Палестина в американской дипломатии

Палестинская проблема в довоенной и послевоенной ближневосточной политике США

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Американская ближневосточная дипломатия перед второй мировой войной

План С комиссии Вудхеда (1938)C 1917 по 1945 г.г. многие чиновники ближневосточного отдела Госдепартамента США (Department’s Division of Near Eastern Affairs — NEA) не поддерживали цели сионистского движения по колонизации Палестины и придерживались политики нейтралитета. Причинами такого подхода чиновников Госдепа было стремление сбалансировать многочисленные интересы. Кроме того, чиновники Госдепартамента стремились предотвратить сотрудничество арабских радикалов с Италией и Германией, которое действительно имело место в 1930-е г.г.

Однако еврейское просионистское лобби США и Конгресс усилили давление на чиновников подразделения Госдепартамента по ближневосточным вопросам (NEA). Это, по мнению чиновников Госдепартамента противоречило бы имиджу США как нейтральной державы, имеющей многочисленные экономические и политические интересы в регионе Ближнего Востока. В то же время было бы абсурдным, по мнению профессора истории университета Вест Честер (West Chester) Л. Дэвидсона, утверждать, как это делает Ф. Барам, что многие чиновники Госдепартамента были «антисемитами» и «анти-сионистами».

Перед второй мировой войной дальнейшее давление сторонников сионизма на Государственный департамент прекратилось, поскольку в то время ведущие американские политики не предавали большого значение судьбе евреев в Палестине. А служащие Госдепартамента США по прежнему относились к сионистскому движению в Палестине как к малозначительной проблеме в контексте подготовки к второй мировой войне. Более того, чиновники NEA полагали, что ближневосточная стратегия США должна основываться на умиротворении арабских интересов в Палестине с целью предотвратить дальнейшее сближение арабских радикалов с Германией и Италией.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

Более того, данная политика была обоснована, поскольку служащим Госдепа было известно, что британские дипломаты в неофициальных беседах с арабскими лидерами в 1938 году утверждали что правительство Её Величества «вынуждено проводить про-еврейскую политику [не запрещать полностью иммиграцию евреев в Палестину] в результате давления правительства Соединенных Штатов». И арабские лидеры верил им. В январе 1939 года служащие NEA получили сообщение, в котором утверждалось, что среди арабов широко распространено впечатление, согласно которому США оказывают давление на Великобританию, чтобы поддержать устремления сионистов в Палестине. Это впечатление могло привести к «антиамериканизму» среди арабов со всеми вытекающими из этого последствиями.

Однако многие политики и дипломаты США руководствовались не только прагматическими интересами, но и религиозными убеждениями. Так, К. Кристисон, прослеживая развитие американкой заинтересованности проблемой Палестины еще в XIX столетии в контексте представлений о Святой Земле, поддержки американским президентом Вудро Вильсоном декларации Бальфура и подробно рассматривая эти подходы от Ф.Д. Рузвельта до Дж. Буша ст., утверждает, что американская внешняя политика в отношении проблемы Палестины основывалась на иудео-христианских ценностях и симпатиях к сионистскому движению, а также чувства вины из-за отказа принять евреев-беженцев из Европы.

Американские дипломаты и «палестинская проблема»

Свободу ПалестинеВ период после второй мировой войны палестино-израильский конфликт оказывал существенное влияние на внешнюю политику не только держав, но также практически каждого государства, вовлеченного в ближневосточную политику. В этой связи следует отметить, что арабо-израильский конфликт имеет систематическую тенденцию к расширению и обострению. Ближневосточный конфликт в период после второй мировой войны вышел из своего локального характера и перешел на уровень конфронтации Запад-Восток. Все эти перечисленные факторы и привели к ситуации, когда палестино-израильский конфликт как элемент ближневосточного противостояния стал самой длительной конфронтацией на Ближнем Востоке, не поддающейся окончательному урегулированию политическими и правовыми средствами.

С 1948 г. до 1967 г. «палестинская проблема» рассматривалась американскими дипломатами как проблема палестинских беженцев: территорию государства Израиль покинуло примерно 600 тысяч арабов. Данные о численности арабских беженцев разнились. По израильской оценке, за границей оказалось 539 тысяч палестинских арабов. По предварительным данным ООН на 1950 год, этот показатель был на 100 тысяч больше. Палестинская исследовательница Э. Зурейк утверждала, что палестинских беженцев насчитывалось около 800 тысяч, однако эти данные можно считать преувеличенными. Таким образом, 80 процентов арабов оставили территорию Государства Израиль в 1948 году и только 35 тысяч палестинских беженцев вернулись в свои дома после окончания первой арабо-израильской войны. Палестинскими арабами этот исход воспринимался как «катастрофа» («Накба»).

Представители Госдепартамента США и американские дипломаты были обеспокоены судьбой палестинских беженцев, однако они не оказывали систематического давления на правительство Израиля, чтобы заставить израильских политиков принять всех или большую часть беженцев. Джеймс Д. Макдональд, первый посол США в Израиле писал: «Я сомневаюсь в том, что в первый тревожный год существования Израиля руководители страны нашли время для обсуждения проблемы беженцев. У меня сложилось впечатление, что этот вопрос был оставлен экспертам. Казалось, что ни один из «большой тройки» — Вейцман, Бен-Гурион, Шарет — не осознавал последствий этой трагедии и опасности бездействия Израиля. Д-р Вейцман, несмотря на его глубокий рационализм, взволнованно говорил мне о «чудесном упрощении задачи Израиля». Он как будто спрашивал: «Почему же ООН и западные страны проявляют теперь такое беспокойство […] о судьбе беженцев [арабов]?»

Как самостоятельный актор международной политики палестинское движение начало действовать на международной арене в лице Организации Освобождения Палестины (ООП), когда фракция ФАТХ во главе с Я. Арафатом в 1969 г. захватила ключевые позиции в ООП. Однако, доктрина вооруженной борьбы, выбранная руководством ФАТХа также показала свою несостоятельность. Затем в июне 1974 г. была провозглашена так называемая поэтапная программа, в которой впервые было заявлено о возможности политического пути решения палестинской проблемы. В октябре того же года седьмая арабская встреча в верхах, проходившая в столице Марокко, г. Рабате, объявила ООП «единственным законным представителем палестинского народа».

Палестинская проблема, стоящая в центре арабо-израильского конфликта прошлого века, являлась составляющей соперничества между СССР и США. Советско-американское противостояние позволяло сохранить и поддерживать палестино-израильский конфликт, хотя и не являлось его причиной. ООП, как «малая ближневосточная клиентура» советского руководства, также получала вооружение и финансовую и дипломатическую поддержку от арабских государств и Китая.

Бывший аналитик ЦРУ К. Кристисон в книге «Восприятие Палестины» (2001) утверждала, что Соединенные Штаты успешно осуществляют свою внешнюю политику по отношению к проблеме ближневосточного мирного урегулирования, даже несмотря на чрезмерную симпатию к Израилю и пренебрежение законными требованиями палестинцев. Однако данная точка зрения кажется весьма спорной и в дальнейшем будут рассмотрены подходы американских дипломатов к урегулированию «палестинской проблемы».

Обструкционизм представителей Госдепартамента, в том числе Г. Киссинджера, по отношению к созданию палестинского государства убедили многих палестинцев, что арабские государства стремились пожертвовать интересами палестинцев ради достижения своих целей. Это был период усиления радикалов ФАТХа Ясира Арафата, главной фракции Организации Освобождения Палестины; а также фракции «Черный сентябрь» и радикала Джорджа Хабаша, сторонника марксистского «Народного фронта освобождения Палестины».

Однако воздействие терроризма палестинских радикалов на палестино-американские отношения было разрушительным. Террор палестинских радикальных организаций осуждался Соединенные Штатами, которые затем игнорировали палестинские требования. Палестинский терроризм также способствовал утверждению точки зрения израильских правительств на политику США в отношении палестинской проблемы. Терроризм ООП и других радикальных палестинских организаций подтолкнул США к рассмотрению Организации освобождения Палестины как незаконной группы, намеревавшейся уничтожить Израиль и не признающей любые перспективы мирного урегулирования. Убийство двух американских дипломатов в Хартуме в 1971 году радикальной фракцией ООП потрясло их коллег по Государственному департаменту и подтверждало их представления об ООП как о террористической организации.

Терроризм ООП также усилил намерения дипломатов и политических лидеров США исключить ООП из процесса ближневосточной разрядки, что привело президента Дж. Форда к обязательству по отношению Израилю в 1975 году избегать диалога с Арафатом, пока ООП не выполнит другие условия по прекращению террористической деятельности. И это несмотря на то, что арабские государства признали исключительное право ООП представлять палестинцев. Как указывает К. Кристисон, «данная исключительная мера американской дипломатии, примененная для того, чтобы поощрить проявление политического реализма и умеренности в ООП, продлила иллюзию, созданную Израилем, что возможна замена ООП как представителя палестинского народа» на «умеренных палестинцев», которые станут послушными марионетками израильского правительства.

К. Кристисон высоко оценивает деятельность Джимми Картера как первого президента США, который сочувствовал палестинцам, хотя он одобрил возможный Иорданский суверенитет над Западным берегом. Она также положительно оценивает деятельность Дж. Картера за попытку внести вопрос о палестинцах на мирных израильско-египетских переговорах в Кэмп-Дэвиде и осуждение строительства израильских поселений на территориях как неправомочного действия по мнению юрисконсульта Государственного департамента. Однако инициатива Картера по созданию палестинской автономии провалилась под израильским давлением, эрозией внутренней политический поддержки Картера американской политической элитой и весом традиционных структур американо-израильских стратегических отношений.

Отказ признавать палестинских представителей стал навязчивой идеей администрации Рейгана-Шульца, что непосредственно отразилось на американо-палестинских отношениях. Однако к тому времени фракция ФАТХ и председатель ООП Я. Арафата согласился, через третьи лица, установить дипломатические контакты с представителями США и прекратить нападения против американцев. Данные политические инициативы ООП можно было, по мнению К. Кристисон, расценивать как сигналы проявления умеренности и компромисса. Однако, в США, отмечает К. Кристинсон, «негативное отношение к ООП было настолько сильно, что эти сигналы, или игнорировались или были неправильно истолкованы». Тем не менее, в защиту американских дипломатов и политиков в отношении «палестинской проблемы» следует указать на тот факт, что международной политике весьма часто происходит неверная интерпретация сигналов противоположной стороны из-за различных культурных или идеологических факторов.

Таким образом, дипломаты США, на протяжении многих лет отвергали контакты с ООП. К. Кристинсон утверждает, что в течение десятилетий дипломаты США упускали возможность более эффективного вмешательства в конфликт под влиянием израильского и внутреннего давления. В качестве примера она указывает на длительный бойкот США дипломатических контактов с ООП и на тот факт, что администрация США длительное время не уделяла должного внимания проблеме строительства израильских поселений в секторе Газа, что поощряло строительство и расширение новых поселений и препятствовало выводу израильских войск с «территорий». К. Кристинсон также указывает, что американская внешняя политика многие годы была основана на принципе нежелания признать Восточный Иерусалим оккупированной территорией, а последовательные вето США на многие резолюции СБ ООН блокировали продвижение ближневосточного мирного урегулирования. Таким образом, американская дипломатия стремилась достичь мирного ближневосточного урегулирования посредством переговоров, но не стремилась изменить политический контекст ближневосточного конфликта, признав законные права палестинцев на самоопределение.

Американская дипломатия много раз упускала возможность создать полноценные дипломатические контакты с ООП, и только в начале 1990-ых, — отмечает К. Кристисон, — «под влиянием событий в регионе Ближнего Востока, включая интифаду и вторую войну в Заливе, американская дипломатия совершила практическое изменение своей внешней политики по проблеме Палестины». Признание прав палестинцев представителями Госдепартамента было обусловлено внешнеполитической необходимостью.

Когда американские политики и дипломаты стали предпринимать внешнеполитические меры с целью достичь мирного урегулирования на Ближнем Востоке, сами палестинцы к тому времени предприняли некоторые инициативы. В итоге, в 1993 г., в Вашингтоне, лидеры ООП и израильское правительство пришли к историческому соглашению и подписали договор, ознаменовавший новый этап в истории палестино-израильского противостояния.

Американские дипломаты о плане раздела Палестины в 1947 году

План раздела Палестины ― 1947В ноябре 1947 года американские дипломаты не только поддержали принятый план ООН о разделе Палестины, но и настойчиво рекомендовали принятие этого плана это среди других членов Организации Объединенных Наций. Президент Г. Трумэн был осведомлен о трагическом положении еврейских беженцев. Ужасающие положение беженцев и его более ранние изучения Библии заставили его быть восприимчивым к аргументу, что эмиграция в Палестину была надлежащим средство выживающих европейских евреев. Все же он подтверждал позже, в своих мемуарах, что он «полностью осознавал враждебность арабов к еврейскому поселению в Палестине».

Решение Трумэна поддержать учреждение еврейского государства было принято против совета большинства высших чиновников Государственного департамента и других экспертов внешней политики. Они были заинтересованы в продолжение американских отношений с арабским государствами. Кроме того, они были обеспокоены возможным советским проникновением в регион Ближнего Востока, как, например, министр обороны Джеймс Форрестал и Лой Хендерсон (Loy Henderson), в то время руководитель ближневосточного отдела Государственного департамента (chief of Near Eastern affairs). Хендерсон предупредил, что план раздела Палестины не только создаст антиамериканские настроения, но также потребует вмешательство американских вооруженных сил для воплощения этого плана.

Образование Государства Израиль и ближневосточная дипломатия США

Israel — USAОбразование государства Израиль стало весьма значительным событием на Ближнем Востоке, повлиявшим не только на политику данного региона, но и на международные отношения второй половины XX в., а также на политику сверхдержав, в том числе на ближневосточную дипломатию США. […]

В статье исследуется роль ближневосточной дипломатии США в период образования государства Израиль — события, которое стало продолжением затяжной конфронтации между палестинскими арабами и евреями. В основе арабо-израильского конфликта лежит проблема Палестины: два народа претендуют на одну небольшую территорию, которую по праву считают своей исторической родиной. Палестинский конфликт развился вокруг спорной территории, которую в течение многих сотен лет два народа, а затем два национальных движения считали своей родиной. […]

Ориентация сионистского движения на сотрудничество с США

Став председателем Всемирного сионистского движения, Д. Бен-Гурион после начала Второй мировой войны оттеснил Х. Вейцмана, делавшего ставку на сотрудничество с Великобританией, с ведущих позиций в сионистском движении и переориентировал внешнюю политику сионистского движения на США. «Английская карта больше не била. Она играла против евреев. В противоположность этому, американская карта оказалась козырной», — указывал Г. Сакер (Сакер, 1990–1993, с. 98). Сионистские лидеры, в первую очередь Д. Бен-Гурион, своевременно распознали преимущество переориентации внешней политики сионистского движения с Великобритании на США. Решающую роль в этом сыграли такие факторы, как мощь США и влияние еврейской общины. Помогая сионистскому движению и Израилю, США постоянно пытались оставаться нейтральными и по отношению к арабским странам, и это в целом им удавалось, несмотря на многочисленные срывы (см.: Hurewitz, 1956. р. 117).

До Второй мировой войны американцы практически не вмешивались в дела Ближнего Востока. Этот район целиком находился в сфере влияния европейских стран. Однако в ходе Второй мировой войны США все больше и больше интересовались Ближним Востоком как по причинам стратегическим, так и из-за интересов американских нефтяных компаний, действующих в этом регионе. Вмешательство президента США Гарри Трумэна в ближневосточные дела было связано с проблемой «перемещенных лиц» в Европе. Кроме того, Гарри Трумэн был южным баптистом и питал некоторую религиозную симпатию к евреям. Специальный посланник американского президента, который изучил состояние дел на местах, представил доклад, свидетельствующий об ужасающем положении бывших узников в лагерях для «перемещенных лиц». Кроме того, около 1000 евреев-переселенцев было убито в Восточной Европе в послевоенный период. Еврейские общины США требовали от правительства немедленного вмешательства. Трумэн направил премьер-министру К. Эттли письмо, в котором настаивал на том, чтобы 100 тыс. евреев из лагерей для «перемещенных лиц» были немедленно впущены в Палестину. Но британское правительство отвергло предложение Трумэна предоставить им такую возможность (Monroe, 1963, р. 178).

Тяжелое экономическое положение и потребность в срочной американской помощи заставили Великобританию повременить с официальным объявлением своего нового внешнеполитического курса и предложить создать смешанную англо-американскую комиссию, которая изучит положение на местах и представит свои рекомендации. На приеме, устроенном английским министром иностранных дел Эрнстом Бевином для членов комиссии, он заявил, что если комиссия примет свои предложения единогласно, то английское правительство возражать не будет (Monroe, 1963, р. 179).

В апреле 1946 г. объединенная британско-американская комиссия рекомендовала принять в Палестину 100 тыс. беженцев и отменить ограничение на приобретение земли. Комиссия единогласно приняла следующие рекомендации: «Палестина не будет только еврейским или только арабским государством. Необходимо отменить существующие ограничения на покупку земли и выдать 100 тыс. разрешений на въезд бывшим узникам нацистских лагерей смерти. Мандат Англии на управление Палестиной должен быть продлен до тех пор, пока между евреями и арабами не будет достигнута договоренность о создании единого арабо-еврейского государства» (цит. по: Сакер, 1990–1993, с. 124). Эти предложения не были приняты всерьез ни евреями, ни арабами. Арабы полностью отвергли все рекомендации комиссии и вернулись к своим требованиям создать на территории Палестины арабское палестинское государство. Еврейское агентство положительно отнеслось лишь к рекомендациям отменить запрет на покупку земли и разрешить въезд 100 тыс. беженцев. Президент Трумэн приветствовал предложение комиссии и просил немедленно выдать разрешение на въезд евреев. В отношении других предложений он дал понять, что воплощение их в жизнь потребует длительных политических усилий. Но правительство Великобритании, в частности Эттли и Бевин, отвергли даже предложение о въезде в Палестину 100 тыс. беженцев (см.: Hurewitz, 1956, р. 98). […]

Провозглашение независимости государства Израиль и дипломатические усилия США

С приближением 15 мая 1948 г., дня окончания британского мандата, представители Госдепартамента США усилили давление на еврейских руководителей, чтобы заставить их отказаться от провозглашения еврейского государства и согласиться на режим опеки, предложенной американцами. Джон Маршалл, госсекретарь США, предупредил представителя сионистского движения (будущего министра иностранных дел Израиля) Моше Шарета, что необходимо отложить провозглашение еврейского государства и согласиться на трехмесячное перемирие, в течение которого будет решено политическое будущее Палестины.

На специальном заседании Народного правления (временного исполнительного органа, созданного в преддверии провозглашения независимости) под председательством Д. Бен-Гуриона было обсуждено это предупреждение, а также военное и экономическое положение еврейского населения Палестины (ишува). Всем было ясно, что сразу же после провозглашения еврейского государства арабские армии попытаются его уничтожить. После продолжительных дебатов шестью голосами против четырех было решено не откладывать провозглашение независимости (Корнилов, 1994, с. 15). Затем 14 мая 1948 г., в пятницу, в 4 часа дня члены Народного совета (временного законодательного органа ишува) и приглашенные представили общественности собрались в Музее Тель-Авива (Эвен, 1988, с. 251).

Председатель собрания Давид Бен-Гурион огласил Декларацию независимости Израиля. Декларация Независимости подчеркивала «стремление [еврейского государства] жить в мире и добрососедстве с соседними государствами», но не сообщала о границах государства. Также в Декларации заявлялось о соблюдении «заповедей свободы, справедливости и мира» и «естественного права еврейского народа быть хозяином своей судьбе, подобно другим народам, в своем суверенном государстве» — это право еврейского народа на возрождение в своей стране сформулировал еще первый сионистский конгресс.

Несмотря на противодействие провозглашению независимости, США стали первой страной, признавшей государство Израиль сразу же после окончания срока действия британского мандата (Эттингер, 1979, т. 2, с. 312). Через считанные дни Израиль признали также Советский Союз и многие другие страны, но вопрос о дальнейшем существовании еврейского государства решался не в кабинетах дипломатов, а на поле боя. […]

Выводы и заключение

К концу Второй мировой войны, когда оказалось, что Великобритания не собирается отказаться от политики «Белой книги», «Эцель» возобновил вооруженную борьбу против английской армии. Когда и Д. Бен-Гурион признал, что правление англичан приняло откровенно проарабский характер, операция «Сезон» по подавлению еврейского подполья в Палестине была прекращена, а в 1947 г. «Хагана», «Эцель» и «Лехи» договорились о сотрудничестве в рамках «Тнуат а-Мери а-Иври» («Движения еврейского сопротивления»), которое проводило подпольные действия против британских властей в Палестине.

После Второй мировой войны, оказавшись перед лицом растущей враждебности и подрыва своих позиций в Палестине, британская политика снова изменилась: теперь Великобритания предлагала би-национальное государство. Когда и арабы, и евреи отвергли это предложение, Великобритания передала конфликт на рассмотрение Организации Объединенных Наций, рассчитывая, наверняка, что ООН вернет Палестину назад под контроль Великобритании. Однако надежды Лондона на разрешение этого конфликта в своих собственных интересах были разрушены. США приняли решение занять место Великобритании в качестве господствующей державы на богатом нефтью Ближнем Востоке и взять под свой контроль споры по вопросу о Палестине.

Подобно остальному миру, представители UNSCOP были глубоко взволнованы бедственным положением евреев, свидетелем которого представители этой организации стали в ходе посещения лагерей для «перемещенных лиц» в Европе. Поскольку в 1947 г. США отказались принять существенное число еврейских беженцев на свою территорию, то создание еврейского государства казалось единственным решением. Палестинские арабы имеют право заявить, что они косвенно стали невинными жертвами того, что случилось с евреями в Европе. И это правда. Но они также стали жертвами тщеславной фантазии своих собственных вождей, жертвами интриг и междоусобиц арабских лидеров, жертвами холодных расчетов европейских политиков.

Во время обсуждения палестинского вопроса в ООН ни еврейское, ни арабское давление на Генеральную Ассамблею не сыграло решающей роли. Более того, у Генеральной Ассамблеи не было серьезной альтернативы разделу. И арабы, и евреи заявляли, что не согласятся на федеративное государство, а в пользу раздела высказывались евреи. В ходе обсуждения будущего Палестины принятию плана раздела в немалой степени способствовало сотрудничество США и СССР в этом вопросе.

Учреждение еврейского государства было встречено с симпатией миллионами людей во всем мире, которые были устрашены катастрофой, постигшей европейское еврейство. Ведущие державы, в том числе США и Советский Союз (но не Великобритания) активно поддерживали создание этого государства, но каждая из них действовала в своих собственных интересах. Они рассматривали это новое государство как способ блокирования британских позиций на Ближнем Востоке. ООН голосовала за разделение Палестины, приветствуя еврейское государство в качестве нового и прогрессивного образования, предназначенного для строительства демократического и равноправного общества в интересах наиболее жестоко угнетенного народа Европы.

Решимость и стойкость евреев Палестины привели к тому, что предвидение Т. Герцля осуществилось — спустя пятьдесят лет после Первого Сионистского конгресса (1897 г.) независимое еврейское государство появилось на карте мира — так завершился процесс превращения небольшого еврейского сообщества (ишува) в Палестине сначала в «государство в пути», а затем и в признанное мировым содружеством государство Израиль.

Рассмотрев историю создания государства Израиль, можно прийти к выводу, что механизмы и процедуры воплощения плана о разделе Палестины ГА ООН от 29 ноября 1947 г. в действительность были весьма непродуманны и неэффективны, а решение о разделе Палестины воплотилось в жизнь не посредством ГА ООН или вмешательства сверхдержав (США или СССР), а в результате сражений между евреями и палестинскими арабами, а затем сражений израильской армии с армиями соседних арабских стран.

Вторжение арабских армий в Палестину являлось нарушением принципов международного права, поскольку основной принцип международного права, регулирующий поведение государств в отношении внутреннего конфликта, — принцип невмешательства во внутренние дела. Поскольку гражданская война является внутренним делом данной страны, то иностранные государства обязаны воздерживаться от любого вмешательства в такой внутренний вооруженный конфликт. Исключением из этого правило является случай, когда признанные власти получают иностранную помощь против восставших. Вопрос о правомочности той или иной стороны представлять государство во внутренних и внешних делах должен решаться самими участниками внутреннего конфликта без участия других государств, а иностранная помощь одному из участников внутреннего конфликта, усиливающая его военный потенциал, является попыткой влияния извне на исход внутренней борьбы и вмешательством во внутренние дела.

Интернационализация конфликта очень часто стирает географические границы региона, втягивает в число участников конфликта многие государства, ведет к людским потерям, к диффузии оружия массового поражения. Обязательным элементом структуры регионального конфликта является соответствующее участие в нем в качестве третьих сил центросиловых государств–лидеров глобальных систем и их стратегических союзников. Конфликт между палестинскими арабами и евреями стал одним из таких конфликтов. Палестинский конфликт, превратившись из локального конфликта между двумя народами, проживающими на одной территории, в международный конфликт, расширялся и обострялся.

В результате арабо-израильской войны 1948 г. (войны за независимость) Израиль стал государством без региональной легитимности. Палестинцы после 1948 г. оказались народом без государства, и это повлияло на региональную нестабильность. Положение палестинцев усугубляло отсутствие решения проблемы беженцев. Арабские государства использовали беженцев для достижения собственных политических целей и для ослабления государства Израиль. Терроризм и инфильтрация беженцев в пограничных участках привели к началу войн 1956 г., 1967 г. и 1982 г. Полувоенные соединения палестинских беженцев также подрывали безопасность приютивших их стран — Иордании в сентябре 1970 г. и Ливана с середины 1970-х до начала 1990-х годов.

В 1948–1973 гг. палестино-израильский конфликт как часть арабо-израильского конфликта варьировал от вооруженного столкновения к «холодной войне». Попытки международных организаций и мировых держав урегулировать палестино-израильский конфликт политическими средствами и средствами международного права в рамках урегулирования арабо-израильского конфликта в 1948–1973 гг. были малоэффективны. Различные группы стран и страны при подходе к решению ближневосточных проблем руководствовались обычно только своими интересами и не учитывали интересы других, а также местного населения. Такой подход не способствовал умеренности среди арабских лидеров. Более того, такой подход подрывал позиции Израиля и умеренных арабских лидеров и отодвигал возможность сепаратных договоренностей на неопределенный срок или превращал саму возможность сепаратных договоренностей в бесперспективную.

Литература

Корнилов А.А. Между войной и миром: о процессе принятия внешнеполитических решений в государстве Израиль (1948–1993 гг.). М.: Культура, 1994.
Сакер Г. М. История Израиля. Т 2. Иерусалим: Библиотека Алия , 1990–1993.
Смирнов А. И. Арабо-израильские войны. М.: Вече, 2003.
Советско-израильские отношения: Сборник документов. Кн. 1. 1941–май 1949 гг. М.: Международные отношения, 2000.
Эвен А. Рождение Израиля / Время и мы: Международный журнал литературы и общественных проблем. 1988. № 100.
Эттингер Ш. Очерк истории еврейского народа. Т. 2. Иерусалим: Библиотека Алия, 1979.
Hurewitz J. C. Diplomacy in the Near and Middle East. Princeton: D. Van Nostrand, 1956.
Monroe E. Britain`s Moment in the Middle East, 1914–1956. London: Chatto and Windus, 1963.

Источник: Образование Государства Израиль и ближневосточная дипломатия США // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2006. Т. 2. № 1. С. 173-185.

Американские дипломаты об интернационализации Иерусалима

После второй мировой войны представители Госдепа США весьма критично оценивали шансы практической реализации положений об интернационализации Иерусалима. В дополнение к сложностям, связанным с управлением районом, зажатым между двумя суверенными, и, возможно, враждующими государствами, существовали также и сложности финансового порядка. Экономическая сторона управления этим городом как corpus separatum в первоначальном предложении об интернационализации была разработана крайне слабо. Из общих положений можно было сделать вывод, что международный режим в городе предполагалось осуществлять за счет финансовых поступлений от членов Объединенных Наций, а значит, прежде всего, от США.

Отказ от интернационализации «города трех религий» освободил бы американское правительство от солидного финансового бремени, связанного с обеспечением этого проекта. Американский делегат в ООН предупреждал, что ратификация этого плана «вовлечет Объединенные Нации в решение бесконечного множества проблем, связанных с достижением целей, не все из которых находятся в сфере ответственности международного сообщества. […] Он не только не принимает в расчет интересы жителей Иерусалима, но и ставит под угрозу те права, на осуществлении которых так настаивает большинство делегатов».

В последствии, дискуссии, проходившие на Генеральной Ассамблее по вопросу Иерусалима в начале 1950-х гг., также оказались безрезультатными. Представители США в ООН поддерживали проекты резолюций, призывавший к установлению международного режима исключительно в отношении святых мест и передаче административных полномочий в западной и восточной части «города трех религий», соответственно, Израилю и Иордании. Таким образом, американские дипломаты все больше отстранялись от поиска эффективного решения проблемы Иерусалима при усиливающейся тенденции к признанию ситуации, существующей в городе de-facto. И это привело к практическому «исчезновению» проблемы Иерусалима с повестки обсуждений в ООН в последующие годы.

© Hulio

Реклама от GoogleAdvertisments
быстро опубликуем статьи вак
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 123

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *