США в урегулировании ближневосточного конфликта в XXI веке

«Дорожная карта» урегулирования арабо-изральского конфликта в начале XXI века

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Стратегический союз США и Израиля

В данной статье исследуется стратегический союз государства Израиль и США, а также влияние американо-израильского альянса на безопасность и стабильность ближневосточного региона. Изучение стратегического союза США и Израиля представляет интерес в качестве примера военно-политического сотрудничества мировой державы (США) и региональной державы (Израиля).

USA — IsraelОсновой для образования стратегического союза или партнерства является взаимовыгодное долгосрочное сотрудничество. Стратегические союзы предусматривают долгосрочные обязательства сторон. Взаимное доверие является обязательным предварительным условием формирования стратегического союза. У каждого стратегического союза есть цели, прямо связанные со стратегическими интересами всех партнеров. Термин стратегический союз охватывает множество организационных форм — от долгосрочных соглашений до военного сотрудничества в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) и военно-политического союза. Военно-политический союз означает осуществление совместных действий государствами для решения общих политических, экономических и военных задач на международной арене. В условиях регионального конфликта основой стратегического союза между государствами является военно-политический союз.

Стратегические отношения США с Израилем имеют геополитический и идеологический характер. Израиль и США имеют давнюю историю сотрудничества. США стали первой страной, признавшей государство Израиль сразу же после окончания срока действия британского мандата в Палестине в мае 1948 г. Однако, до середины 1960-х гг. американская ближневосточная политика была в большей степени обусловлена стремлением поддерживать эмбарго на продажу современных видов оружия странам Ближнего Востока, в том числе и Израилю. Поэтому, на протяжении 1950-х – первой половины 1960-х гг. Израиль в военно-политической сфере наиболее плодотворно и активно сотрудничал с Францией.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

С середины 1960-х годов развивалось американо-израильское военно-политическое сотрудничество. Американские политики и дипломаты рассматривали Израиль как региональную державу. Основная цель военно-политического сотрудничества США и Израиля во время «холодной войны» заключалась в сдерживании влияния СССР на Ближнем Востоке.

Дж. Кеннеди стал первым президентом США, который отказался от политики равновесия сил между Израилем и арабскими государствами в пользу американо-израильского стратегического партнерства. В начале 60-х годов администрация Дж. Кеннеди объявила о существовании «особых отношений» с Израилем1 и заключила с ним соглашение о военных поставках. Основы американо-израильского альянса были заложены администрацией Кеннеди 19 августа 1962 года, когда Президент Кеннеди решил нарушить эмбарго Д. Эйзенхауэра на продажу систем вооружений Израилю и осуществил поставку ракет «Хоук» (Hawk). Данная сделка стала началом дорогостоящего и интенсивного американо-израильского военно-политического сотрудничества.

В дальнейшем администрация Л. Джонсона неуклонно проводила курс на обеспечение военного превосходства Израиля над арабскими странами. В 1963 г. Израиль получил от США партию ракет класса «земля-воздух». В 1964 г. Израиль получил партию американских танков, в 1966 г. ― самолетов «Скайхок». Действия Л. Джонсона, который одобрил продажу Израилю большого числа американских танков и боевых самолетов, способствовали занятию израильским государством ведущего положения в регионе. Л. Джонсон создал прецедент американо-израильского стратегического партнерства посредством американских многомиллионных ежегодных поставок современного вооружения Израилю. Между США и Израилем осуществлялся интенсивный диалог на уровне военных ведомств. Также осуществлялись американо-израильские двусторонние консультации в области безопасности, совместные военные учения и научно-исследовательские программы.

Американо-израильские стратегические отношения получили дальнейшее развитие после арабо-израильской войны 1967 г. Иордано-сирийская конфронтация 1970 г. и сдерживающая роль в этом конфликте израильских войск, осуществлявших поддержку королю Иордании Хусейну, претворила в жизнь американо-израильское «стратегическое партнерство». Таким образом, США передали Израилю полномочия по «поддержанию мира» на Ближнем Востоке. Взамен США предоставили Израилю новейшее оружие, финансовую помощь и дипломатическую поддержку, направленную против арабских интересов.

Во время войны Судного дня 1973 г. США осуществили стратегические поставки оружия и боеприпасов Израилю. Война Судного дня продемонстрировала банкротство американской политики на Ближнем Востоке, так как безоговорочная поддержка Соединенными Штатами Израиля не создавала условия для стабильности и региональной безопасности на Ближнем Востоке. Напротив, американская поддержка Израиля все больше отчуждала арабские государства от США. Одним из последствий поставок американского оружия Израилю, и особенно американских поставок оружия на Синай, стало нефтяное эмбарго ОПЕК (организации стран-экспортеров нефти). Саудовская Аравия утверждала об увязке цен на нефть с урегулированием ближневосточного конфликта. 20 октября 1973 года Саудовская Аравия объявила, что не продаст нефть Соединенным Штатам из-за американской поддержки Израиля. Ирак, Алжир, Бахрейн, Кувейт и Катар последовали за Саудовской Аравией. Данная политика нефтяного эмбарго вызвала нефтяной кризис в США и Западной Европе. Последовавшее в 1973–74 гг. нефтяное эмбарго арабских стран против США привело к потере 0,5 млн. рабочих мест в США и к сокращению ВНП США на 20 млрд. долларов.

Без покровительства США, Израиль, возможно, не поддался бы на безумие оккупации южного Ливана и израильского военного присутствия на территории южного Ливана в течение почти 20 лет. При попустительстве администрации Р. Рейгана, правительство Израиля расселило 400 тысяч евреев в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу реки Иордан, которые теперь имеют возможность требовать от сменяющих друг друга израильских правительств вложения огромных финансовых средств в инфраструктуру поселений.

Со времени начала стратегического сотрудничества между США и Израилем в военной области было проведено много совместных действий. Американо-израильские маневры предоставили возможность для армий двух стран поделиться взаимным опытом ведения боевых действий. Продолжаются контракты в области американского и израильского ВПК. По имеющимся договоренностям американские военные используют инфраструктуру Израиля для складирования вооружения и материальных средств, а также для переброски войск в зоны возможных конфликтов в ближневосточном регионе. Так, во время конфликта в зоне Персидского залива в 1990–1991 гг. американцы перебросили в Израиль свои зенитные комплексы «Патриот», которые были активно задействованы для перехвата иракских баллистических ракет «Скад».

Стратегический союз США и Израиля основывается на нескольких ключевых юридических документах. Американо-израильские меморандумы и соглашения о военно-техническом сотрудничестве составляют юридическую основу военно-политических отношений США и Израиля. «Меморандум о взаимопонимании в области стратегического сотрудничества» (1981 г.) оформил военно-политический союз между двумя государствами и предоставил право шестому американскому флоту использовать израильские морские порты, а также право размещать и перевозить американские боеприпасы по территории Израиля2. «Меморандум о взаимопонимании» (январь 1987 г.) предоставил Израилю статус «Основного союзника США вне НАТО»3. «Меморандум 1988 г.» закрепил юридически сложившуюся практику сотрудничества между Израилем и США в военной, технологической и политической областях, а также в области разведки4. «Стратегический меморандум 1998 г.» обеспечил новый уровень сотрудничества США и Израиля в области военных противоракетных технологий5. Таким образом, американо-израильские меморандумы и соглашения свидетельствуют о ключевой роли, отводимой Соединенными Штатами Израилю на Ближнем Востоке.

Следует также отметить, что после арабо-израильской войны 1967 года увеличилась военная и экономическая помощь Израилю. Динамику развития американо-израильского союза отражает американская финансовая помощь, предоставляемая Израилю. В течение первых девятнадцати лет существования Израиля, Соединенные Штаты предоставили этому государству почти 1,5 миллиард долларов США в различных формах финансовой помощи. В 1964 г. американское правительство не предоставило никаких займов Израилю для военных целей. В 1965 правительство США предоставило Израилю почти 13 миллионов долларов США. В 1966, за год до шестидневной войны 1967 г., правительство США предоставило Израилю 90 миллионов долларов США. С 1966 до 1970 года в среднем ежегодная финансовая помощь США Израилю возросла до 102 миллионов долларов США, а доля военных займов поднялась на 47 процентов. После 1967 года сумма займов снизилась до 7 миллионов долларов США, но в последующие годы, американская финансовая помощь увеличилась до 85 миллионов долларов США в 1969 году. В 1970 году Израиль получил от США финансовую помощь на сумму в 30 миллионов долларов. В 1971 году, после иорданского кризиса, американская финансовая помощь Израилю увеличилась до 545 миллионов долларов. В ходе октябрьской войны 1973 года Госсекретарь Г. Киссинджер призвал к предоставлению пакета помощи на сумму в 3 миллиарда долларов, и с тех пор помощь США Израилю оценивается в несколько миллиардов долларов в год. Существенные объемы американской военной помощи начались в 1974 году; они насчитывали от 100 миллионов долларов США в 1975 году и уже 2,7 миллиардов долларов в 1979 году.

С 1985 года предоставление займов на военные цели было приостановлено, и вся военная помощь США предоставлялась Израилю как безвозмездные ссуды, в пределах от 1,4 миллиардов долларов США в 1985 году и до 1.8 миллиардов долларов США каждый год с 1987 по 1989 гг. Экономическая помощь США Израилю достигла суммы почти 2 миллиарда долларов США в 1985 году и снизилась до 1,2 миллиардов долларов США в 1989 году.

Финансовая помощь США предоставлялась Израилю с условием не использования этих средств на оккупированных территориях, занятых в 1967 г. Но служба исследований Конгресса (Congressional Research Service) сообщила, что «поскольку помощь США Израилю предоставляется без эффективного бухгалтерского учета, то нет никакого достоверного способа выявить, каким образом Израиль использует финансовую помощь США»6. Кроме того, служба исследований Конгресса в своем отчете написала, что в 1978, 1979 и 1981 гг. Израиль «возможно, нарушил свое обязательство не использовать американское оружие как средство нападения»7. В 1990 году Израиль принял 400 миллионов долларов США в качестве займа на размещение и постройку жилья под гарантии правительства США. Данный кредит был получен израильским правительством при условии, что эти деньги не будут использоваться для постройки поселений на оккупированных территориях, но эти обещании были скоро аннулированы.

С 1999 г. происходит постепенный процесс свёртывания американской экономической помощи Израилю. Предоставляемая Израилю американская военная и экономическая помощь (2,630 млн. долл. в 2005 году8) уже не является столь важным фактором во взаимоотношениях США и Израиля (доходная часть государственного бюджета Израиля в 2005 году составила 43,82 млрд. долл.9). Данная особенность американо-израильского сотрудничества уменьшает возможность администрации США использовать финансовую помощь как один из основных методов воздействия на Израиль.

После устранения фактора «блокового противостояния» на Ближнем Востоке, ближневосточная политика США в 1990-е годы ставила цель достичь мирного урегулирования арабо-израильского конфликта. Данная политика привела к подписанию мирного договора Израиля с Иорданией в 1994 году10и выводу израильских войск из южного Ливана в 2000 году. Однако, многочисленные дипломатические инициативы США не смогли осуществить подписание мирного договора между Сирией и Израилем. Безуспешно завершился и процесс палестино-израильского мирного урегулирования.

В связи со стагнацией и кризисом ближневосточного мирного урегулирования можно утверждать, что стратегический союз США и Израиля весьма негативно влияет на региональную безопасность Ближнего Востока. Неизбежным последствием американо-израильского альянса является то, что ближневосточную политику США осуждает большая часть мусульманского мира. Следует также учесть тот факт, что американо-израильское стратегическое сотрудничество дискредитирует усилия США как беспристрастного посредника в урегулировании ближневосточного конфликта.

Несмотря на многочисленные дипломатические инициативы США, направленные на достижение мирного урегулирования ближневосточного конфликта, США не воспринимаются как честный посредник в странах Ближнего и Среднего Востока. Так, в докладе бывшего американского дипломата и представителя Госдепартамента Э.П. Джереджиана (Djerejian)11 утверждается, что «Соединенные Штаты должны радикально преобразовать стратегию дипломатических инициатив, чтобы эффективно противостоять увеличивающейся враждебности к Америке в арабском и мусульманском мире»12. Согласно докладу Джереджиана, «опросы об отношении к внешней политики США в регионе Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии показывают, что в основном отрицательное отношение к Америке исходит из-за нерешенных ближневосточных реальных конфликтов и поддержки, оказываемой США Израилю в палестино-израильском конфликте…»13. Данное утверждение, на мой взгляд, указывает на недостатки и определяет пределы возможностей дипломатических инициатив США в процессе мирного урегулирования ближневосточного конфликта.

Несмотря на многочисленные дипломатические инициативы США по урегулированию ближневосточного конфликта, политика американской поддержки Израиля всегда будет непопулярна. Особенно вызывает негодование в мусульманском мире игнорирование американскими политиками и дипломатами прав палестинцев на создание собственного государства и права палестинских беженцев на возвращение. Таким образом, многочисленные дипломатические инициативы США по урегулированию ближневосточного конфликта не способны стать альтернативой стратегической ближневосточной политике США.

Американо-израильское стратегическое партнерство негативно влияет и на Израиль. Государство Израиль в течение десятилетий действовало и продолжает действовать «в фарватере американской политики»14 — так полагает Е.Я. Сатановский и с данным утверждением трудно не согласиться. Данная особенность израильской внешней политики оформила военно-политический и стратегический союз США и Израиля, но одновременно внешняя политика Израиля зависит от США.

Рассуждая относительно влияния современной России на политические события на Ближнем Востоке и на ближневосточное мирное урегулирование, следует отметить, что частичная утрата Россией влияния в регионе Ближнего Востока сделала не только позиции арабских государств менее предпочтительными, но и уменьшила роль Израиля как стратегического партнера США на Ближнем Востоке. Данное обстоятельство приводит к переосмыслению значения стратегического американо-израильского альянса со стороны американцев.

Следует также отметить, что иллюзия, возникшая в американских политических и научных кругах в начале 90-х годов о том, что после распада СССР США смогут единолично выступить миротворцем в арабо-израильском конфликте, привела к многочисленным американским дипломатическим инициативам, так и не приблизившим переговорный процесс на Ближнем Востоке к окончательному мирному урегулированию. Таким образом, по мнению Е.М. Примакова, не американские дипломатические инициативы, а именно позиция СССР, а затем России в отношении к урегулированию арабо-израильского конфликта, отраженная в формуле: возращение «территорий, оккупированных Израилем во время шестидневной войны 1967 г., в обмен на мир арабских стран с Израилем, включая не только признание этого государства, но и установление с ним полноправных дипломатических отношений […] до сих пор является наиболее актуальной формулой для достижения мирного урегулирования ближневосточного конфликта»15. Данный подход к мирному урегулированию ближневосточного конфликта является наиболее перспективным для последующих дипломатических инициатив России, ЕС и США. Однако, в настоящее время реализация данного подхода затруднена из-за эскалации палестино-израильского конфликта. Только при наличии четкой координации действий между США, ЕС, Россией и СБ ООН можно ожидать преодоления кризиса в процессе мирного ближневосточного урегулировании.

Относительно стратегического союза США и Израиля как фактора ближневосточного конфликта можно сделать следующие выводы: несмотря на поддержку, оказываемую США многим государствам ближневосточного региона, американо-израильское стратегическое партнерство является наиболее прочным. Израиль является наиболее преданным стратегическим партнером США на Ближнем Востоке в силу зависимости Израиля от американской дипломатической и военной поддержки.

Соединенные Штаты помогли гарантировать выживание еврейского государства на Ближнем Востоке. Следует отметить, что многие арабские лидеры и общественность в странах ближневосточного региона рассматривают американо-израильский стратегический союз в ином контексте. Для многих жителей стран Ближнего и Среднего Востока, Израиль ― «infant terrible» Америки, которая разрешила Израилю оккупировать землю, принадлежащую палестинцам. Недоверие к США как беспристрастному посреднику в ближневосточном мирном урегулировании обусловлено тем, что дипломатические усилия США не смогли в течение уже нескольких десятков лет разрешить ключевую проблему ближневосточного конфликта ― «палестинскую проблему» и не смогли обеспечить право палестинцев на самоопределение и создание независимого государства.

Следует предположить, что успешное завершение мирного урегулирования ближневосточного конфликта будет способствовать укреплению как стратегического союза США и Израиля, так и престижа США в регионе Ближнего и Среднего Востока. Чтобы осуществлять роль беспристрастного посредника в урегулировании ближневосточного конфликта, США необходимо найти баланс между интересами Израиля и арабских стран.


1. Memorandum of Conversation, Palm Beach, FL, December 27, 1962, 10:00 a.m., // Nina J. Noring (ed.), Foreign Relations of the United States, 1961-1963, Volume XVIII: Near East 1962-1963. ― Washington: Government Printing Office, 1995). P. 276-283.
2. US-Israel Memorandum of Understanding on Strategic Cooperation. ― 1981. ― November 30 // Официальный сайт МИД Израиля http://www.israel.org/MFA/
3. US-Israel Memorandum of Understanding on Strategic Cooperation. ― 1987. // Официальный сайт МИД Израиля http://www.israel.org/MFA/
4. Memorandum of Agreement between the United States and the State of Israel Regarding Joint Political, Security, and Economic Cooperation. ― 1988. ― April 21. // Официальный сайт МИД Израиля http://www.israel.org/MFA/
5. New US-Israel Strategic Memorandum. ― 1998. ― November 2 // Официальный сайт МИД Израиля http://www.israel.org/MFA/
6. Mark C.R. Israel-U.S. Foreign Assistance Facts // reprinted in the Congressional Record. ― 1990. ― May 1. Р. 5422; Israel: U.S. Foreign Assistance Facts, Congressional Research Service Issue Brief, undated.
7. Ibid.
8. Mark C.R. Israel-U.S. Foreign Assistance. ― Congressional Research Service, (April 26, 2005); U.S. State Department; USAID.
9. Israel / CIA. The World Factbook. ― 2006.
10. Treaty of Peace Between The Hashemite Kingdom of Jordan And The State of Israel. ― 1994. ― October 26. The State of Israel. http://www.knesset.gov.il/process/docs/
11. после ухода с дипломатической службы Э. П. Джереджиан в 1994 году занял пост директора фонда Джеймса А. Бэйкера III и Института общественной политики в Университете Райса (Institute for Public Policy at Rice University)
12. Djerejian E.P. (Chairman of the U.S. Advisory Group on Public Diplomacy for the Arab and Muslim World) Changing Minds, Winning Peace. ― Washington, DC, 2003. ― October 3. http://bakerinstitute.org/Research/advisorygroup.htm
13. Ibid.
14. Сатановский Е.Я. Израиль в современной мировой политике: вероятные стратегические противники и стратегические партнеры. ― М., 2001. ― С. 21.
15. Примаков Е. Предисловие. // Пырлин Е.Д. Трудный и долгий путь к миру: Взгляд из Москвы на проблему ближневосточного урегулирования. ― М.: РОССПЭН, 2002. ― С. 6.

Источник: Стратегический союз США и Израиля как фактор ближневосточного конфликта [Статья] // Вестник Санкт-Петербургского университета. — Серия 6. Философия, политология, социология, психология, право, международные отношения. — 2006. — Вып. 3. — С. 207-212.

Посредничество американских дипломатов в урегулировании ближневосточного конфликта

MediatorБлижневосточный мирный процесс не оправдал ожиданий оптимистов, которые надеялись достичь полноценного мира между конфликтующими сторонами. Закончились провалом и дипломатические инициативы США в рамках «процесса Осло». В чем же причина провала американских дипломатических инициатив в «процессе Осло»?

Арабские исследователи указывают весьма существенные причины провала дипломатических усилий США. Профессор Н.Х. Арури в книге «Dishonest Broker: The Us Role In Israel & Palestine» утверждает, что ближневосточные дипломатические инициативы США основаны на отрицании прав палестинцев. Согласно его мнению, особые отношения и стратегический союз Соединенных Штатов и Израиля исключают роль честного посредника для США. Арури также отмечает, что «дипломатическая монополия» США как посредника в ближневосточном мирном урегулировании продолжает служить эффективным средством для осуществления целей Израиля. США, по мнению Арури, защищает Израиль от международного давления и позволяет израильскому правительству вести переговоры о мирном урегулировании без конкретной привязки к датам и нарушать уже принятые соглашения. Он полагает, что американские дипломаты поддерживают действия правительства Израиля, чтобы сокрушить палестинцев. Поэтому Арури утверждает, что США из-за необъективных дипломатических инициатив не могут стать беспристрастным и честным посредником в мирном урегулировании арабо-израильского конфликта.

Однако вышеприведенное утверждение игнорирует различие функции посредника в юридической практике или в экономически отношениях с одной стороны, и международных отношениях, с другой. Роль посредника в гражданских сделках предусматривает беспристрастность по отношению к участникам переговоров. Однако в международных отношениях роль посредника иногда совместима с некоторой степенью вовлеченности в конфликт. Более того, те государства, которые не имеют собственного интереса в конфликте, зачастую мало заинтересованы прилагать эффективные усилия для его разрешения. В лучшем случае, беспристрастные посредники в международных конфликтах предоставляют лишь «добрые услуги» по налаживанию контактов между враждующими сторонами. Кроме того, они не готовы жертвовать значительные финансовые и другие ресурсы для достижения урегулирования конфликта. Таким образом, государство-посредник в международном конфликте может оставаться «честным посредником», даже если политическая элита государства-посредника симпатизирует одному из конфликтующих сторон. Более того, небеспристрастный, но честный посредник в международном конфликте способен завоевать доверие сторон и использовать своё влияние для достижения компромисса и урегулирования конфликта.

Тем не менее, Н.Х. Арури, рассматривая неудавшийся мирный «процесс Осло» в контексте динамики взаимоотношений США и двух протагонистов — палестинцев и Израиля, утверждает, что американские дипломаты, отрицавшие права палестинцев и не допускавшие полноправного участия палестинских лидеров в мирных переговорах, проводили политику, направленную на продолжение мирного процесса, но не мира. Он также полагает, что американская дипломатическая монополия продолжает оставаться единственным наиболее эффективным средством для достижения целей Израиля. Американские дипломаты и представители Госдепартамента США поддерживают Израиль, защищают израильское правительство от расследований международных организаций и создают препятствия на пути мирного урегулирования. И эта поддержка поощряет правительство Израиля не стремиться к эффективному проведению мирных переговоров.

Следует отметить, что Н.Х. Арури не одинок в своих взглядах. С Арури соглашался и востоковед Э. Саид, который утверждал, что США своими дипломатическими акциями поддерживают антипалестинскую политику Израиля. Более того, в рамках данного подхода в работах М. Раби и других, Израиль и США изображаются как империалисты, препятствующие процессу разрядки, поскольку дипломатическими средствами пытаются воплотить свои империалистические планы. Однако следует отметить, что данная точка зрения почти игнорирует связь между палестинскими террористическими группами и ООП.

Следует также отметить, что роли государств, участвующих в умиротворении ближневосточного региона и, прежде всего, в урегулировании арабо-израильского конфликта строго распределены. Данное обстоятельство накладывает отпечаток и на миротворческую деятельность, поскольку возможность силового давления и, тем более, миротворческих мер принудительного характера исключена, что ограничивает возможность американских политиков и дипломатов навязывать свою волю региональным акторам — участникам ближневосточного конфликта.

Американские дипломаты в ближневосточном конфликте в XXI веке
Евреи в самолете ― анекдот
 

Неудачное завершение декады американских дипломатических инициатив в 2001 году вызывает сомнения относительно способности дипломатов и администрации президента эффективно воплощать политику и стратегические планы ближневосточного мирного урегулирования. При этом, как пишет Н. Чомский, «следует принять во внимание и напомнить систематические провалы американской внешней политики и дипломатии в связи с вторжением Ирака в Кувейт, неудачное сотрудничество с Бин-Ладеном».

Однако никто не называет ошибки и неудачи американских дипломатов, допущенные во время ближневосточного мирного урегулирования, «скандальными». Возможно потому, что дипломаты США прилагали чрезмерные усилия для скорейшего урегулирования арабо-израильского конфликта и рассредоточивали свои инициативы на огромном политическом пространстве во имя достижения противоречивых и всегда адекватных стратегических интересов и внешнеполитических целей администрации президента Соединенных Штатов.

В чем же заложены основные причины фиаско многочисленных инициатив дипломатов США? Рассматривая причины неутешительного итога ближневосточного урегулирования, следует указать на некоторые мировоззренческие заблуждения дипломатического корпуса США. В длительном и затяжном арабо-израильском конфликте присутствуют элементы религиозного и этнического противостояния. Однако представители Госдепартамента стремились этого не замечать. Поэтому американская парадигма ближневосточного мирного урегулирования была неадекватна в силу своего тотального «либерально-демократического сознания».

Выдающийся историк Уильям А. Уильямс (Williams) предложил, что «внешняя политика США основана в значительной степени на американской вере в то, что демократия является лучшим ответом на все вопросы». Однако, грустная правда заключается в том, что данное убеждение может быть ошибочным. Отсутствие гибкости внешней политики и дипломатических инициатив может быть объяснено именно догматической верой в превосходство американского пути. Именно предубеждение, что другие народы не смогут эффективно решить свои политические проблемы и достичь экономического благополучия, если они не последуют американской формуле успеха, стало причиной некоторого высокомерия и пренебрежения чиновниками Госдепартамента многих реальных проблем современной ближневосточной политики.

В свою очередь Э. Басевич критикует либеральный прагматизм американской внешней политики и отмечает, что «Соединенные Штаты полагаются на комбинацию военной силы и дипломатического влияния, чтобы “управлять” безопасностью и мирным урегулированием в регионе Ближнего Востока». Однако, дипломаты США перепутали лидерство с успехом, стремясь к первому даже за счет последнего. И американцы не приветствуют вмешательство других держав в ближневосточную политику из-за собственных государственных интересов в терминах «политического реализма» (влияния и региональной гегемонии). И они полагаются на односторонние дипломатические инициативы, в противоположность действиям большой коалиции государств, а также международных и региональных организаций. Данная стратегия сохраняет роль американских дипломатов в качестве эксклюзивных «миротворцев» в ближневосточном конфликте.

Однако на сегодняшний день совершен незначительный прогресс в процессе мирного урегулирования. Поэтому, в действительности, для успешного посредничества в процессе мирного ближневосточного урегулирования необходима консолидация усилий многочисленных акторов международных политических отношений, как государственных, так и негосударственных.

Источник: Проблемы ближневосточного урегулирования в дипломатии США на рубеже XX — XXI вв. Дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. — СПб., 2006.

Американская дипломатия в урегулировании ближневосточного конфликта в 2001-2003 гг.

Арафат умерВ период смены администраций президентов Б. Клинтона и Дж. У. Буша мл. произошло развязывание крупномасштабных военных действий на «территориях». В данный период представители Госдепартамента и американские дипломаты стремились не допустить дальнейшей эскалации ближневосточного конфликта. На частной встрече 29 декабря 2000 года спецпредставитель президента США на Ближнем Востоке Деннис Росс был откровенен и предупредил палестинского представителя Ахмеда Куреи (Абу Аля), что отказ палестинцев от дальнейших переговоров с израильтянами об условиях окончательного урегулирования будет иметь негативные последствия для будущего палестинского государства. Ведь новый президент США уже не станет прилагать столь многочисленные усилия для урегулирования проблемы Палестины. Согласно мнению Д. Росса, развитие такого варианта событий должно было привести, в конечном итоге, к полному прекращению «процесса Осло» и сохранению существующей ситуации в израильско-палестинском территориальном споре, а также блокированию решения проблемы беженцев.

Однако палестинцы не вняли предостережениям Д. Росса. Это стало ясно во время встречи Я. Арафата и Б. Клинтона 2 января 2001 года в Белом доме, во время которой присутствовал сам Д. Росс. По мнению Д. Росса, «Арафат не был склонен вести переговоры и полагал, что насилие на территориях вынудит израильтян пойти на дополнительные уступки палестинцам». Тем не менее, израильская делегация отправилась на очередные мирные переговоры с палестинцами, которые состоялись в январе 2001 года в египетском городе Таба. Однако израильско-палестинское соглашение о постоянном статусе так и не было достигнуто. Возможно, палестинцы и израильтяне понимали, что данные переговоры следует рассматривать как очередную формальность в «конвейере мирных инициатив».

Новая администрация президента Дж. У. Буша-младшего уделяла основной приоритет американским внутриполитическим проблемам. Поэтому в марте 2001 г. новый госсекретарь Колин Пауэлл заявил, что он не намерен назначать специального посланника в ближневосточный регион весной 2001 года. И только летом Ближний Восток посетил представитель Госдепартамента Дэвид Саттерфилд (Satterfield). Но и его визит, по мнению Л. Хокстэндера, лишь создавал видимость приложения дипломатических усилий для восстановления процесса мирного урегулирования.

Э. Басевич утверждает, что внешняя политика администрации Ближнего Востока окончательно сформировалась лишь после трагических событий сентября 2001 года. При этом основное внимание уделялось событиям в Афганистане и в Ираке. Именно поэтому, утверждает Э. Басевич, ни администрация президента США, ни аналитические группы в Госдепартаменте не смогли предложить консолидированную альтернативу «соглашениям Осло». Все они попали под влияние харизматического израильского лидера — А. Шарона.

Активизация усилий американских дипломатов на Ближнем Востоке преследовала цель установления политического господства и обеспечение собственной безопасности одновременно с навязыванием их воли. Все это сопровождалось активизацией американского военного присутствия, которое США усиленно насаждали во имя своих стратегических интересов. Многие американские деятели приезжали в ближневосточный регион, не предпринимая при этом попыток решения его политических проблем. Все это делалось с целью подрыва палестинского восстания — интифады, в чем были заинтересованы израильские и американские политики.

Долгое время США в одностороннем порядке безуспешно пытались добиться палестино-израильского перемирия, а затем и возобновления переговорного процесса. Несмотря на весьма глубокий анализ конкретной ситуации на оккупированных палестинских территориях, сложившейся накануне и по ходу второй интифады, а также подготовку директором ЦРУ Р. Теннетом соответствующих практических рекомендаций по прекращению насилия и восстановлению сотрудничества в сфере безопасности, эти усилия ни к каким практическим результатам не привели. А администрация Дж. Буша-мл. после вторжения израильской армии в зону контроля Палестинской национальной автономии сочла за лучшее заручиться поддержкой международного сообщества.

Состоявшееся 10 апреля в Мадриде первое в своем роде совещание на уровне министерств иностранных дел «квартета миротворцев» уполномочило госсекретаря К. Пауэлла направиться в регион и потребовать от сторон выполнения резолюций СБ ООН №№ 1397, 1402 и 1403, а второе (по итогам миссии) затем рекомендовало провести новую международную конференцию по Ближнему Востоку.

В итоге, потерпев фиаско в миротворческой деятельности на израильско-палестинском треке и отказавшись от дальнейших инициатив, американские дипломаты были вынуждены принять план ближневосточного квартета — так называемую «Дорожную карту». Однако, данная дипломатическая инициатива, предпринятая с целью остановить насилие на «территориях» и достигнуть существенного прогресса в политической сфере, не принесла ожидаемых результатов из-за взаимного недоверия и вражды палестинцев и израильтян.

Несмотря на сохранение некоторых элементов «мадридского периода» ближневосточного мирного процесса, к лету 2002 года этот процесс оказался сведен на нет. Регион был вновь ввергнут в состояние конфронтации, не позволяющее говорить о возобновлении ближневосточного урегулирования. Принятие Советом Безопасности резолюции №1515 стало важным этапом на пути реализации «Дорожной карты», предложенной США в июне 2002 года палестинской администрации как условия создания палестинского государства. В результате совместная работа «квартета» превратилась в полноценную и детальную программу действий. Однако неоднократно выражался скепсис в отношении возможностей ее реализации. Многие предрекали, что она перестанет быть актуальной, как только будет опубликована.

И действительно, принятая сторонами еще в апреле 2003 года, она стала претворяться в жизнь только в июне, после встречи в Акабе двух премьеров — палестинского и израильского — под эгидой президента Дж.Буша-младшего. Вскоре, в июле, последовал срыв — масштабные теракты в Израиле, перемежавшиеся израильскими репрессалиями, отставка в сентябре палестинского премьера Абу Мазена и затяжной правительственный кризис в ПНА.

Однако «дорожная карта» как проект поступательного движения к миру не была забыта и, по сути дела, была реанимирована в ноябре 2003 г. Советом Безопасности ООН. Период вынужденного безвременья в ее реализации был чрезвычайно интенсивен с точки зрения поиска выхода из сложившегося тупика. Появился целый веер инициатив ― совместных израильско-палестинских, таких как план Нусейбе–Аялона, Бейлина–Абд Раббо, и чисто израильских, как, например, инициатива Шера–Саги. Эти планы либо дополняли «дорожную карту», либо предлагали альтернативные варианты решения палестинской проблемы, такие как односторонний уход Израиля с части или почти со всех палестинских территорий. И если разбирать достоинства и недостатки различных планов и инициатив, то «дорожная карта», при всем ее компромиссном характере, предполагала поэтапное продвижение к миру двух сторон. Она также соответственно накладывала на каждую из них известные обязательства.

Источник: Проблемы ближневосточного урегулирования в дипломатии США на рубеже XX — XXI вв. Дис. … канд. полит. наук: 23.00.04. — СПб., 2006.

© Hulio

Реклама от GoogleAdPromo
помощь с кандидатской и докторской публикацией
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 457

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *