и небезболезненным выбор в пользу интеграции с французской культурой.

Демонтаж “железного занавеса», смягчивший завесу секретности времен “холодной войны”, способствовал развитию российско-французского сотрудничества в области культуры, где престиж России у французов всегда был весьма высок. Программы взаимодействия между ведущими научно-исследовательскими центрами обеих стран по таким ключевым направлениям, как космос, ядерная энергия, агрономия, телекоммуникации, социология, история, лингвистика, литература и т.д. довольно обширны, давая обеим сторонам ощутимую пользу. Но драматическое материальное положение российской науки ставит ее в трудное, нередко унизительное положение перед лицом французов, получающих возможность навязывать утилитарно-прагматический подход, имеющий целью дать односторонние выгоды французской стороне там, где она может воспользоваться заделом России.

© Hulio

Реклама от GoogleAdvertisment
опубликовать статью в журнале
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 454

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *