Теории международной торговли

Исследования международных экономических отношений в российских диссертациях

Содержание
(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)
 

Классические теории международной торговли

International tradeМеждународная торговля не является автономной сферой деятельности человеческого сообщества и зависит от других сфер деятельности. Она зависит от экономической деятельности внутри государств, включенных в глобальную систему торговых отношений, от основных правовых отношений и нормативных актов, регулирующих её, и от внутригосударственной и межгосударственной политики ведущих мировых держав. Кроме того, политический аспект всегда присутствует во многих политиках применения тарифов в экономических отношениях. Поэтому политическая сфера деятельности, в том числе политика ведущих держав, оказывает решающее влияние на функционирование всемирной коммерции.

Либерализм, меркантилизм и гегемоническая стабильность являются тремя теориями, с помощью которых можно описать поведение государств в сегодняшнем мире глобальной экономики. Все три из них представляют реальную основу для научного анализа современных международных торговых отношений. Тем не менее, не представляется возможным отдать одной из этих парадигм абсолютное предпочтение и превратить ее в эксклюзивную теорию на основе которой можно рассматривать процессы и события в глобальной коммерции.

Сторонники экономического либерализма полагают, что влияние тарифных ограничений на международную торговлю, в основном, негативно. Однако, сторонники неомеркантилизма утверждают, что таможенные тарифы составляют значительную часть доходов государств третьего мира и основу пополнения их госбюджета. Теория гегемонической стабильности помогает примирить две взаимоисключающие точки зрения – экономический меркантилизм и экономический либерализм. Теория гегемонической стабильности предлагает рассматривать существование неолиберального режима в глобальной экономике как выражение доминирующей мощи одного из экономически и политически развитых государств-держав, которое возглавляет мировую экономику.

Реклама от GoogleAdvertisment
редакторская вычитка
 

Таким образом, современные наднациональные торговые отношения следует рассматривать в контексте трех указанных теорий, которые являются взаимодополняющими (хотя отчасти и противоречащими друг другу). Именно они способствуют целостному, наиболее полному и интегративному пониманию глобальных процессов в системе международной экономики и торговли.

Теория гегемонической стабильности как фактор, объясняющий смену лидеров внешнеэкономических отношений

The theory of hegemonic stability
 

Теория гегемонической стабильности (hegemonic stability theory) как парадигма, объясняющая межгосударственную торговлю, совмещает элементы меркантилизма и либерализма. Согласно этой теории, наличие военной и хозяйственной мощи в руках одного государства — гегемона — способствует стабильности в глобальной макроэкономической системе, основанной на принципах либерализма. Этим теория гегемонической стабильности отличается от реализма, близко связанного с меркантилизмом, так как реализм рассматривает баланс сил между соревнующимися государствами как основу для стабильности глобальной макроэкономической системы. Однако теории реализма и гегемонической стабильности схожи тем, что в обеих мощь государства является ключевым термином для понимания поведения государства в анархической глобальной системе.

Теория гегемонической стабильности предполагает, что либеральная макроэкономическая система не может сама по себе существовать долгий период времени, но должна поддерживаться действиями главенствующей экономически развитой державы — гегемоном. Гегемония — способность диктовать или приоритетно предлагать правила и соглашения, на основе которых проводятся политические и экономические отношения. Это относится к превосходству материальных ресурсов, которые дают контроль над сырьем, капиталом и рынками, а также конкурентное преимущество в производстве высоко оцениваемых товаров и услуг. Пользуясь своим положение лидирующей в этих аспектах державы, гегемон способен поощрять правила для всей системы глобальной экономики в целом, которые защищают и его интересы. Гегемоны, как, например, Великобритания, чья внутренняя экономика была основана на капиталистических принципах, предпочитала либеральные (открытые) хозяйствующие системы. Их сравнительно высокий контроль над технологиями, капиталом и сырьем предоставлял ей больше возможностей извлекать преимущества и экономическую выгоду от международной системы, свободной от меркантилистских ограничений. Ее экономика служила «локомотивом развития» для остальных стран в «либеральном поезде».

Однако гегемония накладывает особую ответственность на ведущую державу. Гегемон должен выполнять функцию координации макроэкономических политик различных государств. Он также вынужден управлять международной валютной системой, которая позволяет обменять валюту одного государства на денежный стандарт другого государства. Кроме того, ему нужно обеспечить надежные гарантии, что в случае, если некоторые государства столкнуться с дефицитом баланса платежей (дисбалансом в их финансовых поступлениях и расходах), то им будут обеспечены достаточные кредиты для финансирования их затруднений. Гегемон также должен служить как кредитор в период финансовых кризисов.

Если самые развитые государства не могут выполнить этих условий, то вскоре появятся тенденции, направленные к осуществлению протекционистских мер по защите или регуляции местных и национальных экономик. Эти тенденции могут нарушить открытую глобальную макроэкономическую систему. Эти тенденции превращают тарифы, монетарное (финансовое) регулирование и другие меркантилистские политики, которые затрудняют действие конкурирующих сил свободного международного рынка, в более и более распространенные и уничтожают либеральный порядок в системе глобальной экономики. Поэтому государства-гегемоны должны иметь не только большую возможность влиять на систему, но и нести величайшую ответственность для эффективных действий.

Если гегемон ответственно исполняет свои обязанности, то он создает общественное благо — термин, относящийся к выгодам, которые разделяют все, и никто не может быть селективно их лишен. Международная безопасность, финансовая стабильность и открытая глобальная экономика с относительно свободной и предсказуемой возможностью для перевозки товаров, услуг и капитала могут рассматриваться как примеры желаемых коллективных благ. Безусловно, глобальный порядок предпочтительнее, чем отсутствие такового.

Те, кто наслаждаются существованием общественных благ, но в незначительной степени способствуют их созданию или вообще отказываются вкладывать собственные ресурсы в их создание, называются «бесплатные пассажиры». Так, например Япония в 1990-1991 гг. отказывалась финансировать операцию «Буря в пустыне», ссылаясь на конституционное ограничение, запрещающее превышать определенный процент от государственного бюджета на военные расходы. Хотя Япония, как страна не имеющая собственных сырьевых ресурсов, была с первую очередь заинтересована в поддержании политической и военной безопасности в регионе Персидского залива. Держава-гегемон обычно терпит существование «бесплатных пассажиров», отчасти потому, что гегемон поощряет другие государства принять его условия. В таком случае, все остаются в выигрыше, так как выгода от сотрудничества измеряется в терминах результата с «позитивной суммой» ― то есть все государства-участники в системе свободной международной торговли остаются в выигрыше.

Однако, если издержки лидерства в системе свободной международной торговли начинают значительно возрастать для государства-гегемона, то гегемон с наименьшей сдержанностью продолжит терпеть наличие «бесплатных пассажиров». Выигрыш одой из сторон рассматривается как проигрыш для другой и основа для сотрудничества постепенно исчезают.

Когда державе-гегемону в системе глобальной экономики не угрожает соперничество со стороны других держав, то эта страна может позволить себе быть в меньшей степени озабоченной относительно ее мощи относительно других государств. Поэтому держава-гегемон не стремится максимизировать свою долю на глобальных рынках, но этого стремятся достичь другие державы. Как только доминирование державы-гегемона в системе международной торговли снижается, то политика державы-гегемона по вопросам глобальной торговой политики последовательно изменяется.

Возможность ведущих держав приспособиться к изменяющимся обстоятельствам является решающей для поддержания их лидирующих позиций в мировой экономике. Великобритания оказалась неспособной приспособиться к изменениям в системе мировой экономики и была вынуждена отказаться от роли державы-гегемона. Известный американский историк Пол Кеннеди в монографии «Взлет и падение великих держав» (1987 г.) утверждал, что глобальные интересы и обязательства Великобритании к концу XIX века значительно превышали мощь страны. И поэтому Великобритания не имела возможность защищать свои интересы повсеместно. Кеннеди утверждал, что держава, которая желает оставаться таковой в течении длительного времени должна иметь, в частности, процветающую экономику и финансы.

В случае упадка влияния державы-гегемона, во внутренней политике этой страны силы экономического национализма одерживают верх над идеями либерализма. В системе международной торговли постепенно происходит упадок существующего режима. Могут произойти глобальные войны, как например, упадок гегемонии Великобритании и отсутствие лидерства США привели к мировым войнам в первой половине двадцатого столетия.

В подтверждение этого тезиса экономист Чарльз Киндлебергер в 1973 впервые привел теоретические выкладки о порядке и стабильности, которые предоставляют лидирующие державы. Объясняя Великую депрессию 1930-х, он утверждал, что для поддержания стабильности глобальных макроэкономической и финансовой систем необходимо лидерство державы. Гегемон должен быть готов, осознанно или бессознательно, установить стандарты поведения в международной торговле для других стран и заставить их следовать этим стандартам. Также гегемон несет основную нагрузку по поддержанию функционирования системы глобальных торговых отношений и связанные с ними затраты. Великобритания играла подобную роль с Венского конгресса 1815 г. до Первой мировой войны 1914 г., а США приняли «бремя» Великобритании после Второй мировой войны.

В промежуток между мировыми войнами Великобритания уже не могла в силу многих финансовых и политических причин играть роль гегемона в системе международной торговли. США, хотя и могли исполнять роль лидера в глобальных торговых отношениях, но не желали этого в силу весьма укорененных изоляционистских умонастроений среди большинства политических лидеров США в послевоенный период, начиная с последних месяцев президентского правления Вильсона. Последствием такой политики стала Великая депрессия 1930-х гг., в ходе которой уменьшился объем международной торговли. Вследствие этого, в 1930-е гг. наблюдалась дисгармония интересов вместо гармонии в сфере глобальной торговли.

Державы-гегемоны получают преимущество от существования либеральной системы глобальной экономики, на поддержание которой направлена их мощь. Но успех либерализма в международной торговле подрывает основу, на которой он заложен. Экономическая конкуренция и рыночный принцип ценообразования приводит экономику к более высокому уровню продуктивности, микро- и макроэкономическому росту и интеграции национальных рынков. Со временем, глобальные рынки производят коренные изменения в месторасположении, активности и влияют на международное перераспределение экономической и индустриальной мощи. Эти тенденции подрывают мощь гегемона и создают новую политическую и макроэкономическую среду, к которой мир должен снова приспосабливаться. С неизбежными изменениями в международных перераспределениях экономической и военной мощи из центра к периферии и повсюду, возможности гегемона поддерживать существующую систему международной торговли уменьшаются. Капитализм и рыночная система в международном масштабе, таким образом, имеют необратимую тенденцию к разрушению политической основы, на которой они созданы.

Возможность ведущих экономических держав приспособиться к изменяющимся обстоятельствам является решающей для поддержания их лидирующих позиций в мировой экономике. Великобритания оказалась неспособной приспособиться к изменениям в системе мировой экономики и была вынуждена отказаться от роли державы-гегемона в международной экономике. Такая судьба может ожидать и США, так как в 1947 г. США производили примерно 50 процентов валового мирового продукта, в 1960-м доля США в ВМП упала до 28 процентов, в 1970-м до 25 процентов и в 1980-м до 23 процентов. С тех пор пропорции изменялись от 22 до 26 процентов. Кроме того, укрепились старые и появились новые индустриальные и финансовые регионы, такие как Европейский Союз и Япония, а также новые индустриальные экономики стран азиатско-тихоокеанского региона. Кроме того, увеличилась зависимость США от зарубежных сырьевых ресурсов.

Критики тезиса «декадентства», который предоставил Кеннеди и его сторонники, указывали на несопоставимость сравнения опыта США в 80-х и Великобритании после Первой мировой войны и отмечали продолжающееся динамичное развитие экономики США. Тем не менее, отсутствие возможности экономики США конкурировать наравне со своими экономическими соперниками не легко отрицать вовсе. Поэтому многие ведущие политики и ученые стали пересматривать взаимосвязь между незначительными экономическими показателями США в 1970-х и 1980-х гг. (например, незначительными уровнями внутренних накоплений, низким уровнем образования, падающей продуктивностью труда и усиливающимися требованиями за введение социального государства) и неспособностью эффективно конкурировать с экономическими соперниками.

В настоящее время не наблюдается повсеместного отхода ведущих экономических держав к тотальной политике неомеркантилизма и протекционизма. Это можно объяснить тем, что существующие международные режимы в сфере международной экономики и торговли отражают тенденцию государств устанавливать правила для кооперации даже при международной анархии. Даже несмотря на то, что большинство существующих сегодня международных режимов управляющих международной экономикой были созданы в период доминирования США в послевоенный период, они продолжают процветать и развиваться. Эти международные режимы (такие как ВТО, ВМФ) предоставляют весьма объемную информацию, обладают налаженными механизмами наблюдения за торговой политикой своих государств-членов и создают общие ожидания, что эти институты могут создать среду в которой межгосударственное сотрудничество возможно даже при отсутствии единого доминирующего лидера.

Экономическая гегемония Америки

USA HegemonyЗавершение «холодной войны» заметно снизило готовность Соединенных Штатов Америки нести бремя по поддержанию либерального глобального экономического порядка, который США поддерживали после окончания второй мировой войны. Соединенные Штаты когда-то терпели и даже поощряли меркантилистскую политику других государств и стремились скрепить солидарность европейских стран для усиления борьбы против коммунизма. В настоящее время США в меньшей степени заинтересованы жертвовать своими экономическими интересами ради сохранения политической гармонии и солидарности в системе глобальных внешнеэкономических отношений. Эти тенденции происходят поскольку Соединенные штаты в данный момент не защищены от чувствительности к проблеме «относительной выгоды» и отходят от концепции «совместной выгоды». Таким образом, США действуют, как и другие державы, с целью защитить собственное положение в системе глобальных экономических отношений.

Именно поэтому «конкурентоспособность» стала ведущей идеей в подходе администрации президента Клинтона, Буша и Обамы по вопросам политической экономики с целью коренным образом изменить отношения Соединенных Штатов с экономическими соперниками. Именно «агрессивный унилатерализм» характеризует действия американской администрации в последние два десятилетия в подходе к вопросам тарифных и нетарифных барьеров. Эти и другие политики международной торговли, вызвавшие много споров и разногласий, мотивировались тем, что конкуренция со стороны партнеров США по торговле, как и предсказывали теоретики гегемонической стабильности, снижает жизненные стандарты в Соединенных Штатах. Тем самым подобные утверждения оправдывают отход глобальной экономической политики от либерализма к меркантилизму.

Порядок и стабильность были характерны для международной экономики ― периода неоспоримой гегемонии США. После этого периода гегемония Соединенных Штатов стала убывать, а глобальная экономика подвергалась кризисам и нестабильности. Однако, до сих пор, система международной экономики не пришла в упадок, как это случилось в период между мировыми войнами. Можно предположить, что процесс гегемонического упадка США еще не завершился или сам упадок гегемонии Америки является мифом. Возможно также, что институты и правила глобальной торговли, которые сформировались для управлением либеральным порядком международной торговли, продолжают функционировать независимо от подъема или упадка гегемонии Америки.

Последняя точка зрения весьма широко распространена среди теоретиков либеральной глобальной торговли. Они утверждают, что возникновение международных режимов объясняет длительное существование порядка и стабильности, несмотря на то, что гегемония США как экономической сверхдержавы шла на убыль с 1970-х гг. Именно существованием международных режимов либеральные теоретики объясняют почему не произошли дисфункциональные изменения в системе международной торговли после упадка гегемонии Соединенных Штатов.

Теория мировой системы о возникновении и развитии экономических отношений

WSTТеория мировой системы появилась как результат попыток объяснить процветание экономики глобального Севера ― т.е. развитых капиталистических обществ и отсутствие значительного экономического развития в странах глобального Юга в 1950-60 гг. Теоретики World System (Иммануил Валлерстайн, Жанет Абу-Лугод, А.Г. Франк, Б.К. Джиллс) подчеркивают структурные аспекты в системе международной экономики, указывая на существование «ядра» ― развитых капиталистических держав и «периферии» ― постоянно развивающихся стран. Однако они рассматривают эти взаимоотношения неравенства между развитыми и развивающимися странами в долгосрочной перспективе. Анализ в подходе теоретиков World System взаимоотношений государств как действующих лиц в международном хозяйстве схож с марксистским анализом классовых отношений как основных единиц социального взаимодействия.

Для теоретиков World System важным является вопрос как сложилось международное разделение труда. По их мнению, экономическая деятельность в каждом регионе всемирной экономики зависит от деятельности в других регионах. Теория World System утверждает, что единая капиталистическая мировая экономика произошла в течении периода, условно называемого «длительное шестнадцатое столетие», которое продолжалось с 1450 по 1640 гг. В течении этого периода сформировалось глобальное разделение труда, которое отделило «ядро» — индустриальные державы от всемирной неиндустриальной «периферии».

Северо-Западная Европа возникла как «ядро» в мировой системе экономики. Во время прохождения индустриальной революции, государства «ядра» мировой системы производили промышленные товары в обмен на сельскохозяйственные и минеральные продукты колониальных территорий «периферии». Государства «ядра» специализировались на производстве самых «передовых», технологически емких товаров, в производство которых вовлечены сложные технологии и высокомеханизированные способы производства. Также на их территории расположено капиталоемкое производство с интенсивным использованием капитала.

На периферии мировой системы экономическая деятельность обладает меньшей технологической сложностью и является более трудоемкой. Вплоть до настоящего времени производство экспорта в странах периферии было сконцентрировано на сырьевых ресурсах и сельскохозяйственных продуктах. Исторически так сложилось, что страны «периферии» обладают меньшими административными способностями, чем государства ядра. И это ограничивает их способность конкурировать с капиталистическими государствами «ядра».

В результате сложилась международная экономическая система, которая включает в себя определенное число культурных регионов, стран или обществ, но, тем не менее, формирует единую экономику, основанную на сложном разделении труда. Каждая часть или регион приобрела специализированную роль в производстве товаров и услуг, которые поставляет для поддержания собственных потребностей. Всемирная экономика, тем самым, взаимосвязана комплексной сетью глобальных экономических обменов.

© Hulio

Выбор темы диссертации про международную торговлю

В российских диссертационных советах диссертации про «теории международной торговли» защищаются по следующим специальностям: ʻʻ08.00.01 Экономическая теорияʼʼ (экономические) и ʻʻ08.00.14 Мировая экономикаʼʼ (экономические).

По данной тематике были защищены следующие диссертации:

• Антошина Анастасия Викторовна. «Новый протекционизм» в условиях глобализации мировой экономики: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.14. Москва, 2002 138 с. РГБ ОД, 61:03-8/1421-4
• Дубровина Ольга Алексеевна. Современные тенденции в регулировании международной торговли: диссертация … кандидата экономических наук: 08.00.14; [Место защиты: Московский государственный университет].- Москва, 2005.- 148 с.
• Дубровина Ольга Алексеевна. Соотношение протекционизма и фритредерства во внешней торговле: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.14 Москва, 2005 151 с. РГБ ОД, 61:05-8/3247
• Онохина Елена Александровна. Обоснование таможенно-тарифной политики на основе использования экономико-математического моделирования: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.05, 08.00.13. Екатеринбург, 2006 131 с. РГБ ОД, 61:06-8/2669
• Синёв Владислав Михайлович. Внешнеэкономический либерализм и протекционизм в условиях глобализирующейся экономики: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.01. Москва, 2003 154 c. РГБ ОД, 61:03-8/3118-6
• Суржиков, Михаил Андреевич. Эволюция интеграционных структур в международной торговле: теория и практика: диссертация … доктора экономических наук: 08.00.14; [Место защиты: Рост. гос. эконом. ун-т «РИНХ»].- Ростов-на-Дону, 2012.- 389 с.: ил. РГБ ОД, 71 13-8/385
• Пономаренко, Людмила Викторовна. Эффективность мировой торговли в условиях глобализации: диссертация … кандидата экономических наук: 08.00.14; [Место защиты: Кубан. гос. ун-т].- Краснодар, 2013.- 207 с.: ил. РГБ ОД, 61 13-8/900
• Покровская Татьяна Леонидовна. Западные концепции международной торговли между развитыми и развивающимися странами во второй половине XX века: Дис. … канд. экон. наук: 08.00.01. СПб., 2001 173 c. РГБ ОД, 61:02-8/471-2
• Фишер Георг. Глобализация мирохозяйственных связей (Сущность, направления, перспективы): Дис. … д-ра экон. наук: 08.00.14. Москва, 2000 201 c. РГБ ОД, 71:02-8/120-8
• Щебарова Наталья Николаевна. Механизм формирования соотношения свободы торговли и протекционизма и его воздействие на позиции России в мировой торговле: Дис. … д-ра экон. наук: 08.00.14. Москва, 2004 363 c. РГБ ОД, 71:05-8/31

Реклама от GoogleAdPromo
помощь с кандидатской и докторской публикацией
 
Поделиться новостью в соцсетях:   ВКонтактеФейсбукTwitterТелеграмМой МирОдноклассникиLiveJournal
просмотрели просмотров: 429

Комментируя, Вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом
Все ответы на личные вопросы даются только за донаты

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *